skysight: (Default)
Почему авторитарные методы президента Египта бессильны в борьбе с радикалами
Подробнее.
"
Взять мечети под контроль, лишить духовенство независимости, следить за прихожанами, а за малейшее проявление антигосударственных идей сажать в тюрьму — это, пожалуй, традиционный рецепт, который предлагают сторонники силового подхода в борьбе с радикальным исламизмом.

В Египте, однако, эти меры не сработали: страна столкнулась с небывалым разгулом террора, а авторитарные меры президента Абдель Фаттаха ас-Сиси привели лишь к радикализации исламистского подполья. «Лента.ру» разбиралась, как этот метод дал осечку в Египте



В первых числах апреля президент Египта ас-Сиси побывал в визитом в США. По итогам его переговоров с Дональдом Трампом было объявлено, что лидеры двух стран намерены совместно бороться с экстремизмом. Спустя несколько дней после возвращения ас-Сиси на родину, в Вербное воскресение (9 апреля), боевики «Исламского государства» (ИГ; запрещена в РФ) устроили двойной теракт, жертвами которого стали христиане-копты. Погибли более 45 человек, около полутора сотен получили ранения.

Между тем еще во время инаугурационной речи 8 июня 2014 Абдель Фаттах ас-Сиси обещал сделать все возможное, чтобы ничего подобного в его стране не происходило. «Обеспечить стабильность и разгромить терроризм — главная задача. Тем, кто проливает кровь невинных людей, кровь сынов Египта, нет места в нашей стране», — утверждал он в тот день.


Однако сдержать это обещание ему не удалось. С каждым годом терактов в Египте становится все больше, а сами атаки — все более кровавыми. Так, в 2015 году от рук экстремистов погибли 662 человека — это в два с половиной раза больше, чем в 2014-м. Для сравнения: в период с 2000 по 2012-й самым «неудачным» был 2005 год — тогда из-за действий террористов погибли 92 человека.

Ас-Сиси пришел к власти, свергнув в августе 2013 года исламистское правительство «Братьев-мусульман». Под руководством президента Мурси (выходца из «братьев»), страна погружалась в пучину экономических проблем. Генерал ас-Сиси верно рассудил, что многие граждане поддержат переворот, поскольку решат, что военные смогут обеспечить им более высокий уровень жизни. Но дело было не только в экономике: от ас-Сиси ждали, что он сможет обеспечить порядок и равные права для всех египтян — вне зависимости от их политических и религиозных предпочтений.

Президент постарался ответить на этот общественный запрос, но сделал это довольно специфическим образом: ради спокойствия в государстве он запретил деятельность не только «Братьев-мусульман», но и других оппозиционных структур. Вне закона оказались не только радикальные исламисты, но и светские организации. Их лидеры, а зачастую и просто те, кто открыто выражал недовольство правящим режимом, оказались за решеткой.

Казалось бы, введение полицейского режима и усиление репрессий должны были снизить уровень преступности и обеспечить стабильность, но эффект получился обратный. Боевики уничтожали штаб-квартиры силовиков, убивали высокопоставленных чиновников и военнослужащих, подрывали военную технику, похищали солдат и мирных жителей. По данным Global Terrorism Index, страна не видела такого разгула террора с начала века.

Основной силой смертоносного хаоса стали радикальные исламисты: своей политикой египетский президент поставил множество недовольных последователей Пророка практически вне закона и загнал их в подполье. Репрессии Сиси по времени совпали с подъемом в Сирии и Ираке «Исламского государства» — и потому неудивительно, что в ряды джихадистских организаций потянулся мощный поток неофитов.


С начала массовых облав и арестов в Египте наибольшую активность развернула группировка «Вилаят Синай» — филиал ИГ. До прихода Сиси к власти она действовала в основном на Синайском полуострове под названием «Ансар Бейт аль-Макдис» и считала главным врагом Израиль, однако потом принесла присягу лидеру ИГ Абу Бакру аль-Багдади и под новым именем «Вилаят Синай» стала активно стрелять и взрывать египетских военных и силовиков. Именно эта группа взяла на себя ответственность за уничтожение самолета Airbus А321 компании «Когалымавиа» 31 октября 2015 года, летевшего из Шарм-эль-Шейха в Санкт-Петербург.

Впрочем, исламисты — далеко не единственная сила, восставшая против режима Сиси. В стране действуют и светские экстремистские структуры — такие, например, как «Солдаты Египта», «Движение Молотова» и «Движение революционных бригад».

Отличительным признаком некоторых из этих движений стал особый жест — поднятая вертикально ладонь с согнутым большим пальцем. Его боевики охотно демонстрируют на видеороликах — он символизирует солидарность с погибшими в августе 2013 года: тогда лояльные Сиси силы разгромили лагерь сторонников бывшего президента Мурси. По разным данным, погибли от 500 до 900 человек.


В интервью порталу Huffington Post Arabi Ахмед Махер, лидер демократического «Молодежного движения 6 апреля», рассказал, почему при Сиси в стране резко возросло число экстремистов. «В тесных камерах вместе сидят сотни молодых мужчин — джихадисты, члены "Братьев-мусульман", революционеры и сочувствующие — все подряд. Тюрьмы стали своеобразными школами преступности и террора», — сообщил активист, который в свое время ходил на демонстрации против Мубарака, а при Сиси почти два года провел в камере-одиночке.

По его словам, за решеткой томятся тысячи мирных в прошлом демонстрантов, которые там быстро радикализируются. «ИГ говорит им: ваша власть — режим лживых ничтожеств, а мы даем альтернативу», — пояснил он. Махер уверен: именно несправедливость порождает экстремизм, и окончательная победа над джихадизмом возможна только в условиях свободы и истинной демократии.

В борьбе с исламистами египетский президент не ограничивается силовыми мерами — он решил взять под контроль религиозную жизнь страны. В январе 2014-го власти запретили «незарегистрированным» имамам выступать с проповедями. В результате 12 тысяч священнослужителей лишились возможности обращаться к умме. Остальным темы пятничных проповедей стали спускать сверху. Кроме того, 27 тысяч мечетей площадью менее 80 квадратных метров де-факто закрыли, разрешив использовать их лишь в качестве молельных комнат пять раз в день.

Престижный исламский университет «Аль-Азхар», основанный более тысячи лет назад и гордившийся своей независимостью, по велению Сиси стал продвигать только одно направление мусульманской теологии — ашаризм, де-факто искореняя все остальные школы исламской мысли.

Эти меры обосновывались борьбой с террористами, в первую очередь с «Братьями-мусульманами». Однако это были «выстрелы в молоко». «На самом деле для "братьев" мечети уже давно не основные центры деятельности. Они используют университеты, школы, профсоюзы, благотворительные организации. Встречи проводятся в частных домах или в учебных заведениях, потому что мечети давно под контролем государства», — объясняет бессмысленность подобных запретов в интервью Foreign Policy египетский правозащитник Амр Эззат.

По его мнению, властям следовало бы поступать иначе: не диктовать имамам, что им делать, а наоборот — наладить с ними диалог и через них влиять на умонастроения граждан. Нынешняя же политика властей приводит к тому, что «мейнстримовый ислам» воспринимается как госпропаганда.

За три года правления Сиси смог консолидировать власть, но к умиротворению Египет не привел: он лишился поддержки секуляристов, христиан-коптов (им он обещал безопасность и равенство, но не смог обеспечить ни того, ни другого), но и значительной части мусульман. Под его руководством страну сотрясают теракты, а в его тюрьмах набирает силу новое поколение джихадистов, верящих в святость борьбы с жестоким режимом.

Иногда репрессии действительно помогают справиться с повстанцами и недовольством — это удавалось Ираку во времена Саддама Хусейна и до сих пор удается Китаю, однако часто они вызывают лишь ожесточение общества и появление антигосударственных радикалов.

Политолог Омар Ашур в книге «Дерадикализация джихадистов» указывает, что именно это происходило в Египте, Ливии и Алжире. Возможно, именно анализ опыта репрессий и закручивания гаек в разных странах даст понять, как эффективнее бороться с угрозой радикального исламизма и когда силовой подход действительно необходим.



"
skysight: (Default)
Источник:
http://theins.ru/politika/35469

"В воскресенье главный специальный прокурор Черногории Миливой Катнич заявил, что группа «русских националистов» планировала убить премьер-министра и помочь партии оппозиционеров занять парламент. По данным прокуратуры, группа была сформирована на территории Черногории, Сербии и России и планировала совершить террористический акт, причем именно россияне были организаторами. Катнич при этом добавил, что сведений о причастности российских властей к этой террористической группе у прокуратуры нет. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков заявил, что он «отрицает официальную причастность» России к противоправным действиям. Значит ли это, что он допускает «неофициальную причастность», Песков не уточнил. The Insider выяснил, кто участвовал в этой попытке переворота, какое отношение они имели к войне на Донбассе, Константину Малофееву и неонацистским организациям

Попытка переворота, согласно данным прокуратуры, должна была быть осуществлена 16 октября, в день парламентских выборов, на которых победила правящая партия, возглавляемая действующим премьером Мило Джукановичем. Джуканович – сторонник вступления Черногории в НАТО. Согласно данным прокуратуры, именно евроатлантический выбор был главной причиной, по которой путчисты хотели сменить власть. Переодетые в полицейскую форму вооруженные группы должны были открыть огонь по пророссийски настроенным демонстрантам в Подгорице и спровоцировать штурм парламента и других учреждений. Премьера Джукановича предполагалось убить. Черногорская полиция задержала 21 человека (часть из них потом была отпущена), все они – граждане Сербии. В деле значатся двое российских граждан, которые одно время находились под контролем властей Сербии, но позднее покинули сербскую территорию.

Противники Джукановича называют все это инсценировкой. Одни задаются вопросом, почему в условиях угрозы «террористической атаки» Джуканович не обратился за помощью к НАТО и почему не уволил руководителей полиции и спецслужб.

Между тем в Москве – как на уровне МИДа, так и на уровне «Единой России» — не скрывали заинтересованности в смене власти в Черногории. Это был последний шанс замедлить интеграцию страны в НАТО, которая завершается в 2017 году. Часть черногорской оппозиции высказывается против выступления в Альянс, либо требует проведения референдума по этому вопросу, исход которого трудно предсказать. Россия на официальном уровне пытается дистанцироваться от «черногорского дела». Как сообщила The Insider руководитель Центра по изучению современного балканского кризиса института славяноведения РАН Елена Гуськова, попытка переворота была инсценировкой властей, пытавшихся обосновать необходимость вступления в НАТО. По ее словам, Джукановичу это было необходимо, поскольку преобладающее большинство черногорцев против вступления НАТО (впрочем, последнее утверждение не подтверждается ни соцопросами, ни результатами голосвания).

Что известно о «нападении»?

Заговорщиков сдал один из предполагаемых участников группы Мирко Велимирович с севера Косово. Он рассказал полиции, что получил 15 тысяч евро от одного из организаторов операции – новоросского боевика Александра (Саши) Синджелича, чтобы доставить в Черногорию 50 автоматов, боеприпасы и полицейскую форму.

В ночь накануне выборов по подозрению в причастности к этой операции в Черногории задержали 20 граждан Сербии во главе с бывшим командиром сербской жандармерии Братиславом Дикичем. Недавно Дикича отправили в отставку на фоне сообщений о подозрениях в связях с оргпреступностью. Дикича, так же как и его спутницу Кристину Христич и задержанного в начале ноября Синджелича, обвиняют в терроризме. Остальных – в создании преступной группы.

По сообщениям черногорской прессы, заговорщики поддерживали связь с помощью телефонов с высокой степенью защиты и механизмом самоуничтожения памяти при попадании в чужие руки. Один из этих телефонов якобы находится в России, два других — в Сербии и Черногории. Тот факт, что правоохранительным органам удалось получить записи разговоров, якобы указывает на то, что содействие в раскрытии этого дела черногорским властям оказала «мощная иностранная спецслужба».

О дополнительные деталях «черногорского дела» 24 октября рассказал премьер Сербии Александар Вучич. По его словам, на территории Сербии были задержаны лица, которые готовили «нелегальные действия» против Черногории и вели «ежесекундную слежку» за Джукановичем. Вучич рассказал о «серьезных доказательствах» в этом деле и изъятии 125 тысяч евро. Кроме того, сербский премьер указал на «иностранный элемент» и отверг причастность самого сербского государства к действиям против Черногории.

В силовой операции, которая помимо стрельбы по демонстрантам предполагала и убийство Джукановича, должно было участвовать до 500 человек. Захватить парламент планировалось 16 октября вечером, когда свой митинг собирался провести Демфронт, являющийся основной оппозиционной силой в Черногории. ДФ, состоящий в основном из сербских партий, не скрывал своего намерения не признавать выборы, если его не удовлетворят результаты. Свою агитацию лидеры ДФ строили на утверждениях о своем лидерстве, призывая Джукановича «сдаться», поскольку он «окружен».

Что известно об организаторах?

Оба предполагаемых организатора «террористической атаки» остаются под арестом. Дикич, по сообщениям местных изданий, отверг все обвинения и утверждает, что телефон и ключи ему подбросили при задержании. Дикич объявил голодовку и, по словам адвоката Милана Петровича, состояние его клиента очень тяжелое. Есть данные, что он страдает онкологическим заболеванием.


Дикич – начинающий политик. Недавно он создал пророссийское Патриотическое движение Сербии, действующее под лозунгом «Все для Сербии, Сербию – ни за что». Он позиционирует себя как жесткий противник НАТО и сторонник российского курса. В марте он побывал в Москве на встрече с «боевыми товарищами» и получил некую грамоту от Юрия Мацуленко — ветерана органов безопасности, участника боевых действий в Афганистане и заместителя председателя Консультативного совета общественных объединений «Единой России».

Еще более колоритный персонаж из подозреваемых в терроризме — основатель радикального движения «Сербские волки» Александр Синджелич. Какое-то время он воевал на востоке Украины, где его разыскивают как террориста. Адвокат Милан Вуйович сообщил, что Синджелич сам приехал в Черногорию. На допросы в прокуратуру и суд его доставляют при повышенных мерах безопасности. До задержания Синджелич полностью отрицал свою причастность к заговору. По его словам, последний раз он был в Черногории в 2002 году (это, видимо, он считает достаточным основанием для алиби).


Александр Синджелич в «Новороссии» (справа)

Синджелича также называют владельцем радиостанции «Сербские волки», сайт которой изобилует расистскими картинками. Организация «Сербские волки» была создана ориентировочно в 2008 году с целью «защиты сербских интересов как в Сербии, так и на оккупированных территориях» и борьбы с демонизацией сербского народа. Тогда Синджелич писал, что будет заниматься культурной и гуманитарной работой, включая поддержку семей погибших при защите «сербских очагов». Он планировал превратить «Сербских волков» в партию, а конечной целью называл «создание единой, сильной и независимой Сербии». В случае ликвидации организации Синджелич «завещал» все ее деньги и имущество Сербской православной церкви.

В закрытой группе «Сербских волков» в Facebook числится более 2300 участников, Синджелич – один из ее администраторов. Девиз группы – «С верой в Бога к освобождению и объединению всех сербских земель — Да здравствует Сербия!». На своей странице, которая в последнее время не обновляется, Синджелич публиковал новости «Новороссии», антиукраинские и антиамериканские сообщения.

g2ug7y-G--g

Синджелич на фоне флага России

В Twitter Синджелич позиционирует себя как «истребитель вредителей». Там он также рекламирует свой документальный фильм 2014 года, в котором интервьюирует других новоросских бойцов о финансовых махинациях четника Братислава Живковича, через которого, как предполагается, на восток Украины попала основная часть сербов-наемников. (Всего, как считается, в конфликте на востоке Украины поучаствовало около 250 сербов). Сам Живкович называет Синджелича сотрудником тайной сербской полиции, утверждая, что он якобы начал работать на органы еще десять лет назад, когда сидел в тюрьме в Нише.

Не исключено, что именно в тюрьме Синджелич установил контакты с Дикичем. В бытность шефом жандармерии Дикич усмирял бунт заключенных, который организовал Синджелич. Их переговоры во время операции по подавлению бунта можно увидеть на этой записи после 23 минуты.

Российский след

The Insider уже писал о том, как МИД пытался опровергнуть заявления о высылке российских граждан из Сербии, ссылаясь на слова сербского премьера Вучича, которых он не произносил.

Между тем Вучич довольно ясно дал понять: территория Сербии была использована «иностранным» фактором для подготовки незаконной операции против властей Черногории. В планы Сербии явно не входила ссора со своим соседом и это вмешательство извне явно восторга у сербских властей не вызвало.

Основным российским спикером по вопросам Черногории в последние месяцы стал один из лидеров «Единой России» Сергей Железняк. Он принимал лидеров Демфронта в Москве, называя их «друзьями» и призывая к объединению черногорскую оппозицию. Этой весной ЕР подписала с несколькими оппозиционными партиями декларацию о формировании в регионе «пространства суверенных нейтральных государств с участием Сербии, Черногории, Македонии, Боснии и Герцеговины». После выборов Железняк поддержал решение черногорской оппозиции не признавать их результаты. В этом году единоросы выпустили около 20 заявлений, так или иначе посвященных Черногории.


Единоросс Сергей Железняк незадолго до попытки переворота развил в Черногории небывалую активность

Другая публичная фигура, тесно связанная с Черногорией, — генерал-лейтенант Решетников, с 1976 по 2009 год служивший во внешней разведке. Его иногда называют «губернатором Балкан» и считают одним из авторов нынешней российской политики в регионе. С именем Решетникова связывают усиление российской активности на Балканах в последние годы, особенно после открытия белградского отделения Российского института стратегических исследований. В своих заявлениях представители руководители РИСИ частого намекают на то, что войны на Балканах еще не закончены, а границы искусственно навязаны извне, в ущерб сербскому народу, который разделен, так же как и русский.


Генерал Решетников лишился поста главы РИСИ вскоре после провала восстания в Черногории

Любопытное совпадение: вскоре после неудавшегося переворота, 2 ноября стало известно, что Владимир Путин своим указом освободил Леонида Решетникова от должности директора Российского института стратегических исследований, назначив на эту должность (с 4 января 2017 года) Михаила Фрадкова.

Решетников активно агитировал против черногорских властей, прогнозируя негативный сценарий в случае вступления страны в НАТО. «Если не удастся отстранить партию Джукановича от власти, то в ближайшие месяц-два Черногория может сделать шаг в бездну», — утверждал на днях Решетников в эфире телеканала «Царьград», принадлежащего «православному миллионеру» Константину Малофееву. Тому самому Малофееву, который сыграл столь важную роль в российском вторжении в Украину.

Малофеевский телеканал утверждал, что «если результаты выборов не будут сфальсифицированы, победить должна оппозиция», а также что Черногория встает в шеренгу «врагов» России, а посему нуждается в оплеухе. Именно через телеканал «Царьград» в последние месяцы шла самая агрессивная пропаганда против Джукановича, в том числе с участием лидеров Демфронта. Другой ресурс, активно занимающийся разоблачением черногорского лидера и его прозападной политики – «Спутник», входящий в государственную компанию МИА «Россия Сегодня». В свою очередь ТАСС накануне выборов «предупредил» своих читателей о «фальсификации» результатов голосования, сославшись на несуществующее агентство.

О Малофееве, которого подозревают в финансировании боевиков на востоке Украины и поддержке радикальных сил на Балканах, в Черногории заговорили прошлой весной, когда он организовал прибытие благодатного огня в Цетинский монастырь. Там он получил благословение митрополита Черногорского и Приморского Амфилохия (Радовича), которого здесь считают очень влиятельным участником «радикальной политической команды».


«Солдат в рясе» Амфилохий
Самого Амфилохия часто называют «солдатом в рясе». Он стоит на позициях великосербского национализма, отрицает черногорскую идентичность и государственность и выступает против европейской интеграции. В годы распада Югославии поддерживал тесную связь с бывшим лидером боснийских сербов Радованом Караджичем, осужденным в Гааге за геноцид, и командиром сербской добровольческой гвардии Желько Ражнатовичем (Арканом), которого убили в Белграде в 2000 году. Амфилохий открыто называет НАТО террористической организацией и заявляет, что черногорцы не должны присоединяться к ней ни при каких обстоятельствах

Кто помогает строить Новороссию на Балканах?

Усиление российского влияния на Балканах вызывает серьезные споры в регионе. Российские структуры развивают связи с дружественными партиями и консервативными организациями, конкретные задачи которых, источники финансирования, а часто и местонахождение нельзя установить. Укрепление таких связей идет как по линии церквей, так и через филиалы российских организаций. Центр евроатлантических исследований в Белграде в начале этого года опубликовал свое исследование, насчитав в Сербии более ста пророссийских структур, многие из которых имеют региональное измерение, продвигая антизападную, антилиберальную и националистическую повестку.

Эти организации проводят схожую политику, игнорируют многонациональный и светский характер стран региона, занимаются дискредитацией демократических принципов и прав человека. Их представители говорят об исторической близости и православном братстве, опираясь на поддержку националистической части политических элит и консервативных кругов Сербской православной церкви.

К подобным организациям, связанным с Россией, относится, например, «Сербский образ», выступающий за создание православной монархии и против евроинтеграции. Конституционный суд Сербии запретил деятельность «Образа» в 2012 году, а МВД охарактеризовало его как «клерофашистскую организацию». Ее сторонники угрожают участникам гей-парадов, срывают выставки и выступления не вписывающихся в их концепцию художников и артистов. Лидер «Образа» Младен Обрадович недавно побывал в России и Южной Осетии, участвовал в международной конференции, которую организовали РИСИ и Юго-Осетинский государственный университет. Примечательно, что именно «Сербский образ» считал своим образцом осужденный пожизненно лидер нацисткой группировки БОРН Илья Горячев.

В регионе активно работают связанные с Россией казачьи организации и филиалы байкерского клуба «Ночные волки». Местные «волки», как правило, имеют боевой опыт в бывшей Югославии, они постоянно подчеркивают свою религиозность и участвуют разных «патриотических» мероприятиях. В сентябре «волки» были среди главных гостей в черногорском Которе на мероприятии, посвященном созданию «Балканского казачьего войска» во главе с Виктором Заплатиным, воевавшим в Приднестровье, Абхазии, Боснии. Тогда же в Боснии воевал и Игорь Стрелков (Гиркин). Сейчас Заплатин является уполномоченным представителя Союза добровольцев Донбасса на Балканах, а до этого был первым заместителем командующего пограничными войсками «ЛНР».


В Москве имя Заплатина связывают с частным охранным предприятием «Кобр» и избиением защитников парка Дружбы в сентябре 2015 года. Год назад Заплатин привозил в Белград бывшего лидера «ДНР» Александра Бородая и Андрея Пинчука, где они подробно рассказывали о своих взглядах.

Казаков и «Ночных волков» можно увидеть как в компании политиков националистического толка, так и российских дипломатов, с ними встречался режиссер Эмир Кустурица и президент Республики Сербской в Боснии Милорад Додик. Для своих мероприятий казаки и «волки» часто используют площадку «Русского дома» в Белграде, который является представительством Федерального агентства «Россотрудничество». В феврале Заплатин вместе с «сербскими казаками» участвовал там в презентации Союза сербских ветеранов и добровольцев, сообщив, что Балканы всегда были «на переднем крае борьбы славянского мира с навязанными ценностями так называемого Запада».

Возможно, если бы планы по вооруженному захвату власти не были пресечены властями, все эти упомянутые выше организации, действительно, смогли бы воссоздать в Черногории некое балканское подобие «Новороссии». Но планам помешали спецслужбы, причем не только Черногории, но и, казалось бы, «дружественной» Сербии. Следствие еще не закончено и, возможно, вскоре мы узнаем много новых любопытных подробностей.

Юлия Петровская
"
skysight: (Default)
...Можно долго ждать Солнца, глядя слепыми глазами в зенит
У нас внутри был хрустальный колокольчик,
Hа него наступили, он больше не звенит
Этa музыка старее, чем мир, она нелепа и смешна
Но я буду танцевать под нее, даже если она не слышна
Ласковой душе - железное платье
Кровью на песке - "Все люди братья"

(с. БГ, "Песни Нелюбимых")
skysight: (Default)
Максим Малявин в комментариях вспомнил о песне Шербакова. А я этой песни и не слышала.
У Щербакова вообще тексты замечательные и, пожалуй,вечно-актуальные.


"В то время, как нефть на нуле, гниют семена,
Налоги растут не по дням, страна умирает,
Вы склонны к согласию с кем-то, кто уверяет,
Что худшей бедой была бы все же война.

Неправда! Война - это очень славная вещь!
Того же, кто вас заморочил иной программой,
Я видел! Он давеча шел по проспекту с дамой,
Ликом лоснясь, как вяленый лещ.

Помилуйте, нечто возможно с ним толковать?
Ведь он, чай, и формулы пороха знать не знает.
Гуляет с Мими своей - и пускай гуляет,
В кровать с ней, чай, норовит - и пускай в кровать, -

Нет, мало! Еще за мир, для чего невесть,
В том смысле шумит приватно или публично,
Что если зависело все от него бы лично,
Он бросил бы пить. И есть.

Отлично! Параноидально-радужный спектр!
Чуть повод, провозглашай, что солдат не мясо,
Что танки ходить не должны по земле ни часа!
Воскликнул - и вышел проветриться на проспект!..

А воин меж тем атакует, не трепеща,
А танки должны не ходить по земле, но ездить...
Молчать бы лещу цивильному! Ибо есть ведь
Где-то потрава и на леща.

Однажды он, пролечив головную боль
Полгода, с курорта скучного возвратится
И к милой Мими с мимозами разлетится -
Ан поздно, она не Мими уж, а Ми-Бемоль!

Кто с нею? Да хоть соседнего дома консьерж,
Зовут, предположим, Серж, лейтенант запаса...
Невкусно - однако рыба ты или мясо,
Голоден, сыт ли, а это - съешь!

И вот он, на все свои слезные ох и ах
Услышав в ответ негромкое "а пошел ты",
С позором плетется прочь, как мимоза желтый.
А воин ему навстречу на костылях:

Изранен, обезображен, судьба в клочки -
Но это - трагедия тигра, а не койота!
Завидный удел! И зря пресловутый "кто-то"
Гневно вперяет в меня зрачки.

Не стоит таращиться так, будто я - дебил,
Пресекший у вас на глазах девятнадцать жизней.
Мне просто иные лозунги ненавистней
Триады "прицелился, выстрелил и убил".

А гневному - добрый урок: нелепых знакомств
Не делай, пока санитар отвернулся влево -
Пойди вон, раскинь пасьянс, обработай древо,
Ляпни пару мазков на холст.

...А я здесь так и останусь играть в слова,
Губами водя, подобно опять же рыбе,
В кургузой больничной робе с пятном на сгибе
Второго, еще не порожнего рукава...
"
(с.Щербаков)
skysight: (Default)
Кусок с "Эха".


Е. Альбац
― Скажите, пожалуйста, пока РФ использует только ВВС. Насколько реально достичь каких-то целей только, используя ВВС и не прибегая к наземной операции.

А. Ермолин
― Это смотря, какие цели ставятся.
Если цели политического присутствия или воодушевления союзников или выполнения каких-то политических обязательств, о которых мы предполагали в сегодняшнем эфире, то это будет вполне достаточно.

Если ставится задача контроля территории, то ни в одной войне без начала сухопутной операции никому еще не удавалось контролировать те или иные города или районы, регионы без использования сухопутных войск.

Е. Альбац
― Министр иностранных дел Лавров говорил, что РФ будет оказывать военную помощь на то время, что будет идти наступательная операция сирийских войск. То есть сейчас должна сирийская армия Асада разворачивать наступление и РФ с воздуха будет поддерживать. При этом одновременно заявлялась задача уничтожения ИГИЛа, основные места расположения которого находятся в районе…

А. Ермолин
― Не там, где бомбят.

Г. Джемаль
― ИГИЛ не соприкасается с Асадом.
Е. Альбац
― И не очень понятно, задача уничтожения исламского халифата или варварского халифата, как говорится на государственном телевидении, как это сочетается с объектами бомбежек, которые мы наблюдаем сейчас. Вы понимаете, какую игру Россия там ведет.

А. Ермолин
― Коллеги пытались дипломатическим языком объяснить, что там происходит. Я попробую своим языком. Дело в том, что и Россия, и обязательно США ведут свою оперативную игру. У них есть специально обученные люди, которые договариваются с теми или иными группировками и вполне возможно, что есть какие-то относительно успешные разговоры с теми группами, которые имеют принадлежность к «Аль-Каиде», но в какой-то конкретной игре они могут, по крайней мере, не очень мешать борьбе с ИГИЛ. Мы не участвуем в этих оперативных играх. Мы о них можем даже не знать. И поэтому действительно был правильный аргумент, у нас есть все возможности и руки развязаны наносить удар по тем группам, которые может быть американцы и не хотели, чтобы мы наносили. А может быть наоборот хотели. Но вот мы не знаем, какая там ведется оперативная игра. Тем более территория, которая на карте закрашена зеленым, она условно контролируется кем-то, на самом деле это территория, где присутствуют разные группы, разные столкновения и оперативная обстановка каждый день может быть разной.

Е. Альбац
― Вы думаете, России придется проводить там сухопутную операцию?

А. Ермолин
― Конечно нет.

Е. Альбац
― В этом убеждены. Второго Афганистана не будет.

А. Ермолин
― Конечно. Во-первых, это дальше, у нас нет сухопутной границы. И нужны огромные мобилизационные ресурсы, чтобы перекидывать не сухопутным способом огромные воинские контингенты и собственно хотят власти или нет, но мы начинаем все-таки жить, в том числе по западным правилам. Потому что количество убитых солдат сильно влияет на стабильность политического режима в стране.

А. Баунов
― Тем более что социология показывает, что идея не очень популярна. Это не помочь своим на Украине. Там совершенно другие цифры поддержки.

Г. Джемаль
― Как говорил Козьма Прутков, если ты видишь, что на клетке с ежом написано «слон», верь глазам своим. Если ты слышишь, что бомбят ИГИЛ и видишь, что ИГИЛ не бомбят, здесь бомбят кого-то другого и цели при этом другие. То есть бомбить «Исламское государство» это такая политкорректная отмазка, против нее нельзя возразить. А когда тебе предъявляют, что ты не бомбишь «Исламское государство», то надо просто уходить тупо в несознанку и говорить, нет, мы там разбили 5 объектов, 9 и так далее. На что Кэмерон жаловался сейчас, что говорить с Россией невозможно, потому что она повторяет, что мы бомбим «Исламское государство». Мы доказываем, что нет, она говорит, нет «Исламское государство». И на этом все заходит в тупик. Но бомбят действительно реальные силы прозападные, которые реально занимаются Асадом. А «Исламское государство» особо им не занимается. Это означает, что оказывается поддержка непосредственно Асаду, второе – что поддержка была согласована с США и одобрена США.

Но они не могут сами заявить, они должны говорить, что Асад должен уйти, потому что они не могут просто противопоставить себя в лоб полутора миллиардам мусульман. Сказать, что мы за Асада. Потому что это значит, что мы против всех, против мусульман. Нет, они должны говорить, что Асад должен уйти. Он диктатор. А вот Россия тоже говорит, мы бомбим «Исламское государство», но бомбят-то они не «Исламское государство», поэтому совершенно понятно, что этот процесс обговорен. Предопределен.

Насчет наземной операции не знаю. Но иранских и ресурсов «Хезболла» там точно не хватит. Я думаю, что в наземном плане ничего не получится. Но при этом будет такая ситуация, которая сегодня статус-кво, он будет продолжаться при ухудшении общей политической атмосферы в мире. Надо еще вот что иметь в виду. «Исламское государство» конкретно это единственная сила, которая борется с курдами, а курды это абсолютно экзистенциальная угроза Турции. То есть для Турции курды это абсолютное зло. Потому что это территориальный распад, сепаратизм, это враги режима, ныне действующего. С курдами кроме турецкой армии естественно. Но турецкая армия делает заходы на иракскую территорию, а вот с сирийскими курдами, которые тоже в том же антитурецком фронте, с ними борется только «Исламское государство». Поэтому сколько бы Эрдоган ни говорил о том, что он осуждает, поддерживает коалицию через губу, но про себя он прекрасно понимает, что это его стратегический партнер.

Е. Альбац
― «Исламское государство»?

Г. Джемаль
― Да.

А. Баунов
― Известны случаи торговли нефтью между ИГИЛ и Турцией.

Г. Джемаль
― Это идет постоянно. Дело в том, что они и Асаду продают. И Багдад покупал.

А. Баунов
― Тем не менее, по поводу «Исламское государство», не «Исламское государство», ИГИЛ из Ирака пришел в Сирию в 2014 году. Он не такое старое образование. В тот и день, когда был второй российский авиаудар и все написали, что это не «Исламское государство», некоторые уточнили, кто это был. И те, кто уточнил, «Нью-Йорк таймс», например, написали, что это «Ан-Нусра».

Но «Ан-Нусра» реально, вот я могу привести пример, который я очень люблю как филолог-античник.

Есть город Маалула в 65 километрах от Дамаска. Это смешанный христианско-мусульманский город, особенность которого в том, что это единственное место на земле, где говорят на прямом потомке арамейского языка.
На котором написана часть Ветхого завета. Говорили.
Там три деревни, две чисто мусульманские, одна смешанная с христианским большинством.

Этот «Ан-Нусра» в 2013 году город этот уничтожил. И это не «Исламское государство» никакое.
Но они сожгли дома христиан, там 50 жителей осталось вместо 3 тысяч. На момент когда были битвы за Маалулу, ее отбили назад асадовские войска в декабре, два раза ее штурмовали. В сентябре и в декабре. Но вот этого уникального города, филологи всего мира рыдали, потому что умер уникальный язык. Я уж не говорю о том, что люди, памятники. Было место, где были живые носители, и это никакое не «Исламское государство». Это «Ан-Нусра», по которой мы бомбили на следующий день после встречи Путина и Обамы. Я никак не сочувствую этой «Ан-Нусре». Почему бы по ней не ударить. Чем она лучше.

Е. Альбац
― Правильно я понимаю, что там христиан практически не осталось в Сирии.

А. Баунов
― Нет, полно.

Е. Альбац
― А как…

А. Баунов
― В Дамаске.

Г. Джемаль
― Есть достаточное количество христиан, которые не входят в конфликт с ИГИЛ. И которые пользуются их покровительством. В том числе и спецы, которые работают на территории «Исламского государства», инженеры, нефтяники и так далее.

Е. Альбац
― А можете нам объяснить, откуда такая невероятная жестокость этого исламского халифата. Зачем? Устраивать страшные отрезания голов, показывать в Интернете.

Г. Джемаль
― Очень просто. В частности такфиризм, Аль-Багдади выступил и сказал, что категорически будет давить и преследовать проявления такфиризма… Тех, кто кажется нехорошим, он идет от представителей СНГ. То есть в основном разными эксцессами отличаются казахи и азербайджанцы.

А. Баунов
― Были казни, которые людьми из Лондона совершались. С чистым британским говором.

Е. Альбац
― Зачем разрушать Пальмиру?

Г. Джемаль
― Это по-моему чистый вброс такой…

А. Баунов
― Да ничего не вброс.


Е. Альбац
― Там же разрушены просто…

Г. Джемаль
― Во-первых, неизвестно кем. Вот я напомню, что при Асаде жителям Сирии Пальмиру было запрещено посещать.

А. Баунов
― Да бросьте, я там в 2011 году был, там было полно граждан Сирии и в автомобиле за рулем у меня был гражданин Сирии.

Г. Джемаль
― 2011 год уже начало других событий.

А. Баунов
― Каких других событий. Это была совершенно мирная спокойная страна. Мы объездили всю страну на автомобиле. Ни одного блокпоста не было.

Г. Джемаль
― В Пальмиру, конечно, заехали как турист. А вот гражданам Сирии еще до начала гражданской войны туда было не попасть. Или, по крайней мере, попасть на каких-то особых условиях.

А. Баунов
― Там были ограничения в передвижении действительно. Но не тотальные.

Г. Джемаль
― А сейчас там нет таких ограничений. И стоит там все. Многое, что было уничтожено, уничтожено асадовской армией.

А. Баунов
― Да нет.

Г. Джемаль
― Да. Бомбежками и боями, которые шли за Пальмиру.

А. Баунов
― Там все было совершенно очевидно.

Е. Альбац
― Саша, а ваш объяснение. Зачем такая жестокость со стороны «Исламского государства».

А. Баунов
― Я думаю, что технология привлечения самых радикальных сторонников. Идет конкуренция в мире радикального исламизма такого воинственного. Вот почему сражается не только «Исламское государство» с Асадом или с курдами, но и с группами, связанными с «Аль-Каидой». Им нужно, в том числе переманить сторонников. Показать, кто круче. Кто на все готов ради идеи.

Кроме того, мы должны понимать, что все проекты ультратрадиционалистские это же никакая не традиция. Это как Энтео, это выдумка, это из головы.

Это приходит некоторая интеллигенция, часто вообще в Лондоне воспитанная или в Париже и говорит: ислам разложился под западным влиянием, культуры слишком много, многовековые традиции, давайте мы сейчас вернем чистоту. И начинают выдумывать.

Что у Энтео христианские работы Сидура вдруг оказываются богохульными, и у этих ребят оказываются собственные мусульманские традиции вдруг богохульством. А как продемонстрировать, что ты более крутой мусульманин, чем все мусульмане вокруг.

Г. Джемаль
― Александр, то, что вы говорите, извините, это реконструкция. Реконструкция ваша того, как должны по вашей идее мыслить представители «Исламского государства». Уверяю вас, что это не совсем так.

Проблема в том, что там просто нет жесткой вертикали власти. В достаточной степени определенные группировки на территориях они действуют более-менее независимо и как я уже сказал, особые эксцессы совершаются выходцами из СНГ. Причем наименее исламизированными республиками. Казахстаном и Азербайджаном.

А. Баунов
― Вот именно потому, что это не традиция…

Г. Джемаль

― Сейчас с ними ведется борьба. В частности очень многие азербайджанцы просто были казнены за то, что проявили такие эксцессы и повели себя как ультраэкстремисты.

А. Баунов
― То, что с ИГ доносится до меня по всяким экспертным каналам, в том числе кроме элементов мести, мы мстим на наших родственников, погибших во время гражданской войны, кроме антизападничества, которое такая же вдохновляющая сила на Ближнем Востоке, как и например, в России, не меньше, есть еще довольно…

У «Исламского государства» ведь большевистский подход. Они довольно успешно демонстрируют борьбу с коррупцией и перераспределение от богатых к бедным. Про Ракку мне рассказывали, там частные поставщики электричества всегда были. Это генераторы, которыми владеют частные лица. Вот пришел ИГ и обязал всех подавать электричество круглосуточно по фиксированной цене. А иначе сами знаете, что бывает. Кроме того, и коррумпированный чиновник – казнь. То есть все-таки у не очень грамотного населения такие большевистские подходы встречают одобрение.

Г. Джемаль
― Даже у грамотного.

Е. Альбац
― Я хочу все-таки спросить про то, вот если эта ситуация затянется и участие России в конфликте, какие все-таки это может риски создать у нас дома. Представьте себе, что бы ни делали, но все равно в Интернете будут идти сообщения. ВВС России разбомбили суннитов или братьев суннитов и так далее. Как это может отразиться…

Г. Джемаль
― Главный риск идет от внутренних силовых структур, которые могут, оценив, что массовая поддержка участия в Сирии недостаточно высока и нужно дать стимул гражданскому населению в лице непосредственно угрозы, которая касается его шкуры. По образцу 1999 года.
Е. Альбац
― То есть третья чеченская.

Г. Джемаль
― Имеется в виду дома в Москве и так далее. Чтобы люди сразу поняли, что воевать в Сирии надо.

Е. Альбац
― Толь, вы были и в Ингушетии, и в Чечне. Вот можно ожидать, что на бомбежки в Сирии поднимутся российские мусульмане.

А. Ермолин
― Я не думаю. Я думаю, нам скорее надо думать о том, как перекрывать границу с Таджикистаном и внимательно следить за тем, что будет происходить в северных провинциях Афганистана, то есть если «Исламское государство» начнет каким-то образом отвечать, то мне кажется, «правильнее» будет ждать ответа оттуда.

Е. Альбац
― Саша.

А. Баунов
― Мне кажется, вообще с радикалами этого разбора договориться очень трудно. То есть с ними невозможно договориться.

Мы не трогаем вас, а вы не трогаете нас. Пожалуйста, косовский албанец, который расстрелял американских военнослужащих. После того как американцы фактически обеспечили выход Сербии из Косово и независимость. И так далее. И сколько раз такое было. В конце концов, Саудовская Аравия традиционный союзник и посмотрите на ущерб, который наносится американцам. В первую очередь за ним те же саудовские фронды стоят. И кто вообще сидел в самолетах 11 сентября. Саудиты. Поэтому такие договорные отношения неофициальные, не прямые контакты, мы вас не трогаем, а вы к нам не приходите, это вряд ли сработает. Риск, конечно терактов есть. Но мы уже враги для них. Они уже до того, как мы туда пришли, этот псевдохалифат уже заявил, что Россия враг. Просто потому что она Асаду помогает. Да и вообще.
skysight: (Default)
Есть, впрочем, и какая-то определенность и позитив.
Бомбардировки в Ракке,хотя их и было меньшинство, уже дали свои результаты - ДАИШ удалось не на шутку напугать.

http://top.rbc.ru/politics/04/10/2015/56107abd9a79471ab7a4c8e3
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» начали эвакуацию своих семей из Сирии в соседний Ирак после серии авианалетов на город Ракка
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» в окрестностях города Ракка на дороге, ведущей в Ирак

Как сообщает ливанская газета Al Akhbar, эвакуацию родственников боевики начали после нескольких атак российских самолетов на Ракку, которую террористы провозгласили своей столицей. По данным издания, окружение боевиков эвакуируют в иракский город Мосул, который также контролируют радикалы.

Также источник газеты сообщил, что среди боевиков царит растерянность. Некоторые из них покидают город, рассчитывая избежать последствий налетов. При этом данные о потерях среди экстремистов разнятся: от 12 до 100 погибших.

Накануне Генеральный штаб российской армии отчитался о первых результатах налетов на позиции исламистов. По данным военных, поражены более 50 объектов инфраструктуры «Исламского государства», разрушены командные центры, в том числе и в районе Ракки.

Российские военные указывают, что налеты значительно снизили военный потенциал боевиков, а в их рядах началось дезертирство.

Начальник Главного оперативного управления Генштаба Андрей Картаполов заверил, что российская авиация продолжит наращивать удары по террористам.

Ракка была захвачена в марте 2013 года боевиками связанного с «Аль-Каидой» «Фронта ан-Нусра». Спустя несколько месяцев город перешел под контроль «Исламского государства», провозгласившего его своей столицей​. Тогда же в Ракке начались массовые казни христиан и всех, кто был заподозрен в лояльности к президенту Сирии Башару Асаду.
skysight: (Default)
Наши источники утверждали, что под Идлибом бомбят ИГИЛ.
Это никого не убедило: карта боевых действий показывает,что Идлиб- это спорная территория , на которую Башар Асад давно облизывается, но которую до последнего времени удерживали повстанцы. Вопрос - какие именно?

СМИ амриканские и некоторые арабские бросались фейковыми обвинениями в том,что был разбомблен склад с едой.
Что,судя по всему, ещё дальше от истины и является частью информационного наезда."Войной подобные "вбросы" называть слишком лестно.

Британские наблюдатели передали,что авиаудары пришлось под Идлибом и на город Хобейт,приом множество мирных жителей вынуждено было покинуть дома. Фиг его знает, п..здят они или нет.

Некоторые источники говорят, что задело и Кафр Набл.

Диванные аналитики в ЖЖ предположили,что,скорее всего, нам удалось разбомбить радикальных исламистов "Нусры", воюющих и против Асада,и против ИГИЛ.

Вчера арабские источники скинули инфу, что под Идлибом в первые два дня разбомбили не ИГИЛ, а "Армию завоевания".

Лично для меня новость не лучшая, но скорее утешительная: "Армия завоевания" - радикальные исламисты суннитского толка, товарищи из повстанцев крайне упоротые и не в лучшую сторону.

Но с точки зрения борьбы с ИГИЛ мы пока укрепили и Асада,и ИГИЛ, запрещенную в России.

В дальнейшем борьба с ними должна, по замыслу,облегчиться, потому как меньше крайних исламистов будут "перебегать" к ним.

Надеюсь на лучшее. Всё-таки, по плану до И5ИЛ мы доберемся.

Сегодня ресурс "Сирия в подробностях" выложил интервью с жителями Талбисы, Латакии и Идлиба. Мнения репрезентативны и отражают самые разные позиции.

Народ в целом разочарован давно и во всех, зол и расстроен.
Жители Талбисы зовут Обаму "цыпленком" за нерешительность, а действия Путина расценивают как идущие вразрез с их интересами, в то время как коалиция друзей Сирии не поддерживает в действительности никого из тех,кто представляет собой народ Сирии.

Ламия, студент из Хомса, говорит,что жители сыты по горло и Ассадом, и повстанцами.


As Russian fighter jets carried out their second straight day of air raids, Syria Deeply spoke to people on the ground about their reactions to Moscow’s military intervention

It’s official. As of Wednesday, the Russian air force officially began carrying out airstrikes against Islamic State targets throughout Syria. The reality on the ground during the first day, however, told a different story. Russian air strikes killed 17 civilians in Talbiseh, a town in the rural northwestern province of Homs, nearly 30 miles away from areas controlled by ISIS militants. Russian warplanes also reportedly targeted Tajamu al-Ezzah, a US-backed rebel group, in the northern rural areas of Hama province.

Residents of Talbiseh who met with Syria Deeply expressed anger over Moscow’s attacks on the town, and what they believe to be Russian President Vladimir Putin’s move to prop up the beleaguered government of Bashar al-Assad. “Russia launched the attacks to protect Assad. These are Putin’s words, but he actually attacked civilians,” said Abdul Latif, a 34-year-old father of three from Talbiseh, who works at an auto shop in town and volunteers with the local council in his spare time, distributing food aid to needy members of the community
Residents of Talbiseh who met with Syria Deeply expressed anger over Moscow’s attacks on the town, and what they believe to be Russian President Vladimir Putin’s move to prop up the beleaguered government of Bashar al-Assad. “Russia launched the attacks to protect Assad. These are Putin’s words, but he actually attacked civilians,” said Abdul Latif, a 34-year-old father of three from Talbiseh, who works at an auto shop in town and volunteers with the local council in his spare time, distributing food aid to needy members of the community.

“He wants to protect Assad by killing civilians? We cannot tell who will kill us next. It was Assad, then Iran and Hezbollah, and now Russia. They are all killing innocent Syrians. What price did Assad pay to Russia for this kind of protection?” asked Latif, indignantly.

“Where is this ‘Friends of Syria’ group? Everyone talks of helping Syrians: the U.S., Europe and the Gulf, but where are they? Why don’t they do something? They have sat and watched while we were slaughtered for five years now, but they have done nothing serious about it,” argued Latif. He told Syria Deeply that in Talbiseh they call Obama “the chicken” because he lacks the will or the courage to stand up to Russia.

Abdul Latif is not the only one who criticized the Friends of Syria group, though. Many of the people Syria Deeply spoke with throughout the day expressed anger and disappointment.

Lamya, a 22-year-old medical student at the University of Homs, believes Putin’s decision to get involved militarily in Syria’s civil war is a clear attempt “to weaken the militant opposition on the ground, so that when negotiations start, Assad will be in a stronger position.”

“Our biggest problem,” argued Lamya, “is that we do not have a political entity that truly represents Syrians and cares for them. All the Syrian National Coalition does is condemn others. They’ve taken no actions and have no political weight. People are fed up with them. I won’t call them traitors, like many Syrians do, but honestly, stupidity, irresponsibility and impotence are not much better than treason.”

Abu Abdul Ilah, a 41-year-old Algerian currently in Idlib fighting with Jabhat al-Nusra, framed Russia’s military intervention in a different light. “This is a war on Islam,” said Abdul Ilah, who recently moved to Syria after years of fighting with al-Qaeda in Iraq. “Russia has had animosity toward jihadists ever since the days of Chechnya and Afghanistan,” he said, arguing that Russia is using the conflict in Syria as expedient opportunity to take revenge.

“The Russian Orthodox Church supports Putin’s military intervention in Syria and calls it a holy war. Why is our jihad seen as terrorism, while when they fight in the name of religion, it’s seen as ‘necessary?’” he asked.

Ahmad, a 52-year-old doctor from Kensabba on the outskirts of the coastal city of Latakia, told Syria Deeply the global community should unite and fight both the Assad government and the Islamic State. “They’re both terrorists,” he argued.

Ahmad said he found it hard to understand the logic of Moscow’s recent air raids, given Putin’s purported purpose for getting involved in Syria’s civil war, now in its fifth year, was to defeat ISIS. “We just received news that the Russians targeted the U.S.-backed First Coastal Division in the Jabal al-Turkman area in Latakia,” he said. “This a group that fights against the Islamic State. If they had really hit the Islamic State, Syrians would have welcomed their raids, but instead, they targeted moderate opposition groups and civilians.”


Жители "Злого города" Кафр Набл провели демонстрацию, со свойственным им мрачным сарказмом, выразив своё видение событий:













Впервые составили послание к РПЦ:

skysight: (Default)
https://meduza.io/news/2015/10/01/rossiyskaya-aviatsiya-razbombila-aviabazu-islamskogo-gosudarstva
Российская авиация нанесла авиаудары по авиабазе Табка вблизи города Эр-Ракка. Эта авиабаза находится под контролем «Исламского государства» (организация запрещена в России как террористическая). Об авиаударе сообщает Reuters со ссылкой на ливанский телеканал al-Mayadeen TV, который поддерживает правительственные войска.

Боевики захватили авиабазу Табка в августе 2014 года. На тот момент этот объект был последним пунктом, где правительственные войска удерживали позиции в регионе Эр-Ракка. Сейчас этот регион полностью контролируется боевиками.

Город Эр-Ракка считается столицей «Исламского государства». По нему не раз наносила авиаудары коалиция во главе с США.

Россия наносит авиаудары по Сирии с 30 сентября. Как утверждали западные СМИ и сирийские правозащитники, первые удары пришлись по территориям, которые контролируют воюющие против Башара Асада повстанцы, а не «Исламское государство». Власти РФ заявляли, что ведут борьбу против ИГ и других террористических организаций (под это определение подпадают и подразделения, воюющие против Асада).

_______________________________________________________________________________________________
О.
А вот это уже более позитивно и вызывает больше доверия.
Пишут,что там на Запрещенных-В-России ещё и курды давят.

skysight: (Default)
http://ntdtv.ru/novosti-ameriki/bolshaya-semerka-vydelit-dlya-bezhentsev-18-mlrd

«Большая семёрка» выделит 1 миллиард 800 миллионов долларов на помощь беженцам.

Об этом объявил глава МИД Германии после встречи в Нью-Йорке с участием министров Великобритании, Франции, Италии, Германии, США, Канады и Японии.

[Франк-Вальтер Штайнмайер, министр иностранных дел Германии]:



«Мы договорились выделить 1,8 миллиарда долларов международным гуманитарным организациям ООН, в частности, Управлению Верховного комиссара ООН по делам беженцев и Всемирной продовольственной программе. Германия, в частности, выделит 100 миллионов евро».


Средства также будут направлены на поддержку стран, которые принимают большое число беженцев.

[Франк-Вальтер Штайнмайер, министр иностранных дел Германии]:


«Этими средствами мы не только поддержим гуманитарные организации, мы также поддержим страны, которые оказывают помощь стольким мигрантам. В свете сирийского кризиса сильнее всего были затронуты Турция, Ливан и Иордания».


Тем временем, премьер-министр Японии во вторник объявил, что его страна предоставит 1 миллиард 560 миллионов долларов на поддержку сирийцев и иракцев, которые были вынуждены покинуть свои дома. Средства также пустят на установление мира на Ближнем Востоке и в Африке.
Синдзо Абэ выступил в рамках Генеральной Ассамблеи ООН.


[Синдзо Абэ, премьер-министр Японии]:

«Давайте вместе, как Объединённые Нации, преодолевать любые трудности, с которыми мы сталкиваемся. И пусть каждая отдельная страна внесёт свой посильный вклад».


Кроме того, Япония потратит 2 миллиона долларов на поддержку Ливана, который переживает кризис из-за наплыва беженцев.
Ещё 2,5 миллиона Токио выделит странам, граничащим с ЕС и также столкнувшимся с миграционным кризисом. Среди них Сербия и Македония. Как предполагается, часть средств поступит в УВКБ ООН и Программу развития ООН.
skysight: (Default)
Надпись:
"
Асад разделяет сирийцев на алавитов и суннитов
ИГИЛ разделяет сирийцев на мусульман и кяфиров
Демократический Союз разделяет сирийцев на арабов и курдов"

skysight: (Default)
Источник:
http://www.rosbalt.ru/main/2015/09/30/1446249.html

После того, как Совет Федерации единогласно одобрил применение российских вооруженных сил за рубежом, прямое участие нашей страны в войне в Сирии началось незамедлительно – российская авиация нанесла первые удары по наземным целям в этой стране. О том, чем руководствуется Москва, втягиваясь в сложнейший и в военном, и в политическом смысле конфликт на Ближнем Востоке, в интервью "Росбалту" рассказал профессор НИУ ВШЭ Юлий Нисневич.

– Официальную версию того, зачем Россия идет в Сирию, мы знаем: борьба с запрещенным на территории России "Исламским государством" и поддержка президента Башара Асада. На ваш взгляд, насколько эта официальная версия соответствует действительности?


– Я бы хотел начать с небольшого вступления. В недавних выступлениях Барака Обамы и Владимира Путина на Генеральной ассамблее ООН прозвучали разные оценки того, что происходит в международных отношениях. Если в речи Обамы ценностными основаниями всего, что происходит в мире после создания ООН, являются человек, его права и свободы, право граждан на власть, на ее замену, то Путин сформулировал совершенно другие ценности. Он исходил из этатистского подхода, который состоит в том, что есть существующие структуры, есть государства и мы поддерживаем в них только ту власть, которая там есть. Такая классика.

В свое время о таком подходе писал Хосе Ортега-и-Гассет, который, в свою очередь, цитировал Бенито Муссолини, заявлявшего: "все для государства, ничего против государства, ничего помимо государства". По сути, то же самое сказал и президент Путин, когда говорил про Сирию и Украину.

Второй момент относится к тезису о "легитимности" президента Сирии Башара Асада. Говоря о нем, российский президент забывает, что в этой стране имеет место династическое правление семьи Асадов с 1966 года, а также, что отец нынешнего президента Сирии — Хафез Асад — пришел к власти в результате военного переворота. Так что тезис о легитимности нынешнего сирийского режима, мягко говоря, сомнителен. До 2011 года в Сирии вообще сохранялось чрезвычайное положение, и только когда началась нынешняя гражданская война, Башар Асад сымитировал некие выборы.



– Так какие реальные цели преследует Россия в Сирии и Ираке?


– Мы хотим продемонстрировать, что тоже можем на все влиять и заодно получить некую точку опоры в этом регионе. Это последний кусочек территории на Ближнем Востоке, который может быть под контролем России. Других государств, на которые РФ может оказывать влияние, здесь уже не осталось. Даже Палестинская автономия уже не находится под таким влиянием Москвы, как во времена Советского Союза.

– Простите, а зачем нам этот "кусочек" на Ближнем Востоке?

– Нам же надо утверждать, что мы великая держава и иметь место на Средиземном море, где наши корабли могли бы технически обслуживаться. Единственный порт в Средиземном море, где они получают техническую поддержку — сирийский Тартус. Сейчас, похоже, мы там хотим создать военно-морскую и авиационную базы в Латакии.

Другое дело, что Асад уже больше никогда не будет президентом всей Сирии. Большая часть страны уже находится под контролем "Исламского государства", курдских повстанцев, другой части сирийской оппозиции. Один из вариантов развития событий в Сирии — это распад ее на составные части. В том числе, появится алавитский анклав (алавиты — представители одного из течений ислама, составляют примерно 20% населения Сирии. К алавитам относится и семейство Асадов, — "Росбалт") на побережье Средиземного моря, который, может быть, нас стратегически и интересует. Во главе него может сохраниться Башар Асад. Хотя все это не будет иметь серьезных последствий для нас.

Почему?

– Потому что для того, чтобы быть влиятельным государством, надо вести себя по-другому. Эта ситуация очень напоминает то положение, когда весь мир начинает дергаться, когда в Северной Корее говорят, что вот-вот запустят в сторону США ядерные ракеты. Значит ли это, что КНДР выступает влиятельной мировой державой? С такими державами вступают в диалог только из опасения, что там кому-то взбредет нажать ядерную кнопку, а не потому, что его уважают и с ним считаются.

– Не является ли наше вхождение в войну в богатом нефтью регионе попыткой "половить рыбку в мутной воде", учитывая, что и Сирия, и Ирак находятся сейчас в состоянии полураспада?

– Никто нам на Ближнем Востоке никаких экономических возможностей не даст. Алавитский анклав может быть лишь транзитной территорией, с которой идут поставки нефти. С экономической точки зрения, история конфликта в Сирии как раз и состоит в том, что Асад находился на транзитных путях и начал всем мешать. Сейчас это попытка (со стороны РФ) ухватить свой кусочек в той сложной ситуации, в которой находится сейчас Сирия. Но как бы этим кусочком не подавиться...

— В чем здесь могут быть угрозы для России?

— Посмотрите, что в результате происходит. Мы испортили отношения с основной частью государств мира, которые и так были не очень хороши. Сирия только подливает масла в огонь. Кроме того, о чем сейчас все молчат? Ввязавшись в сирийский конфликт, мы выступаем на стороне только одной, меньшей, части ислама — шиитской. Шиитов всего 15-20% среди мусульман. Было всего три шиитских государства, два из которых сейчас в разобранном состоянии — Ирак и Сирия. Сейчас фактически осталось последнее — Иран. И мы выступили именно на этой стороне. Россия, на мой взгляд, попадает здесь в ловушку.

– Вообще, в этом регионе сейчас завязывается чудовищный клубок противоречий. Помните недавние переговоры главы российского МИД Сергея Лаврова с его саудовским коллегой Аделем аль-Джубейром, когда российскую делегацию постигла неудача в попытках склонить саудовцев к снижению нефтедобычи с целью повышения цен на нефть? И вот не далее как сегодня аль-Джубейр делает резкое заявление в отношении нашего главного союзника Башара Асада, сказав, что тот должен покинуть свой пост или же будет отстранен от власти насильно. В связи с этим, мне все-таки кажется, что нефтяная составляющая во всех этих событиях играет существенную роль.

– Возможно, это и так.

– Не рассматривает ли Россия Сирию просто как ворота в этот регион?

– Нет, Сирия не может играть такой роли. Повторюсь, она, и даже не она, а ее алавитский анклав, это лишь маленький кусочек территории.

– Может ли роль ворот сыграть Иран? Сейчас уже поступает информация, что наши самолеты летят в Сирию через территорию Ирана и Ирака.

– Это понятно, но есть одна маленькая особенность, которую наши пропагандисты, по-моему, плохо понимают. Помните, как несколько месяцев назад был большой шум по поводу нашей дружбы с Китаем? Чем он закончился? Ничем. Китай как занимался своими делами, так и занимается. США ему интересней, чем Россия. Это особенность всех авторитарных стран — они дружат до тех пор, пока им это выгодно. Как только ситуация поменяется, они нас кинут за милую душу. Мы сейчас интересны Ирану — пока идут переговоры о снятии с него санкций. Когда все это завершится, поверьте, Ирану будет намного выгоднее сотрудничать с более экономически развитыми странами, чем Россия.

– И Путин, и глава администрации президента Сергей Иванов официально заявили, что Россия не собирается участвовать в наземной операции в Сирии, а ограничится исключительно воздушными ударами по ИГ. Однако известно, что авиаудары американцев и их союзников по "антиигиловской" коалиции не принесли особых результатов. Как вы считаете, почему в Москве полагают, что российские бомбы произведут какой-то больший эффект?

– Дело в том, что территория, которую сейчас занимает "Исламское государство" — это, в основном, пустыня. Поэтому воздушные удары по боевикам не очень эффективны. Авиаудары нужны, когда вы поддерживаете действия сухопутных сил, никакого серьезного воздействия сами по себе они не имеют, если это только не удары по инфраструктуре. А какая там инфраструктура у ИГ? Кто будет там вести сухопутную операцию? Сирийская армия? Но она сейчас противостоит ИГ только в одном месте — в районе Алеппо. Вообще, большей частью в Сирии с ИГ воюет "Хезболла" (военизированная ливанская шиитская организация, поддерживаемая Ираном, — "Росбалт"), которая среди большей части стран мира считается террористической организацией. Так мы что, будем поддерживать авиаударами "Хезболлу"?

– Насколько высока вероятность, что воздушная операция российских ВВС может, несмотря на все заверения Кремля, постепенно перейти в наземную?

– С нашим руководством ничего гарантировать нельзя, но я думаю, что, несмотря на все желание бить себя в грудь и кричать о том, какие мы великие, у нас никто на такую операцию сегодня не решится. Социология говорит о том, что наши люди готовы поддерживать Асада, но воевать в Сирии не хотят. Если мы ввяжемся там по полной программе, то в Россию пойдут "грузы 200" и никому мало не покажется. Наши "зеленые человечки" там уже есть, но до введения туда значительной сухопутной группировки, как это было в советские времена в Афганистане, дело вряд ли дойдет.

– Но если авиаудары малоэффективны, какой смысл участия в этой войне?

– Это демонстрация того, что мы влиятельная сила и попытка если не победить ИГ, то, по крайней мере, сохранить алавитский анклав.

Но тут важен еще один вопрос. У нас есть ресурсы хотя бы для воздушной операции? Мы тратим пять миллиардов долларов ежегодно на поддержку непризнанных государств по нашему периметру. А кто будет кормить Асада, есть ли у нас на это ресурсы?

– Изначально и Россия, и США заявили о разных целях в этой войне. В частности, РФ считает своим противником не только ИГ, но и все вооруженные группировки, противостоящие сейчас режиму Башара Асада, включая и светскую часть оппозиции, а также умеренных исламистов. Штаты поддерживают эту часть сирийской вооруженной оппозиции. Насколько вероятно военное столкновение России и ее союзников, с одной стороны, и США и их союзников в этом регионе, с другой? Первым "звонком" такого рода уже стало сообщение американского канала Fox News о том, что Москва якобы потребовала от Вашингтона убрать американские боевые самолеты из Сирии.

– Больше всего все боятся именно такого открытого столкновения. Поэтому между военными США и России открыт канал коммуникации. Естественно, никто ниоткуда убираться не будет. Вон, французы тоже начали бомбить позиции ИГ. Что мы теперь, и Франции скажем "убирайтесь"? Не можем мы всему миру диктовать свои условия, возможностей для этого нет.

– А не могут ли там столкнуться союзники России и США? Например, Турция наносит удары по позициям курдов, а мы, как известно, курдов поддерживаем.

– Тут дело хуже. Если с американцами или европейцами такой информационный обмен есть, то я не уверен, что такое же взаимодействие будет с силами Турции, Саудовской Аравии или Катара. На прямой конфликт вряд ли кто пойдет, но случайные столкновения произойти могут.

Беседовал Александр Желенин</i>
skysight: (Default)
Георгий Мирский.

Примерно месяц тому назад министр иностранных дел Лавров, находясь в Катаре, сказал, что одними ударами с воздуха выиграть войну нельзя. Золотые слова. Сказано это было, очевидно, в качестве укора американцам, которые целый год бомбят ИГИЛ в Ираке и Сирии, но толку мало.

Но вот сейчас и Россия начала воздушную войну. И Путин, и Сергей Иванов специально и неоднократно подчеркнули, что сухопутной операции не будет. Значит, остаются именно те удары с воздуха, которыми выиграть войну нельзя. Если, конечно, не исходить из того, что: а) наши самолеты, бомбы и ракеты на порядок лучше американских, б) наши летчики по своей подготовке на несколько голов выше американских, в) наша наземная разведка, наши наблюдатели, корректировщики огня гораздо квалифицированнее, лучше знакомы с местностью и имеют местную арабскую агентуру.

Поскольку же все эти условия выглядят весьма сомнительными, остается предположить, что заранее и не ставится задача уничтожить ИГИЛ. Но это и не обязательно. Ведь сковать войска джихадистов в каком-то углу сирийской территории, вынудить их бесполезно расходовать силы в тщетных попытках захватить Дамаск, Хомс или Латакию–это тоже дело полезное. Террорист, жизнь которого прервет российский осколок снаряда в предместьях Дамаска, уже никого не взорвет в России. Путин прав, когда говорит, что террористов лучше уничтожать там, чем впоследствии здесь.

Но и при этом на некоторые вопросы я пока не вижу ответа.


Первое. Российский президент четко обозначил срок действия нашей авиации в Сирии: на время наступательной операции сирийской армии.
Вопрос: какой наступательной операции, где, в каком районе? За последние несколько месяцев армия Асада поистрепалась, ослабла, потеряла важные города. Асад может рассчитывать в основном на отборные, элитные алавитские части, но за четыре года они понесли серьезные потери, да и алавитов вообще на так-то много, всего примерно 12 % населения страны. Успех обеспечивали в течение последних лет боевики ливанской шиитской исламистской организации Хизбалла (обычно у нас это название пишут в персидской транскрипции – «хезболла», что логично только потому, что Иран создал, вооружил и финансирует эту группировку). Идея была правильной: бить суннитских фанатиков руками фанатиков шиитских. Хизбалла, имеющая опыт войны с Израилем девять лет тому назад, воюет здорово, но ее ресурсы не безграничны, ливанцы понесли большие потери и недавно было сообщение, что руководство группировки вроде бы решило вывести ее из Сирии. Если так, то даже оборонительные операции, не говоря о наступательных, правительственной армии проводить будет трудновато. Ведь основная масса бойцов пехоты– призывники, суннитские парни (сунниты составляют около 70 % населения Сирии), они не горят желанием умирать за чуждый им алавитский режим. Посмотрите на тех беженцев, которые нахлынули сейчас в Европу– сколько среди них здоровых молодых мужчин! Часть их, конечно, спасается от зверств ИГИЛ, но, я думаю, очень многие бегут от призыва в армию Асада.

Правда, Асаду очень повезло, когда в Сирию из Ирака прибыли три года назад исламисты, боевики Аль-Каиды, впоследствии разделившиеся на ИГИЛ и Джабхат ан-Нусра. Парадокс? Нет. Эти головорезы, в принципе представляющие смертельную угрозу для режима –ведь они обязаны рано или поздно взять Дамаск, какой же без этого халифат– пока что принесли Асаду пользу тем, что на их фоне его власть выглядит меньшим злом, и многие мусульмане— сунниты, равно как и христиане, решили поддержать президента, чтобы не стать жертвой джихадистских палачей. Кроме того, Барак Обама все эти годы упорно отказывается предоставлять умеренной, светской сирийской оппозиции (Свободной сирийской армии, например) тяжелое оружие, противотанковую артиллерию, зенитно-ракетные комплексы именно потому, что знает: все это может попасть в руки злейшего врага Америки– ИГИЛ. Это на руку Асаду, и как раз поэтому он воюет с ИГИЛ спустя рукава, отнюдь не стремясь пока что нанести этой группировке решительное поражение; правда, для этого у него и сил бы не хватило, сейчас он может мечтать лишь о том, чтобы удержать примерно 20 -25% территории Сирии, которые он контролирует, и теперь при российской помощи эта оборонительная задача выглядит вполне реальной. Но если даже Асад наберет достаточно сил для наступления, оно будет направлено в первую очередь против войск у м е р е н н о й прозападной оппозиции и Джейш аль-Хур (включающей в себя Джабхат-ан Нусра). Будет ли российская авиация бомбить эти войска? Ведь первых из них, умеренных, поддерживают США, Турция, Саудовская Аравия, Катар. Готова ли Москва к конфликту со всеми этими государствами?

Второе. Бомбить террористов–значит заранее примириться с риском огромных потерь среди мирного населения. Ведь террористы в городах всегда прячутся среди населения, и по мнению специалистов, уничтожение одного боевика в городских условиях часто сопровождается гибелью минимум пяти мирных жителей.

Одна из причин, по которым Обама целый год бомбит ИГИЛ, а толку мало–это именно понимание того, что после сокрушительного удара мощной американской авиации по ИГИЛ на экранах Интернета на следующий же день появятся снимки окровавленных трупов женщин и детей.

И это будут суннитские жертвы, ведь война ведется в суннитских районах Ирака и Сирии; Обама не может себе позволить выглядеть лидером антисуннитской коалиции, ведь союзники США – Саудовская Аравия, Египет– суннитские государства. В суннитских арабских странах американскую авиацию, бомбящую ИГИЛ, давно уже называют «шиитской авиацией», и для Вашингтона недопустимо, когда пропаганда ИГИЛ убеждает суннитский мир в существовании коалиции, в которую якобы входят США, Иран, шиитские милиции Ирака, сирийская алавитская власть и…сионисты (а как же без этого? Вспомним ирано-иракскую войну 1980-х годов, когда и аятолла Хомейни и Саддам Хусейн называли один другого сионистскими агентами).

Обама, помимо всего прочего, как лауреат Нобелевской премии мира и вообще представитель американской демократической интеллигенции, меньше всего хотел бы остаться в истории как « убийца детей». Это, вместе с опасением оттолкнуть от себя суннитский арабский мир, и заставляет его вести воздушную войну вполсилы. Но точно такие же аргументы, такие же опасения возникнут перед Путиным, и ему придется вести воздушную войну вполсилы, а таким образом ИГИЛ не разгромишь.

Кроме того, надо считаться с новым фактором: отныне Россия, вступив в войну, становится прямым врагом суннитских экстремистов. Не исключено, что некоторые из них попытаются не только ограничиться пропагандой и вербовкой среди мусульманского населения России (а наши мусульмане в большинстве своем сунниты), но и перейти к террористическим актам на территории РФ.

В целом пока что картина выглядит так: режим Асада сохранится на той территории, которую он контролирует (Дамаск, Хомс, Хама, Латакия), но не более того. Путин безусловно не даст этой власти погибнуть, и алавиты должны за него молиться до конца дней своих. Оборона будет надежной, Россия даст столько техники, сколько нужно, но для наступательной операции, которую упоминает Путин, сил Асада не хватит, а ожидать вступления в войну некоей « новой, эффективной коалиции», о которой у нас столько шумят, не приходится. Кто в нее войдет? Сирия –иначе говоря, режим Асада–и так давно воюет, но без особого успеха, то же можно сказать и об иракском правительстве, которому Москва оказывает военную помощь. Иран с Сирией вообще не граничит, а вводить войска через иракскую территорию психологически невозможно вследствие известных исторических взаимоотношений арабов и персов, особенно после ирано-иракской войны. Курды ограничатся только защитой своей территории и борьбой против Турции наряду с обороной от ИГИЛ, а суннитские арабские государства не пошлют свои ненадежные в моральном отношении войска против единоверцев-суннитов, несмотря на то, что их правительства боятся и ненавидят ИГИЛ. До сих пор этого не делали, почему будут делать сейчас, что изменилось с налетами российской авиации? Как я писал год тому назад, бомбить каждый может, а кто пришлет танки и пехоту?

Сухопутных войск Россия не пошлет; правильно, еще этого не хватало, какой россиянин согласился бы с тем, чтобы наши ребята умирали, помогая одним арабам убивать других арабов? Но с воздуха, как говорил Лавров и многие до него, войны не выигрываются. Значит, тупик. Оборонять вотчину Асада? Нет проблем. Уничтожить ИГИЛ? Сомнительно.

Наконец, компромисс, о котором упомянул Керри: «постепенная смена власти в Дамаске», отстранение Асада, названного Обамой тираном и диктатором, но не сразу, а со временем. Этот фокус не пройдет, ни один из боевиков оппозиции – даже умеренных, отнюдь не исламистов– не согласится с сохранением «кровавого режима», как они его называют, даже если Асад остается как бы на вторых ролях. Не для этого кровь проливали, товарищей хоронили…

Получается полный тупик. Сирия остается разделенной, военные действия могут даже на время заглохнуть. Но ни повстанцы, ни пришельцы-исламисты никуда не денутся. Сквозь землю не провалятся и в Африку не сбегут. Они будут накапливать силы, получать оружие и все виды помощи от Турции, Саудовской Аравии, Катара, да и от Соединенных Штатов, особенно после Обамы, при новом президенте. И рано или поздно опять пойдут на штурм « алавитского бастиона», на Дамаск, только на этот раз лучше вооруженные и скорее всего объединенные, во главе с отморозками из ИГИЛ. Тогда Москве придется удвоить свои военные усилия в Сирии, посылать все больше техники и материалов, тратить миллиарды рублей: ведь история, начиная с Вьетнама, показала, что великой державе легко вступить в гражданскую войну в малой стране, но чертовски трудно выйти…

Но пока об этом можно не думать, можно наслаждаться, читая западную прессу с такими формулировками, как «Путин всех ошарашил», «Россия преподнесла сюрприз», «Москва вернулась на Ближний Восток», «Путин контролирует ситуацию, он ведет игру» и т.д.

Как говорил герой фильма «Олигарх», цитируя стихи: «И ты будешь волчат по земле плодить и учить из вилять хвостом; А то, что за все придется платить – так это же будет потом…»

Действительно, когда-нибудь, потом…
А зачем думать о «потом»?
Довлеет дневи злоба его.
Живем-то одним днем…
skysight: (Default)

("Мир"
Рисунок Харченко Анастасии, )

Общественная инициатива “Восстановление Донбасса” проводит конкурс под названием “Мир и война глазами детей Донбасса”. Дети Донбасса отправляют свои рисунки, среди которых будут выбраны лучшие. Победители получат ценные призы. Стоит отметить, что рисунки отправляются от детей, которые проживают как на подконтрольной Украине территории, так и с той территории, которая не контролируется Киевом. Общественная инициатива “Восстановление Донбасса” сообщает, что в её адрес уже получено более 200 детских работ. Дети рисуют свои дома и то, что они видят своими глазами. Большое количество рисунков от тех детей, чьи города на сегодняшний день попадают под обстрелы с обеих сторон противостояния. С помощью волонтеров общественная организация получает рисунки от детей с неподконтрольной Украине территории с Донецка, Луганска, Макеевки, Дебальцево, Горловки и других городов. Известно, что свои работы на конкурс прислали воспитанники донецкой школы-интерната № 22, который попал под обстрел, получив частичные разрушения. Присылаемые работы можно всегда посмотреть на сайте общественной организации и в социальных сетях. Стоит отметить, что дети присылают не только рисунки, но и свои рассказы о том, что они чувствуют и как они переживают происходящее в их доме или же за пределами его. По итогам конкурса, который закончится 1 сентября, будут выбраны семь победителей, которые получат в подарок - ноутбук или планшет. Также известно о том, что после проведения конкурса общественная инициатива подготовит и выпустит сборник рисунков и рассказов, которые были присланы от детей Донбасса. В конкурсе могут принять участие все желающие дети Донбасса в возрасте от 5 до 16 лет. Не важно, на какой территории проживают дети на подконтрольной или не подконтрольной Украине. По условиям конкурса, каждый участник-ребёнок, должен помимо рисунка поделиться своими впечатлениями о событиях в Донбассе. Это можно сделать с помощью взрослых.
Детальные условия конкурса можно посмотреть на сайте общественной инициативы. Для этого нужно зайти в раздел - Наши проекты - “Мир и война глазами детей Донбасса”. Конкурс завершится 1 сентября."


Источник: http://dni24.com
__________________________________________________________________

skysight: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] awas1952 в Что нам угрожает и как отвечать
«В России принята новая военная доктрина»: «В новой редакции военной доктрины РФ, которая сегодня была опубликована на сайте Кремля, наращивание силового потенциала НАТО и приближение инфраструктуры альянса к границам России отнесены к основным внешним угрозам страны. Кроме того, Москва считает угрозой наделение Североатлантического альянса «глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права»»; «Москва оставляет за собой право на ядерный удар в ответ на использование против неё ядерного или неядерного оружия»; « В новой редакции доктрины деятельность сотрудников иностранных частных военных компаний рядом с границами РФ определена как внешняя опасность. Кроме того, как о внешних угрозах говорится о «наличии очагов межнациональной и межконфессиональной напряжённости, деятельности международных вооруженных радикальных группировок, иностранных частных военных компаний в районах, прилегающих к государственной границе РФ и границам её союзников, а также о наличии территориальных противоречий, росте сепаратизма и экстремизма в отдельных регионах мира»»; «Также в документе появилось определение основных внутренних угроз безопасности РФ — это деятельность, направленная на дестабилизацию ситуации в стране, и действия террористов. Кроме того, в этом разделе значится деятельность по информационному воздействию на население, в первую очередь на молодых граждан, которая имеет цель подорвать исторические, духовные и патриотические традиции в области защиты Отечества, провоцирование межнациональной и социальной напряжённости, экстремизма, разжигание этнической и религиозной ненависти либо вражды».

skysight: (Default)


...2014 год - это год "долетит или не долетит?"
Тот самый, когда всё, что было рождено ползать, символично падало.
А потом всем миром искали, кто и насколько был виноват в том, что оно не долетело.
Это такой откровенный, напрашивающийся вырвиглазно-юнгианский символизм.

2014 год. Год, в который стало особенно очевидно,что мир - больше не "глобальная деревня",где каждый занят своим длом и община самоотверженно подтягивает отстающих,подкармливая их из общих запасов.

Не. Пономаренковская "Проблема 2033" замаячила на горизонте - и теперь мир стал ещё больше напоминать "глобальную коммуналку", где каждый и шагу ступить не может, не задев чужих тапочек и не скинув локтём с плиты чужую сковородку. Со всеми вытекающими яйцами.
skysight: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] skobars в "Русский мир" пришёл, встречайте!
Оригинал взят у [livejournal.com profile] dymovskiy_name в Ирина Довгань: Меня не надо было привязывать
Ирина Довгань: "я вас очень прошу: скажите, что это фотография у столба — мелочь по сравнению с тем, что было, кроме этого столба... Я посмотрела комментарии, а там пишут, что она "мол, героиня, которая вышла с украинской символикой или что это все инсценировка, потому что она, мол, не привязана... Люди, поймите, что меня не надо было привязывать, и вас тоже не надо было бы привязывать, если бы вы стояли под дулами двух десятков автоматов, а на вас орали: "Стоять смирно, тварь". Меня не надо было привязывать, потому что этот столб был мне опорой. Скажите об этом, пожалуйста"
Никуда Ирина не выходила ни с какой символикой. Свои про–киевские взгляды она не скрывает. Была волонтером. Собирала деньги для сил АТО. Возила продукты. Об этом не говорила. Но во время одной из поездок на свою беду сделала фотографии нас планшет. А планшет попал в руки к тем, кто охранял блокпосты на выезде из Ясиноватой. И хотя мужик, который вез посылку мужу Ирины Роману и ее дочери, был "сторонником" ДНР, его сильно избили и он сказал, чей это планшет. Ирину забрали в прошлую субботу прямо из сада около дома. Всего во двор вошли восемь вооруженных людей. "Когда бьют, все коды и пароли говоришь, не задумываясь..." У Ирины в планшете был отчет о потраченных 14000 гривнах и также список людей, которые собрали эти деньги. "Практически все люди к этому времени покинули Донецк, но была одна женщина, о которой я была не уверена, уехала она или нет. Поэтому я всячески старалась обойти ее имя". Они почувствовали. Отвели меня в комнату, где было человек 20 осетин и тот самый Бабай... "Кого героем сделали... Он же — клоун. Все ходил вокруг меня и в красках рассказывал, куда он меня иметь будет. Штаны растегивал. Футболку мне задрал. Говорит: "Да она уже не годится, чтобы иметь по–настоящему. Разве что в рот заставить..." Ржут... Я не говорила ничего и тогда один взорвался. Тем более, что он нашел свою фотографию у меня в планшете. Я случайно раньше сняла именно его и отправила сестре, чтобы показать, что наш город — под контролем осетин. "Ты кому меня сдать хотела?" Вскоре принесли табличку, которую я потом держала. Они привезли меня на ту площадь. Это — кольцо. Много машин и людей. Обмотали флагом, который нашли в комнате дочери. И этот ободок — тоже из моего дома. Я стояла более трех часов. Мужчины не били. Ругались сильно, но не били. Почему били только женщины? Не знаю. Одна старуха даже своей палкой меня била. Я не знала, как я стояла. Столб помогал. Журналистов заметила. Они фотографировали с совершенно невозмутимыми лицами. Потом кто–то приехал, стал требовать, что меня им передали, но осетины меня им не отдали. Снова увезли к себе. Бросили в камеру. Вот там было страшно. На площади я хотя бы знала, что меня не изнасилуют. А там — не знаешь чего ждать. Постоянно в камеру врывался один и тот же осетин и просто пинал меня в грудь ногой. Потом притащили какого–то парня и били его. Потом я услышала: "сейчас педика приведем". Потом я узнала, что соседка на кого–то донесла, что он, якобы, к ее дочери в трусы лез. Его страшно били, а он выл, что он ничего такого не делал. И я выла и по камере ползала. Потому что было очень страшно...."
Потом Ирину неожиданно перевели на 3ий этаж здания. И пытки прекратились. Именно там "востоковцы" уже иначе с ней разговаривали, давали обезболивающее. На следующий день ее вывели из здания и повели в другое. "Я очень боялась этого перехода. А вдруг снова начнется..." Человек, который ее вел, успокаивал, "самое страшное позади, все будет хорошо". Ее привели в кабинет к Ходаковскому. Он был не один. Там проводилось собрание. Ее посадили рядом с Ходаковским. Он был в ярости. "Явно он был озлоблен тем, что его осетинские "герои" так его подставили..." Он просил Ирину назвать тех, кто активно ее мучил. "Мне было тяжело это делать, так как я не знаю их всех пьешь именам. Но Бабай и "Заур" — да". Ходаковский вернул ей ключи от машины и тот самый планшет. "Он сказал, что то, я делала — не преступление, даже если я это делала для другой стороны".
Потом в кабинет вошел "чернявый журналист", который оказался Марком Франкетти. Он забрал Ирину. Передал ее другому американскому журналисту. Они впервые за пять дней накормили Ирину. Поселили в комнате между двумя своими. "Явно боялись за меня, что те осетины могут попытаться забрать". Ходаковский тоже приставил охрану. "Они оказались человечными. На следующий день даже решили съездить со мной в Ясиноватую, чтобы я могла забрать своих трех кошек и собаку, и немного теплой одежды для мужа и дочери". А потом сопроводили до границы ДНР. "Когда мы прощались, один из них сделал движение, как будто хотел меня обнять. И вдруг я сама его неожиданно обняла. А потом думала–думала, зачем я это сделала... Почему я откликнулась..."
Ирина не знает сколько точно людей содержится в том здании. Когда ее "подняли" на 3ий этаж, там уже никого не били. Она видела женщину 58 лет с артритом, которую арестовали за "украинские взгляды" по доносу ее соседки на рынке, которая просто хотела захватить ее место.
Что делать дальше — она не знает. Вместе с мужем приняли решение, что молчать не будут. "Я не буду говорить ничего, чего не было. И то, что люди — разные, и что есть Бабай. Подавать заявление? А смысл? Ни одна система же толком не работает. Третью ночь не сплю. Вчера звонил психолог: сказала, что это — следствие пережитого"

P.S. То, что я передала — крошечная доля того, что сказала мне Ирина и ее муж Роман. К нему и дочери она приехала сама, на возвращенной машине, вместе с кошками и собакой.

skysight: (Default)


Oh
I've just come
From the Land of the Sun
From a war that must be won
In the name of truth...
Read more... )

Profile

skysight: (Default)
skysight

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 456 7 8
9 10 111213 1415
16 17 1819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 08:54 am
Powered by Dreamwidth Studios