Apr. 18th, 2017

skysight: (Default)
Почему авторитарные методы президента Египта бессильны в борьбе с радикалами
Подробнее.
"
Взять мечети под контроль, лишить духовенство независимости, следить за прихожанами, а за малейшее проявление антигосударственных идей сажать в тюрьму — это, пожалуй, традиционный рецепт, который предлагают сторонники силового подхода в борьбе с радикальным исламизмом.

В Египте, однако, эти меры не сработали: страна столкнулась с небывалым разгулом террора, а авторитарные меры президента Абдель Фаттаха ас-Сиси привели лишь к радикализации исламистского подполья. «Лента.ру» разбиралась, как этот метод дал осечку в Египте



В первых числах апреля президент Египта ас-Сиси побывал в визитом в США. По итогам его переговоров с Дональдом Трампом было объявлено, что лидеры двух стран намерены совместно бороться с экстремизмом. Спустя несколько дней после возвращения ас-Сиси на родину, в Вербное воскресение (9 апреля), боевики «Исламского государства» (ИГ; запрещена в РФ) устроили двойной теракт, жертвами которого стали христиане-копты. Погибли более 45 человек, около полутора сотен получили ранения.

Между тем еще во время инаугурационной речи 8 июня 2014 Абдель Фаттах ас-Сиси обещал сделать все возможное, чтобы ничего подобного в его стране не происходило. «Обеспечить стабильность и разгромить терроризм — главная задача. Тем, кто проливает кровь невинных людей, кровь сынов Египта, нет места в нашей стране», — утверждал он в тот день.


Однако сдержать это обещание ему не удалось. С каждым годом терактов в Египте становится все больше, а сами атаки — все более кровавыми. Так, в 2015 году от рук экстремистов погибли 662 человека — это в два с половиной раза больше, чем в 2014-м. Для сравнения: в период с 2000 по 2012-й самым «неудачным» был 2005 год — тогда из-за действий террористов погибли 92 человека.

Ас-Сиси пришел к власти, свергнув в августе 2013 года исламистское правительство «Братьев-мусульман». Под руководством президента Мурси (выходца из «братьев»), страна погружалась в пучину экономических проблем. Генерал ас-Сиси верно рассудил, что многие граждане поддержат переворот, поскольку решат, что военные смогут обеспечить им более высокий уровень жизни. Но дело было не только в экономике: от ас-Сиси ждали, что он сможет обеспечить порядок и равные права для всех египтян — вне зависимости от их политических и религиозных предпочтений.

Президент постарался ответить на этот общественный запрос, но сделал это довольно специфическим образом: ради спокойствия в государстве он запретил деятельность не только «Братьев-мусульман», но и других оппозиционных структур. Вне закона оказались не только радикальные исламисты, но и светские организации. Их лидеры, а зачастую и просто те, кто открыто выражал недовольство правящим режимом, оказались за решеткой.

Казалось бы, введение полицейского режима и усиление репрессий должны были снизить уровень преступности и обеспечить стабильность, но эффект получился обратный. Боевики уничтожали штаб-квартиры силовиков, убивали высокопоставленных чиновников и военнослужащих, подрывали военную технику, похищали солдат и мирных жителей. По данным Global Terrorism Index, страна не видела такого разгула террора с начала века.

Основной силой смертоносного хаоса стали радикальные исламисты: своей политикой египетский президент поставил множество недовольных последователей Пророка практически вне закона и загнал их в подполье. Репрессии Сиси по времени совпали с подъемом в Сирии и Ираке «Исламского государства» — и потому неудивительно, что в ряды джихадистских организаций потянулся мощный поток неофитов.


С начала массовых облав и арестов в Египте наибольшую активность развернула группировка «Вилаят Синай» — филиал ИГ. До прихода Сиси к власти она действовала в основном на Синайском полуострове под названием «Ансар Бейт аль-Макдис» и считала главным врагом Израиль, однако потом принесла присягу лидеру ИГ Абу Бакру аль-Багдади и под новым именем «Вилаят Синай» стала активно стрелять и взрывать египетских военных и силовиков. Именно эта группа взяла на себя ответственность за уничтожение самолета Airbus А321 компании «Когалымавиа» 31 октября 2015 года, летевшего из Шарм-эль-Шейха в Санкт-Петербург.

Впрочем, исламисты — далеко не единственная сила, восставшая против режима Сиси. В стране действуют и светские экстремистские структуры — такие, например, как «Солдаты Египта», «Движение Молотова» и «Движение революционных бригад».

Отличительным признаком некоторых из этих движений стал особый жест — поднятая вертикально ладонь с согнутым большим пальцем. Его боевики охотно демонстрируют на видеороликах — он символизирует солидарность с погибшими в августе 2013 года: тогда лояльные Сиси силы разгромили лагерь сторонников бывшего президента Мурси. По разным данным, погибли от 500 до 900 человек.


В интервью порталу Huffington Post Arabi Ахмед Махер, лидер демократического «Молодежного движения 6 апреля», рассказал, почему при Сиси в стране резко возросло число экстремистов. «В тесных камерах вместе сидят сотни молодых мужчин — джихадисты, члены "Братьев-мусульман", революционеры и сочувствующие — все подряд. Тюрьмы стали своеобразными школами преступности и террора», — сообщил активист, который в свое время ходил на демонстрации против Мубарака, а при Сиси почти два года провел в камере-одиночке.

По его словам, за решеткой томятся тысячи мирных в прошлом демонстрантов, которые там быстро радикализируются. «ИГ говорит им: ваша власть — режим лживых ничтожеств, а мы даем альтернативу», — пояснил он. Махер уверен: именно несправедливость порождает экстремизм, и окончательная победа над джихадизмом возможна только в условиях свободы и истинной демократии.

В борьбе с исламистами египетский президент не ограничивается силовыми мерами — он решил взять под контроль религиозную жизнь страны. В январе 2014-го власти запретили «незарегистрированным» имамам выступать с проповедями. В результате 12 тысяч священнослужителей лишились возможности обращаться к умме. Остальным темы пятничных проповедей стали спускать сверху. Кроме того, 27 тысяч мечетей площадью менее 80 квадратных метров де-факто закрыли, разрешив использовать их лишь в качестве молельных комнат пять раз в день.

Престижный исламский университет «Аль-Азхар», основанный более тысячи лет назад и гордившийся своей независимостью, по велению Сиси стал продвигать только одно направление мусульманской теологии — ашаризм, де-факто искореняя все остальные школы исламской мысли.

Эти меры обосновывались борьбой с террористами, в первую очередь с «Братьями-мусульманами». Однако это были «выстрелы в молоко». «На самом деле для "братьев" мечети уже давно не основные центры деятельности. Они используют университеты, школы, профсоюзы, благотворительные организации. Встречи проводятся в частных домах или в учебных заведениях, потому что мечети давно под контролем государства», — объясняет бессмысленность подобных запретов в интервью Foreign Policy египетский правозащитник Амр Эззат.

По его мнению, властям следовало бы поступать иначе: не диктовать имамам, что им делать, а наоборот — наладить с ними диалог и через них влиять на умонастроения граждан. Нынешняя же политика властей приводит к тому, что «мейнстримовый ислам» воспринимается как госпропаганда.

За три года правления Сиси смог консолидировать власть, но к умиротворению Египет не привел: он лишился поддержки секуляристов, христиан-коптов (им он обещал безопасность и равенство, но не смог обеспечить ни того, ни другого), но и значительной части мусульман. Под его руководством страну сотрясают теракты, а в его тюрьмах набирает силу новое поколение джихадистов, верящих в святость борьбы с жестоким режимом.

Иногда репрессии действительно помогают справиться с повстанцами и недовольством — это удавалось Ираку во времена Саддама Хусейна и до сих пор удается Китаю, однако часто они вызывают лишь ожесточение общества и появление антигосударственных радикалов.

Политолог Омар Ашур в книге «Дерадикализация джихадистов» указывает, что именно это происходило в Египте, Ливии и Алжире. Возможно, именно анализ опыта репрессий и закручивания гаек в разных странах даст понять, как эффективнее бороться с угрозой радикального исламизма и когда силовой подход действительно необходим.



"
skysight: (Default)
http://www.patheos.com/blogs/philosophicalfragments/2012/07/14/perhaps-atheists-should-be-hitting-the-panic-button/
http://www.christianpost.com/news/study-atheists-have-lowest-retention-rate-compared-to-religious-groups-78029/




Из этого можно сделать много разных выводов в меру своей испорченности.
Я сделаю свои испорченные выводы.

Индуизм, вероятно, побеждает за счёт того, что остается очень полиморфной и связанной скорее с трансклассовой и трансэтнической национальной идентичностью мировоззренческой системой, претендующей на универсальное, космическое, вневременное значение и имеющей при этом внутренний размах, которого не найти ни в авраамических религиях, ни в религиях дальнего Востока, которые всё-таки достаточно "земные", и даже небесное в них - "вверху", над землей, а не "вокруг" и "внутри".
Плюс, индуизм - самая философски зрелая из сохранившихся политеистических религий и наиболее диалогичная.
Играет роль в сохранении усвоенных в детстве установок без пересмотра(не факт,что однозначно положительную) и интеллектуальное отставание Индии от стран развивающихся и развитых.
Интеллектуальная прослойка в Индии достаточно тонка.

Возможно ещё,что индуизм - это ещё и крайне приятная религия в плане обширного эстетического багажа - множество духовных песен, многовековое наследие религиозной поэтики, плюс постоянно пишутся новые. Можно всю жизнь плавать в этом сладком океане и не изведать его краев, даже за 300 прожитых лет.


Играет роль и то,что это самая плюралистичная религия в плане допустимых форм выражения веры - и суровый аскетизм, и танец,и пение, и йога, и пост, и молитвенный подвиг, и медитативное самоуглубление, и философское исследование, и социальное служение(тоже во множестве форм), и личная преданность, и забота о природе, и паломничество, и супружество, и монашество, и отшельничество, и скульптура, и архитектура, и магия, и народная медицина...
Есть просто всё, что есть где бы то ни было.

Уходить из религии имеет смысл тогда,когда в ней чего-то не хватает сердцу, телу или уму, когда сильно "жмёт" некоторое неприемлемое ограничение, которое при этом едва ли влияет на нравственный уровень практикующего садхака, когда те или иные состояния сознания находятся "вне" религиозного поля,не известны ему, "огорожены забором" запугивания, отрицания - но в современном умеренном, заметно "реформированном", менее "ортодоксальном" индуизме есть всё, что нужно порядочному человеку для полного счастья, и практически все опыты,которые человек мог бы пережить, имеют свои названия, средства работы с ними, пусть многие из них и не развиты до той степени, в которой они распознаны в рамках западной психиатрической теории и практики.
В индуизме выстроена достаточно четкая система духовных ориентиров - даже если среди многих современных гуру и не попадаются натуры ,способные в достаточной степени объять необъятное наследие своих предшественников.

Уйти из индуизма можно разве что из-за того, что сильно не хватает говядины - или когда уже атеистические и материалистические установки требуют центрального места в мировоззрении.
Или если есть проблемы с семейной солидарностью - которая в индийском обществе чрезвычайно важна.
Или если человек становится феминистом - потому как культурного сексизма в индуизме хватает,и женщине значительно сложнее реализоваться социально "на равных" в отношении духовного лидерства. Не говоря уже о крайне неблагоприятной обстановке в отношении половой неприкосновенности.

Ситуация с буддизмом и атеизмом несколько огорчает, особенно когда происходят удивительные движения,например, от буддизма - к суннитскому исламу или христианству, но это объяснимо диетологической политикой, да и некоторыми социальными причинами. Плюс родительский уровень миропонимания может сильно не совпадать с пониманием ребенка. Не пройденные им лично опыты будут манить к себе, и ребенок, подрастая, вовлечётся в веру, притом даже не обязательно наиболее зрелую в плане текстовой матчасти.

- - - - -


Но мне это интересно и с лично-коллективной стороны.
С точки зрения разработки-доработки доктринальной части Генеративного Объективизма вопрос того,как именно в фэндоме(а это всё-таки, по задумке, не только индивидуалистический и нонкофнормистский по отношению к светскому гламурно-изнеженному, гедонистическому хаотическому инфантилизоированному, диалогически разобщенному обществу, но и в значительной степени ориентированный на формированние групповой идентичности фэндом - без этого О.Г.-люди будут просто кучкой с разнонаправленными предпочтениями и целями в мире и не сформируют материально и морально устойчивой, комплементарной профессионально-ремесленной здоровой субкультурной подсистемы,способной потенциально стать самоподдерживающимся аутопоэтическим целым в изолированных условиях) будет реализовываться преемственность многокультурного, многоязыкового родительского опыта в сочетании с высоким образовательным уровнем, передаваемого детям и последователям - очень важен.

И для этого надо подробно разобрать, каких элементов может не хватать атеистам, обратившимся в религию,которые выросли в семьях "чётких" неверующих.

Для этого можно обратиться именно к опыту "верхних" лидеров - индуистов, мусульман, евреев, православных, мормонов, и усвоить те полезные установки(пусть они даже в некоторых отношениях и будут "ультраконсервативными"), которые обеспечивают такую преемственность.

Этим,конечно, Г.О.(под моим растлевающим влиянием) отступит дальше от наследия Рэнд, но это пойдёт системе на пользу, потому как,в конце концов, Г.О. не будут исключать из своего политического поля более атомизированных, более пассионарных, более свободлюбивых и хаотичных, менее ответственных, часто слишком темпераментных, но потенциально нередко очень вдохновляющих ребят и девчат-"классиков":)

Правые либералы, консервативные либералы, либертарианцы-минархисты, отчасти левые либералы(я сегодня доброй буду к Ричарду Рорти), классические объективисты и генеративные объективисты должны помнить своё родство и общее антично-европейское наследие.
Другое дело,что мне бы хотелось пойти дальше и выйти на более устойчивые культурные универсалии, которыми можно было бы руководствоваться в сложных моральных ситуациях и в экстремальных природных условиях.

Меня давно мучают и вопросы эстетики - какие формы эстетики будут наиболее "гармоничными" для Г.О.-фэндома? Где провести границу, за которой уже будет лежать область "унылого тленного говна, вредного душе и разуму, которое ни один уважающий себя Генеративный Объективист, выросший в семье Генеративных Объективистов , в фэндоме Генеративных Объективистов взращенный, не будет смотреть, слушать, танцевать, лепить, выражать, писать, рисовать, анимировать, строить. конструировать,проектировать, выводить"?
Интуитивно я ощущаю,что она, эта граниа и область за ней - есть, осознаю её "осколочную", "низовую", "болезненную", ведущую в тупик и убивающую время человеческой жизни природу,но что, если это будет только "моя" субъективная вкусовщина?

Едва ли можно будет - как это с "классиками" - ограничиться функционализмом и конструктивизмом в архитектуре строений, даже если и это самый честный,простой, смелый, сильный и "чистый" стиль, стиль "Источника". Хотя он всегда будет занимать важное место - я не буду сильно "ниспровергать" основы, тем более,что многое в них верно и радует по существу.

Мне будет сильно не хватать смысловых отсылок,которые ,например, "упаковывает" в себе более "витиеватая" архаическая архитектура.


С одной стороны, хочется "позапрещать" как можно меньше, воззвать к самому высокому приятию, к самой смелой восприимчивости, с другой - сохранить высокий уровень "упаковки" смыслов, с третьей - закрепить в художественных формах благие качества, ценимые в фэндоме, положительную энергетику, социальное облагораживание, полезные и красивые поведенческие привычки, жесты, формы выражения любви, преданности, дружбы, уважения, восхищения, взаимопомощи, с четвёртой - внести некоторую долю мистики, оттенок тайны, глубины, экзистенциальной "подпороговой" темноты, некоторую долю драйва, соревновательности, оттенок непостижимого в жизни, парадоксальности, игривости, который тоже должен найти своё место в Генеративно-Объективистском творческом комплексе.
skysight: (Default)
Сабж:
https://snob.ru/selected/entry/119118
Невзоров в дискуссии про драконовские меры против курения выступает в любимой роли "адвоката непопулярных решений" и защищает права свободных людей на курение. Между делом сообщает, что это даже полезно, ибо никотиновая кислота(номер которой попутан с номером цианокобаламина, "веганского" витамина) поступает в организм, да и от старческого слабоумия предохраняет.

Очень абидная ашибка с номерами витаминов.
А так-то не-очень-аккуратно-пересказанная правда.

https://www.gwern.net/Nicotine - годная подборка статей о курении, табаке, никотине, в том числе о неоднократно доказанной и показанной пользе никотиновых пластырей и инъекций.
Никотин действительно при таком применении - ноотропное средство, которое улучшает память и выполнение тестов на соображалку.
И про то,что курящие реже страдают болезнью Альцгеймера - тоже не придумка.

Но курение относительно здоровья в целом - дело совершенно другое.
Пока что крайне маловероятно,что будет доказана его полезность и опровергнуты все данные о том,что курение здоровья большинству систем организма не прибавляет.

Profile

skysight: (Default)
skysight

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 456 7 8
9 10 111213 1415
16 17 1819202122
23242526272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 11:45 am
Powered by Dreamwidth Studios