skysight: (Default)
Терминологически, одна из осей,определяющих сексуальные предпочтения людей, проходит по оси "Схожее-различное"

По ней можно условно разделить людей на гомофилических и гетерофилических.

Гомофилия и гетерофилия являются независимыми от ориентации осями предпочтений.

Гетерофилами называют таких людей,которые страстно влекутся к максимально отличающемуся от них типажу.
Крайний,,экстремальный случай гетерофилии - это зоофилия, при которой размывается видовая граница этики.
Мягкий вариант - это люди,которых привлекают люди другой расы или этноса в качестве половых или брачных партнёров и возлюбленных.
В сильно националистических обществах принято обычно осуждать женщин-гетерофилов,но при этом оправдывать гетерофилов-мужчин, особенно в ситуациях войны(изнасилование пленниц-иностранок).

Гомофилия - противоположная тенденция.
Мягкий вариант гомофилии - это тяга к людям "из своей деревни", ультраконсервативная замкнутость, приводящая к некоторой "концентрации крови".
Более выраженный - к дальним родственникам.
Экстремальный случай - между близнецами или близкими родственникамии(инцест).
Сложно сказать,можно ли считать аутэротический онанизм(когда человек смотрится в зеркало, балдеет от одного своего вида,заводится и ничего ему или ей больше не интересно - гомофилией. Так сказать, крайний вариант "самолюбия".
Мне лично кажется,что это ближе к нарциссизму. Но всякое в природе бывает.

В "Тотеме и табу" Фрейд мучительно исследовал тему пищевых и сексуальных запретов. Почему одних животных можно убивать и есть,а других нельзя? Почему в одних обществах можно жениться на родных сёстрах - а в других нельзя даже на родственниках до 20 колена жениться под угрозой смерти?
Почему разные народы жестоко мочат друг друга и культивируют ненависть к таким различиям, дегуманизируя друг друга обоюдно?

Для самого Фрейда это было ещё и личной темой. Ковыряясь в греческой и еврейской Матчасти, нельзя не наткнуться на тему того,какие причудливые формы отношений практиковались "отцами-основателями" - богами или патриархами - эллинских и еврейских религиозных культур.
Нельзя, живя в европейском постхристианском социуме - не сравнивать то давление,под которым находятся люди - с возможными иными культурными альтернативами.

Интерес к внутреннему миру человека у Фрейда начался с истерии, с явлений,когда "неподобающие" чувства соматизировались, заставляя тело болеть "за социальную правду" и за локальную ,принятую форму добродетели.

Если говорить о "Тотеме и табу", то Фрейд там приводил много гипотез того,почему вообще возникает - даже в самых архаических культурах - жёсткая, порой невероятно жестокая и беспощадная форма ограничений, запретов и обязательств.

Во многом, эти запреты обусловлены распределением власти.
Здоровые люди - обычно собственники. И своей собственностью люди зачастую считают и других людей. Понятие "свой" - это не только родство,но и "граница" уважения к собственности.

А где есть чувство собственности и гордость социальной диспозицией, там при нормальных условиях возникают конфликты, ревность и зависть.

Запрет на инцест, по Фрейду ,связан с собственнически-ревнивыми чувствами отца по отношению к старшим сыновьям - или же договоренностью между мужчинами племени об обоюдном отказе от женщины("Да не доставайся ты никому!"). Не желая делиться вниманием матери(женщины в архаических культурах редко имеют влияние, ибо архаические культуры высоко ставят мужскую силу и при прочих равных условиях,у женщины нет шансов отстоять своё желание), он всеми возможными способами делает мать запретной для родственников первого порядка.

Можно сказать,что мораль вытекает из желания индивида или общества удержать контроль над ресурсами - при этом люди,разумеется,тоже ресурс.

Эти желания могут быть "рационализированы", Отец может обернуться всемогущей фигурой Праотца, но это не меняет их происхождения.

Коммунисты-ультралеваки ненавидят собственность и семью отчасти именно потому,что это конфликтоген и потенциальная причина ревности.
Так как большинство культур являются не "культурой восхищения"(по Айн Рэнд), а культурой зависти, способы контроля направлены на ограничение возможностей тех,кто имеет больше власти.

Второе соображение тоже обыкновенно связано с завистью и ревностью.
Кровосмешение в более развитых и менее равных обществах приводит к кумовству и сверхконцентрации силы.
Сверхконцентрация силы может стать и великим благом и великим злом.

Социалистская мораль стремится ограничить сверхконцентрацию силы путем лишения человека большинства защит, опираясь на страх перед переконцентроацией силы, тревогу,зависть.ревность,привязанность и отвращение

Консервативная - опираясь на страх,тревогу,потребность в безопасности, постоянстве, отвращение, ревность,привязанность и зависть, стремится защитить консенус или "восстановить полноту старины, прежние идеалы чести,благородства, уважения и славы".

Но при любом варианте дел - используется сложная система соотнесений "по аналогии", создающая целостную, семантически укреплённую картину мира.

Свинью нельзя есть - она розовая и похожа на человека.
Женщину нельзя бить - она похожа на свинью и ребенка.
Внутри уже существующей семьи может быть только одна семья - "гиперсемейные" узы возникать между родственниками,вторично сексуализируясь, не должны.

Даже разнополая дружба между гетеросексуальными людьми или однопола дружба между гомосексуальными людьми может быть мучительно разочаровывающей - при этом оба человека чувствуют себя "преданными": тот,кто следовал идеалу "чистой дружбы",чувствует,что второй "всё испортил", первый же отвергнут, обижен, чувствует себя преданным, чувствует, что "я же со всей душой к тебе!"

Ещё суровее всё в семье. Если один родственник жаждет любовного союза с другим близким родственником,и оказывается с возмущением им отвергнут(не из предрассудков,а из отсутствия влечения или просто потому что не нравится),то оба чувствуют себя преданными - первый ощущает,что его отвергли и как любимого человека,и как члена семьи. Второй же в ужасе от того,что его доверительно-семейное ,интимное пространство было поругано, растоптано, что его право на чистоту, на половой покой, на независимость от близости было закрыто.


Биологически и культурно люди вообще сложно приспособлены к дружбе - ДАЖЕ между однополыми гетеросексуальными или вовсе асексуальными людьми, дружба окрашивается отношением "мне ты не интересен,мне интересны твои связи и возможности.Пока с тобой интересно - я рядом. Когда тебе плохо - я чувствую брезгливость и хочу убежать".

Дружба в некотором роде всегда взаимное культурное насилие, компромисс между тем,что ты хочешь сообщить и тем,что тебе приходится выслушивать.

Для дружбы - в отличие от семейных, "командно-военных союзов" и сексуально-брачных отношений - нет "особенной биологической основы". Нет "автоматики",которая помогает строить отношения.
Дружба - искусственная вещь. Она удерживается только привязанностью и привычкой, порой выгодой, порой общими интересами, порой пережитой людьми общей болью или общей виной("повязан кровью"), общей способностью к самооправданию, но не специфическим биологическим механизмом, - а этого маловато для устойчивых отношений.
Самая крепкая дружба часто сопровождается неосознаваемой гомоэротической ,сублимированной "гипербратской" или "гиперсестринской" экзальтацией,потому что разум социально конструирует идеал отношений из уже существующих эмоционально-чувственных кирпичиков - половых и семейных - а других-то в "наборе" нет.

В этом одна из трагических мук нашего вида:(Одно тянет за собой другое.
Ни буддизм,ни коммунизм,ни фашизм,ни национализм, либерализм эту Сансару не поломает. Он лишь внешнее средство укрепления влечений 90% молодёжи.

Объективизм может просто использовать "сверхсистемный императив Аристотеля", чтобы остановить бесконечнный регресс на уровне социальной самокритики - но и это не спасёт человека от трансфобии,гомофобии, инцестофобии, расизм, специецизма, ненависти к красивому и уродливому, к больному или к здоровому, ксенофобии и ойкофобии.

Я ,с этой точки зрения, специецистка и инцестофобка:)Я дискрминирую зоофилов, некрофилов, рейпистов и инцестозников.
Хотя в моем случае это намеренное,а не иррациональное. Я могу и снять эту границу,но это приведёт меня к деперсонализации, шизофрении и дезоориентации.
Человеческое "я" можно разрушать и создавать,но в любом случае - ты столкнёшься с последствиями. И навлечешь враждебное отношение от тех или иных людей.
Это же,в свою очередь, сводит мораль на примитивно-силовой уровень - кто сильнее,тот может навязывать правила.

Есть,конечно,спасительная отдушина - в прочном, минархистском(НЕ анархсистском) либеральном обществе люди схожих симпатий и схожих фобий могут находить друг друга и быть защищенными от обоюдной навязчивости и от обоюдной вражды.
Возможны и ультраконсервативные семьи, и ультралевые. Возможна даже некоторая "аристократически-монархическая" комбинация этих принципов. Которая одинаково оскорбляет чувства обоих.

При либерализме, скажем, англичанин может жениться на англичанке - своей кузине, двоюродной родственнице, - это может никому и не повредить,кроме их самих,пока речь не заходит о концентрации привязанности. Ограничивает ли слишком сильная инцестозная связь развитие человека?
Неизвестно.
Но известно,что сильная зависимость от старших родственников - матери или отца - может затормозить эмансипацию ребенка и во взрослом возрасте бывает сложно построить отношения.

Но в этих двух случаях есть разница. В первом случае, человек "возвращается к эдипу" вторично.

В первом же - происходит "эдипальный отказ" - "Мама/сестра - будь свободна, я поищу кого-то ещё...или останусь одиноким существом,ибо никто мне так не дорог,как ты"

Можно ли опереться на рациональные основания против нормализации инцеста? Отчасти.

Во-первых,инцест - не ориентация, а парафилическое гомофильное влечение, доведенное до своего предельного случая.
Запрет на инцест не делает человека несчастным монахом - остаётся ещё множество других людей.
С гомосексуализмом ситуация обратная - при запрете на гомосексуализм, строгие геи и лесбиянки обречены на самонасилие, самонадругатльство над своими нежными чувствами,над своим телом, если все же хотят не остаться одни или получить любовь хотя бы от отвратительных им людей.
Понятно,что последствия второго запрета более разрушительны.
В случае инцеста крайне редко возможна ситуация предельной моногамии, когда родственник оказывается единственной любовью и единственной страстью всей жизни.

Всегда есть вариант найти кого-то очень похожего и за пределами семьи.

Во-вторых, "укрепление" семьи созданием "вторичной семейной ячейки" внутри уже существующего союза приводит(даже если социум культурно терпим к инцесту и человеку не угрожает потеря чести) к переконцентрации влияния внутри дуальной пары. Это проблема,в принципе, для иерархических семей в большей степени - нарушается субординация "Родители-дети".
Но для демократических семей это ни на что не повлияет. Для нуклеарных это тоже не проблема.

Проблема лишь для "больших",иерархических семей.

Можно говорить об этом,используя аргументы, связанные с "избыточным влиянием, неограниченной зависимостью от другого" - какая бывает между ребенком и взрослым, между очень властным человеком и безвластным, между учителем и учеником, врачом и пациентом, психотерапевтом и клиентом, священником - и духовным ребенком, начальником и подчиненным.

Во всех этих случаях мы рационализируем "запретную страсть" тем, что это "использование положения".
Опять же, самое простое объяснение - это то,что при этом субъективность повышается,а способность к суждениям оказывается во власти страсти. Учитель получает не просто "любимчика",но любовника-любимчика, к которому будет(даже если сознательно это отрицает) - бессознательно расположен.
Здесь смешиваются соображения выгоды и соображения любви, субординация и зависимость.

Пример зависимости важен и тем,что он обоюдна - как фаворитизм Екатерины Второй.
Не столько она влияла и воспитывала своих "мальчиков", но,скорее, они развращали её и крутили ей как хотели.

При этом мы предполагаем,что смешение родственных и сексуальных чувств дает "двойную дозу" счастья - и невротически отказываемся от этого,как от такой дозы насладждения,которая может полностью растворить ,разрушить человеческое "я".

То есть тот же аргумент,что и "против лсд"

Но ведь "смерть я" не всегда необратимое событие.
Иногда "я" можно собрать обратно - хотя прежней "эго-невинности" уже никогда не будет.
Человек при этом не превратится ни в ангела,ни в сволочь - хотя по желанию может "переформатировпться" в любую психологическую форму.
От очень большой любви- ум склонен, исчерпав запас ресурсов, истощив в межсинапттических щелях накопленныезапасы "взрывного" допамина и серотонина - переходить в скуку,досаду, злобу и ненависть - и тоже огромную. Пропорционально.
Печальная история сайентологов и многих "кайфоманских" религиозных сект и фэндомов именно в том,что чем сильнее фокус на привилегированных духовных удовольствиях,тем сильнее муки и боль тех,кто становятся жертвами тяги отдельных людей к "наслаждению любой ценой"
"Между святым и дьяволом - лишь тонкий волосок"

В этом смысле, гораздо легче рационализировать вред от порнографии, чем от инцеста - порнография демотивирует и истощает чистую,концентрированную радость жизни, искажает восприятие людей противоположного пола,обоюдно дегуманизирует людей.

Но с инцестом не так.
Да, родственник - проще и доступнее, понятнее и с ним проще найти общие ценности.
Связь с родственником не только физическая.но и духовная,а значит - и зависимость не только физическая,но и духовная.
Но это не демотивирует,как истощающая порнозависимость.
Это одновременно укрепляет семейную идентичность и деперсонализирует личную - ибо личное дистанционно-зависимо.
Творческий человек-инноватор - личность.
Плагиатор - личность,но уже в меньшей степени,так как в нем меньше уникального,меньше дистанция,меньше "чисто своего" вклада в культуру..
Плохо это или нет - зависит от культуры. Нужны и консерваторы, и инноваторы.
Консерваторам, собственно, и выгодна гомофилия, а значит - и инцест, как граничный риск.
Это укрепляет породу, культуру и внутреннюю связность в локальном обществе, провоцируя при этом ненависть к глобальному.
Собственно,консерваторам-националистам-клановикам - всё ок, это их устраивает.

Сочетание культуры усыновления(как в Японии) с сильной гомофилией - может и не приводить к дегенерации поколений, и общество остаётся сильным,умным, здоровым и жизнеспособным, лишь с небольшими дефектами в области костей, формы зубов и риском некоторых психических заболеваний(аутизм, например, имеет некоторую положительную зависимость от инцеста, а также от возраста матери и отца), а также сердечно-сосудистыми дефектами.
Но это укладывается в риск "самоконсервации" социума, ибо ксенофобия при таком раскладе выглядит более приемлемым "злом".
skysight: (Default)
...Тема, поднятая почвенниками в отношении "пограничного" статуса собаки-человека-парии, явно указывает на некоторые существующие на стыке рационального и иррационального противоречия.
Вынесу соображения в отдельный пост.

Я вижу ситуацию со статусом собаки и со статусом человека-парии практически однозначно - и решаю её в пользу интересов человека, кроме случаев, когда эти интересы чрезвычайно поверхностны и исходят от лица, не обладающего в обществе достаточным весом и кроме сложных случаев на стыке интересов экологии и промышленности, где рекреационная ценность объектов живой и неживой природ может иметь бОльшее значение, чем ценность производимого товара.

Но даже если я очень негативно отношусь к человеку, все же я буду выступать на его стороне.
Теоретически(не знаю,как вышло бы на практике - такие вещи сложно предсказать), вот если бы при мне стая одичалых собак напала на Дугина или Путина, и у меня было бы оружие, то следовало бы отстрелить собак,даже если бы Путин или Дугин был более вреден для российского общества,чем полезен.

С другой стороны, а если поставить вопрос милосердия так: вот есть незнакомая вам собака и незнакомый вам бомж - кого бы вы первым делом приютили бы, обогрели, вылечили, вычесали, накормили?
Люди сентиментального склада конечно, предпочтут няшку-собачку - а от бомжа с омерзением отвернутся, хотя именно бомж - более близкий им представитель вида и с большей вероятностью в будущем сможет отплатить за доброту равноценно.
Если же он этого не сделает, то и в этом случае он не будет ниже собаки, а часто все равно полезнее по хозяйству,чем последняя.

Более того. Бомж может быть потенциально многократно более полезным членом человеческого сообщества, чем собака, даже если социализируется в "непрестижной"(по современным меркам)профессии в качестве дворника, кассира или продавца-консультанта. Он подлежит социализации или предоставлению своей судьбе, но никогда - профилактическому отстрелу. В его отношении должны действовать человеческие законы "суда и следствия", по факту признания вины.
В отношении собаки - этика "зуб за зуб" и этика упреждающего контроля численности.

Это если исключить из рассмотрения тех людей без определенного места жительства, которые имеют свою работу и сами выбрали такую жизнь и далеко не бедны во всех отношениях.

Тем не менее, гуманизм и сострадание по отношению к человеку(который может быть, к тому же, неблагонадёжен) часто проигрывают сентиментализму и стремлению владеть животным и наслаждаться им.
Люди могут подбирать с улиц животных десятками и засирать соседей, но бомжу даже блинчика не купят.

Ситуация с собачьей верностью(и статусом собаки) связана отчасти также с границами собачьей благонадёжности и территориальными интересами собаки и человека.

Я считаю аксиомой то,что город, квартира и отчасти деревенское пространство являются "человеческой" по преимуществу территорией.
Человек на территории города должен иметь выживательное преимущество перед животным, в каком бы статусе человек не находилси и каким бы ни было его физическое, духовное, финансовое и социальное состояние.
Его территориальные интересы приоритетны перед территориальными претензиями собаки на то же пространство(и его агрессивную защиту, если речь идет о "собачьих" кварталах)

Ребенок(любой), бомж(как имеющий работу,так и безработный) должен быть во всех возможных случаях в большей безопасности, нежели любая собака или по меньшей мере не в бОльшей опасности, чем любая дикая(не прикормленная человеком, социализированная внутри социума собак) собака.

В случае с догхантерами ситуация далеко не исчерпывается самозащитой и пределами необходимой обороны в момент актуального нападения.
Хотя бы потому, что собаки ,которые дичают и сбиваются в стаи, нападают как раз именно на людей, которые кажутся им привлекательными жертвами и легкой добычей, а не на сильных мужчин с палками и не на людей в группах.
Первым жертвами собачьих нападений становятся как раз бомжи, дети, пенсионеры, алкоголики, люди хрупкого телосложения, зашедшие на территории, на которые претендуют собаки и в рамках которых они рассматривают человека как законную добычу.

Вероятность же таких нападений пропорциональна численности собак и тому, насколько они близки к людям, насколько им важна человеческая "стая".

Если речь идёт о единичных собаках, живущих во дворах,прикормленных и обласканных людьми, то нападение очень маловероятно. И этот риск(как риск падения самолета или риск нападения на улице человека противоположного мировоззрения)мы просто принимаем как экзистенциальную часть нашего бытия.

Но это только до тех пор, пока численность собак не превышает некоторого предела, который зависит от количества доступных источников пищи.Лояльность стае в данном случае может легко перешивать лояльность человеку.


Утопление щенков, кастрация, стерилизация, догхантерство, устраивание собак в приюты и прикармливание - являются способами контроля агрессивности собак и их численности.
Все эти способы следует считать допустимыми средствами контроля численности, лояльности и агрессивности животных, выведенных человеком в своих интересах,пользующихся благами ,созданными человеком, на человеческой территории.

При этом проявлением милосердия являются стерилизация, кастрация,пристраивание в приюты и одомашнивание(при этом человек жертвует частью ресурсов, предназначенных ему, на животное, которое ничего не производит)
Утопление щенков и отстрел стайных собак в районах,где они распространены, является немилосердным по отношению к собакам, но человеколюбивым актом, так как служит защите интересов человека на территории человека.

Поэтому догхантерство с антропцентрической, гуманистической точки зрения - приемлемо, одобряемо и является достойным видом деятельности, когда применяется против нелояльных человеку стай собак, претендующих на пищевое доминирование и территориальное превосходство.


Если же мы встаём в отношении человека и собаки на сторону собаки. (искусственно приравнивая интересы неспособного к сознательному самоконтролю высокого уровня нетворческое существо к способному к сознательному самоконтролю высокого уровня творческому существу), то мы в подавляющем большинстве унижаем человека и сливаемся с зелёными агрессивными леворадикалами-мизантропами, которые скорее будут любить своего кота, чем своего партнёра или родителя, и которые втайне мечтают, чтоб "все эти подлые людишки вымерли,а ученые в своих кабинетах сдохли, и Любимая Планета вздохнула спокойно"

В одном только США на собачьи игрушки и корма тратится сумма,которая может уничтожить человеческий голод во всём мире.
С одной стороны, здесь, конечно, имеет место рекреационный интерес человека,которому доставляет эгоистическое наслаждение баловать любимую собаку(многие заводчики, даже малоимущие, тратят на дорогой корм для собаки больше денег,чем на свои пищевые потребности и потребности своих детей), и этот интерес для человека, вложившего ресурсы в собаку - его законное право как заводчика, и неоспорим, если число животных в квартире не приводит к скученности , дискомфорту и не опасно для людей.

С другой стороны, гражданское достоинство человека,поступающего таким образом и имеющего, скажем, двадцать собак дома и троих детей, может быть поставлено под сомнение. Для такого человека гражданская и общечеловеческая культурообразующая солидарность часто стоит на втором месте, что непременно проявит себя в социализации.
Любовь к контактам с более простыми, чувственными, непосредственными существами характерна для аутистов и шизоидов, а также для людей с низким уровнем как вычислительного, так и социального интеллекта.

Такие люди редко любят "сложных" людей, но предпочитают простых, простодушных, а это имеет дальние последствия в виде разложения нравственно-интеллектуального скелета общества; часто связаны с религией или эзотеричскими зелёными левродадикальными философиями с деструктивными или обесценивающими высокую культуру утопическими установками.

Нередки параноидные установки в сочетании с высоким уровнем агрессии к человеку.

Вот ,например, из дискуссии догхантеров с зоозащитниками - примеры такого акцентуирования:

Догхантеры - сетевая банда серийных убийц - движение профашистого направления, отрабатывающая новую технологию терроризма и финансируемое из - за рубежа иностранными спецслужбами, конечной целью которого явлются люди России, жаль, что многие догхантеры не понимают, что их просто используют, с целью провоцирования беспорядков в России
(с.tuzalex)

Догхантеры что и браконьеры всех стран, отправляются в инопланетные лагеря для полного наказания. Я сам возможно из правоохранительной системы, здесь засекречен членами наук. Так вот ещё ни один злодей разных эпох времени не ушёл от наказания. Все эти преступники имеют длинные срока заключения в инопланетных зонах, где их пытают и воскресают из мёртвых для продолжения казни . Не думаю что это обман, был личным свидетелем ожившего железо-бетонного обелиска имени Олега Пономарёва 1971-1979гг.. При благородных личностях показывается, при тёмных типах исчезает (открытие эрудитам знания о ежесуточном страшном суде для опасных преступников на нашей планете) Подтвердить могут из МВД/ФСБ г. Новосибирска. Поэтому честным людям сообщу следующее наблюдение; скорее всего от браконьеров произошли учёные; от любителей природы рождены изобретатели. Теперь вы поняли люди, что изобретатели под контролем Богов Мира Астрономии построили концлагерь для беспредельщиков, во славу торжества всемирной справедливости !
(с. Вадим Судницын)


Часто такие люди имеют сильную ненависть к врачам, психиатрам, деятелям культуры и учёным и живут мифологическим представлениями о системе экономических и политических отношений между людьми в силу своей незрелости и нехватки здоровой социализации.

Часто - не значит, всегда, но животные других видов все равно служат фактором, который может иметь как терапевтическое(для тех же аутят и шизоидов часто собака, дельфин, лошадь и кошка служат целительной ступенькой к пониманию социального и эмоционального поведения человека), так и аддиктивное значение(когда терапия вовремя не завершается,и человек ставит своих животных выше антропосов и "благороднее" их в силу мизантропии и образовавшейся аддикции к четвероногому "Брату, Возлюбленному и Другу").


Люди, громящие лаборатории и приравнивающие людей уровня Павлова к зоосадистам, не могут считаться гуманистами по определению и по духу, даже если научные эксперименты, проводимые на крысах,собаках и аксолотлях, имеют для последних мучительный, дискомфортный характер и проводят к их преждевременной смерти.

На мой взгляд, такой "богатый внутренний мир" имеет ущербный характер не в меньшей степени, чем внутренний мир другой крайности - злостного зоосадиста, который любит мучить животных ,доверяющих ему, ради удовольствия,злоупотребляя своими полномочиями хозяина и покровителя.



Здоровая середина - это человек рациональный, хозяйственно-компетентный, граждански ответственный,гуманистичный, ориентированный на интересы человека, защищающий лояльных животных и отстреливающий нелояльных,вторагающихся на человеческие территории, вовремя прививающий собак и правильно воспитывающий их, если он их заводит.
Отношение к диким животным на охраняемых территориях - покровительственное; ответственное отношение к природе и редким видам и биоценозам, активное сопротивление низкотехнологичным природопользовательским инициативам,активная поддержка организации заказников,заповедников и охраны биоценозов, разумное отношение к высокотехнологичным природопользовательским инциативам.
Это моя модель достойного человека, необходимого для существования культурообразующего общества с гармоничным транс-укладным хозяйствованием.


Смиренные мудрецы, обладающие истинным знанием, одинаково смотрят на ученого и благовоспитанного брахмана, корову, слона, собаку и собакоеда-неприкасаемого.
(с.Бхагават-Гита)

Но,опять ж, мне ближе и зоосадист, и зоозащитник-уфолог, и охотник традиционной культуры, и рыболов-любитель, соблюдающий закон, и йог-веган, и безработный бомж, нежели нелояльное человеку животное, которое хочет полакомиться человечинкой или претендует на человеческую территорию.

Даже смотря на все живое одинаково(страдание и для человека,и для собаки на телесном уровне одинаково,а на уровне ума - одинаково только для собаки и тантрического буддиста, сознательно психотехнически довёдшего себя до уровня "собаки-свиньи", для нормального человека с большими желаниями - гораздо тяжелее), я рассматриваю мир системно, и рассматриваю человека как важнейшее природоохранное звено в том числе.

В том же буддизме, наряду с "равностным" подходом к живым существам, нет перекоса в сторону леворадикального биоцентризма - человеческая жизнь имеет приоритетную ценность и декларируется как имеющая духовное и интеллектуальное достоинство, потенциал сострадания, животным недоступный в силу их ограниченной природы, в силу их невежества.
Природа Будды обладает собакой,но собака не обладает природой будды.
Буддист будет кормить собой комаров, но вряд ли будет препятствовать антималярийным инициативам и защищать жизнь малярийного плазмодия наравне с человеческой, даже если субъективно малярийный плазмодий пострадает от этого и встретит свой трагичный конец.

Трудно отрицать и обратное: если планета будет в опасности, то у биоразнообразия будет только один сознательный защитник - и это человек разумный.
Ни собака,ни дельфин,ни кошка,ни обезьяна не спасут других живых существ от гибели и не смогут провести восстановительную работу такого же уровня, какую может провести компетентный специалист-антропоид с группой сотрудников.
Но если человек сам себя сведет до уровня животного неразумия и импульсивной эмоциональности, он потеряет и эту возможность, передравшись по надуманным причинам с представителями своего же рода.

Зелёные леворадикалы этого, походу, не понимают. По большему счёту.
Это печально.
skysight: (Default)

Человек не может выдавить из себя трёх существ: раба, зверя и бога.
(с. Веселин Георгиев)

"При тщательном выдавливании раба (даже по капле) от некоторых остаётся только мокрое место"
(с.Михаил Бару)


Вами двигали жалость, милосердие и тэ-дэ и тэ-пэ. Я же не об этом. Жалеть женщин и детей, плачущих от голода, — это нетрудно, это всякий умеет. А вот сумеете вы пожалеть здоровенного сытого мужика с таким вот, — Изя показал, — половым органом? Изнывающего от скуки мужика?
Денни Ли, по-видимому, умел, а вы сумеете?

(с. А.и. Б. Стругацкие)


В честь бога Шолотля индейцы назвали породу голых мексиканских собак шолоитцкунтли. Эти голые собачки, согласно ацтекской легенде, были созданы по тому же принципу, что и люди, то есть из костяной муки, смешанной с кровью из пениса Кецалькоатля. Владельцы этих священных собак держали их, скорее всего для того, чтобы после смерти эти животные помогли им добраться до царства мертвых. Как ни прискорбно, но такое привилегированное положение, не спасало бедных собачек от кухонного ножа и раскаленной сковороды. Кулинарные изыски из собачатины повергали испанских гостей в шок не меньший, чем тот, который они испытывали при виде расчленения человеческого тела.

http://www.chuchotezvous.ru/gallery/bogi-actekov-gallery/aztec-gods22-1252.html

К вечеру удалось "разморозиться" и придти в то, что в нынешнем порядке вещей принято считать собой.

Психоаналитически покопалась в себе и таки нашла нужное и важное.
За аморальной сказкой раскопался второй слой значений, менее очевидный.

Удалось даже понять,почему собака светло-коричневая, почему лошадь вороная и причем тут пылесос-душегубец.
И причём тут Чехов, Джек Лондон, Стругацкие и Сетон-Томпсон.
Бессознательное - самый близкий мне кусок человеческой сущности.
И умеет делать больно как никто, имея все мои принципы в принципе.

Большего издевательства - для того,кто мог бы знать, ЧТО для меня означает этот образ,- чем прирученный,заклеймлённый и довольный Мустанг-Иноходец, придумать трудно - но это тонкий и невероятно циничный троллинг "от Ид".
skysight: (Default)


...Часто пишут, что при шизофрении и при паранойе психоанализ только вредит.
Это не совсем верно, но правда то, что изначально психоанализ был "запилен" именно под невротиков, под характерное для невротической внутренней речи двусмысленное, многосмысленное выражение,скрывающее под собой подлинный объект влечения.

Как растолковывает Ольшанский в видео- в отличие от невротического диалога, попытка найти в языке психотика двойной смысл приводит только к тому,что мы "сковыриваем" его объект влечения и бросаем в бездну психотического мира.

Объект психотика - наслаждение само по себе, это "вещь"; по Лакану, можно даже сказать, что это - его способ сконструировать свое телесное "я". Именно в этой "лепке" и должен присоединиться психоаналитик к психотику.
И именно тогда возможен терапевтический эффект.

Ольшанский приводит пример такой "глупости": одна психотическая анализантка говорила, что очень хочет прыгнуть с парашютом, но боится, что он лопнет.
"Чтобы парашют не лопнул, он должен быть сделан из антилопы."


"Антилопа" у психотика - не символ. Антилопа ничего не означает. "Анти-лопа" - это даже не антилопа. Это просто само слово, сама "вещь", чистый объект влечения предпсихотической речевой активности, сохраняющий референтность, но лишенный адресности, "слово-вещь".

Я часто при общении забываю о том, насколько много у других людей психотических элементов в речевом потоке.

Психотики. Те,кто предали Реальность, тотально, абсолютно, заменили её на ничего, перестали к ней обращатся.

Речь любого человека, здорового психологически - это адресность,это молитва Другому.
Даже если речь идет об экзистениалисте-атеисте.
Но у психотика речь безадресна.Это речь ради самой себя, самореферент в лучшем случае.

Антилопа не лопается.
Летописец - Лето-писец.
Жопа это жопа это жопа.

Мне не хватало чуткости и такта, чтобы психотические элементы речи воспринимать "как есть", более непосредственно. Меня отталкивает "овеществление", "отелеснивание" речи, нарушение моих эмоционально-социосенсорных границ виртуальным "телом" другого.

А такие вещи не должны ослеплять и смущать.

Ведь это не оскорбление.
Это безадресное "ты-дерьмо-ты-дерьмо-ты дерьмо", оно ещё даже не обращено ко мне.

Если речь имеет ввиду Другого, она уже не бывает "овеществляющим оскорблением"
Если речь не имеет ввиду реального Другого, то это самореферентность, и тем более не попытка добиться смены социодоминанты.
Это не попытка "перевода разговора в горизонтальную плоскость".

И да. Невротик с психотиком по единым диалогичским правилам работать не будут.

Поэтому с исламистами и сталинистами договориться очень сложно.

Поэтому-то и говорил Георгий Мирский, что их проще убить, чем переубедить. Это он,конечно,с отчаяния.
С ними надо работать как с психотиками,а не как с нормальными людьми или как с невротиками.

http://static.independent.co.uk/s3fs-public/styles/story_large/public/thumbnails/image/2015/05/11/23/v2-21-Syrian-affiliate-AFP-Getty.jpg


Чуваки из Нусры(да и из ИГИЛ тоже) воспринимают телесное как вещь и "разговаривают" действиями.
Салафитский Ислам вообще основан на психотическом "отбрасывании" телесного.
Это была такая "контр-механика" ухода от языческих элементов, не увенчавшаяся успехом вполне.

Где есть клановое, патриархальное,этнически-родовое сознание, элементы вертикального фаллоцентризма все равно будут овеществлены.
skysight: (Default)
У Левшинова-шизотерика наткнулась на ещё яркий пример шизоидной модели регрессивной защиты на стадии океанической полиморфики в стихотворение "Капля превращается в море".
В некотором роде, оно даже эталонное.


Капля превращается в море.
Капля подобна морю.
Человек оспаривает это в споре.
И, не понимая, умирает в горе.
Первой каплей родник сочится,
Он не думает о второй.
Эта капелька к морю мчится,
Забывая о всем порой.
Капля с каплей соединяясь,
Образуют ручей веселый.
Миль далеких совсем не пугаясь,
Он бежит, как ребеночек голый.
Радуясь каплями своей свободе,
Устремляется вперед, к морю,
Он питается силой природы,
Движимый только своей судьбою.
Так бегут все ручьи по суше
И не сравнивают себя друг с другом.
И не зная, кто из них лучше,
Каждый каждому является другом.
Стремясь быть все ниже и ниже,
Ручьи наполняют море.
И становятся еще ближе
Капля к капле, не знающих горя.


(с.Андрей Левшинов)

skysight: (Default)
Тому, кто с рождения получил особенно неблагоприятную конституцию влечений и не произвел в дальнейшем правильного преобразования и упорядочения компонентов либидо, будет трудно достичь счастья во внешнем мире, в особенности если перед ним будут стоять сложные задачи.

Последней техникой жизни, обещающей ему хотя бы эрзац удовлетворения, остается бегство в невроз, что и происходит, зачастую уже в юные годы. Тот, кто видит крушение своих стремлений к счастью в более позднем возрасте, находит утешение в наслаждении хронической интоксикацией либо предпринимает отчаянную попытку бунта – психоз .

Религия препятствует этой игре выбора и приспособления, так как она навязывает всем в равной степени свой путь достижения счастья и защиты от страданий.

Ее техника состоит в умалении ценности жизни и иллюзорном искажении реальной картины мира – его предпосылкой является запугивание интеллекта.

Ценой насильственной фиксации психического инфантилизма и включения в систему массового безумия религии удается спасти многих людей от индивидуального невроза. Но не более того – как уже было сказано выше, к счастью ведут многие доступные людям пути, хотя ни один из них не приводит к нему наверняка. Не держит своих обещаний и религия.

Когда верующий в конце концов обнаруживает, что вынужден говорить о «неисповедимых путях Господних», то тем самым он признает последним утешением в страданиях и источником наслаждения только безусловную покорность.

Если он готов на это, наверное, он мог бы обойтись и без окольных путей."
skysight: (Default)
"Пепельная среда" у Элиота - стихотворение очень библейское.
Но притом глубоко нехристианское.

При внешней атрибутике и символике католицизма, оно отражает скорее саддукейское смирение перед личной конечностью.
За которой нет ничего "для тебя" или "про тебя".
Душа не может попасть на небеса.
Душа не может объять бога - ни невоплощенного,ни воплощенного, ни даже постичь своими силами, в чувствах и разуме, его прозрачную и неуловимую благодать, действующую в мире непостижимо-справедливым образом.
Она - прах. И в прах обратится. Вместе с ложью отчаяния и ложью надежды.
И всё. Вед Анта. Wissen Ende. Изведанному Конец.

Нирбикальпа-самадхическое смирение в католическом антураже и в саддукейском представлении о смертности, радикальной невоспроизводимости индивидуального сознания.

Тише, тише; сила превыше
Отчаянья и надежды, падения и полета
Уводит выше нового поворота.

Господи, я недостоин
Господи, я недостоин

но скажи только слово.


Элиот высоко оценивал Генри Миллера именно потому, что его шизоидность в субдепрессивной фазе сильно резонировала с "демонической" , "романтической", "байронической", Миллеровской депрессивной пресыщенностью.

Но их психическое ядро было различным.
Элиот скорее - океаническо-преднарциссический элемент, с сильной потребностью в Эго и Супер-Эго инстанции. Он взывает к Высшему, к Идеальному, пассивно приуготовляясь принять в себя его черты.

Генри Миллер, напротив, ницшеанско-нарциссический "богоубийца", для которого невозможно существование в мире двух "я" - более высокого и более низкого, без их радикально обострённого конфликта. Либо умереть самому частично, либо убить любой Авторитет принципиально, отгородившись и полностью замкнув систему оценок на свое же бессознательное.

Но не "переубедить" и не "прислушаться" - это уже шизоидная модель разрешения конфликта.

Оба схожи в том, что одиноко далеки от экзистенциальной личной ответственности здорового ,сильного, зрелого эго, установившегося в своей ограниченности и смирившегося с ней, но не жаждущего ни регрессии к инфантильному нарциссизму, всемогществу и чувству грандиозности, ни к океаническому само-растворению.


Уффф...Кажется, в общих чертах разобралась.
Но нужно копать подробности терапевтического характера.

У Салмана Ахтара есть книжка, на которую я давно пускаю слюни:

The Damaged Core: Origins, Dynamics, Manifestations, and Treatment



"This comprehensive and tightly argued book deals with the process through which a coherent self evolves, the various ways such development fails to occur, and the therapeutic measures to put things back together.

Beginning with the child's early relationships and their internalization as the substrate of the self, the text moves on to psychodynamically sophisticated and developmentally anchored descriptions of certain psychopathological syndromes that are widespread and yet inoptimally discussed.

Going from the most severe to the least severe conditions in this realm, the book deals with the psychotic core, the schizoid wish to die and be reborn, the fantasies related to unresolved separation-individuation, the sociopathic tendency to lie, and the impact of excessive narcissism on love relations.

The book also provides a unique perspective on the treatment of these conditions in so far as it not only elucidates the ways that a therapist listens and talks to his patients but also the subtle but deep impact of his ongoing attitude toward psychotherapeutic work.

Even the role the therapist's office silently plays in the conduct of his work is discussed in detail. The book is theoretically sound and contemporary. More importantly, it is clinically generous and provides a number of vignettes to illustrate the ideas proposed. The writing style is a refreshing admixture of scientific scrupulosity, literary elegance, and humane relatedness.
skysight: (Default)
Гормон стресса закрепляет воспоминания о неприятных событиях

Если у человека, пережившего травматическое событие, повышен уровень кортизола, то его воспоминания об этом событии каждый раз будут переписываться заново. Данный процесс называется реконсолидацией. Вероятно, именно поэтому людей, страдающих от посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), долго преследуют неприятные воспоминания.

Участникам исследования, проведенного специалистами из Рурского университета, показывали геометрические фигуры. Некоторые фигуры сопровождались ударом электрическим током. На второй день части добровольцев дали таблетку с кортизолом, а остальным - плацебо. На третий день специалисты оценили, сколько геометрических фигур запомнили участники, пишет Prothom Alo.

Исследование показало: добровольцы, которые принимали кортизол, запомнили фигуры, связанные с неприятным ударом током, особенно хорошо. У них была повышена электропроводность кожи. Это свидетельствует о высоком уровне эмоционального возбуждения.

__________________________________________________________________________________________
Орфокомментарий:
...Если говорить об истории психоанализа, то Фрейд искал ответ на вопрос , почему у организма, стремящегося , по определению и по дефолту, к безграничному удовольствию и однозначному выживанию, с минимальными затратами("Шоб у нас всё было и ничего нам за это не было"), тем не менее, всё время возникают кошмары;
почему неприятные вспоминания стремятся вернуться;
почему саморазрушительные формы поведения устойчиво воспроизводятся, вопреки интересам - как сознательным, так и бессознательным - анализируемого субъекта?

Казалось, что есть какой-то центр притяжения - некая "чёрная дыра" - которая жаждет тьмы, боли и не желает "отпускать" страдающего человека.

Ни одна из версий, объясняющих это жутковатое впечатление, которые Фрейд выдвигал в "За пределами принципа удовольствия", не была для него убедительной.

Он вынужден был принять версию о дополнительном к принципу Эроса принципе Танатоса, чтобы модель психического была более полной и точнее отражала реально наблюдаемые состояния анализантов, никоим образом не сводимые к приятному и полезному, доброму и вечному, даже в самой отвлеченной от изначального драйва форме.

Нейрологический, телесный коррелят Танатоса долгое время оставался неизвестным.
Пугающая, иррациональная, неизбывная деструктивность просто признавалась - или отвергалась - психологами и психотерапетами разной степени понимания предмета и различной степени порядочности.

Сам Фрейд был неврологом и весьма интересовался эндокринной системой по жизни.
Но поздние фрейдисты часто не были медиками вообще, что сильно увело психоанализ в сторону искусствоведения, а зачастую - и в сторону псевдонаучности.
Энжокринология- слишком "левая" степь для многих из них, даже самых любопытных.
"Настоящий психоаналитик должен быть ленив и нелюбопытен"(с.)

Поэтому междисциплинарные "откровения" , проливающие свет на природу многих субъективных состояний, "подвешанных" на принятые в психоаналитической среде нарративы, часто остаются тёмными, слабо обоснованными, отчасти надуманными и не привязанными к проверяемым и измеримым субстратам.

Ситуацию чуток исправили люди, интересы которых лежали на стыке неврологии, психиатрии и психоанализа - нейрофрейдисты, вроде того же Оливера Сакса.
Нейробиологам в этом отношении повезло: они больше "естественники" и меньше "гуманитарии", их дисциплина охватывает большее число пересечений с другими областями знания.

На стыке психологии и эндокринологии тоже может открыться немало тайн...

Роль кортизола в консолидации воспоминаний, возможно, как раз поможет построить более ясную, достоверную и более гуманную картину реальной работы психики страдающего субъекта как сторонникам "имманентного человеку Танатоса", так и в многом им оппонирующим сторонникам теории "вторичной выгоды от сохранения деструктивного поведения", отрицающими наличие в человеке иррациональных природных начал, которые бы его интересам прямо противоречили.

Крайние фрики из числа первых, перешедшие в эзотерику, страдают обвинением анализанта в латентном желании испортить себе жизнь;
крайние сторонники второй - ищут глубинный смысл самых вредных действий, пытаясь увидеть за ними некоторую позитивную цель, ушедшую из зоны активного внимания или похороненную за ненужностью в ворохе иных желаний и целей;

но если кортизол действительно служит достаточно мощным фактором реконсолидации травматики, то в этом случае и первые, и вторые "плодят лишние сущности" в области либо причины, либо цели, и должны принять за основу именно кортизол как фактор, закрепляющий невыгодные поведенческие стратегии, в обход принципа личной выгоды либо бессознательного стремления "наказать себя".
skysight: (Default)
Источник: Нэнси Мак-Вильямс, "Психоаналитическая диагностика структуры личности"

...В связи с плохой репутацией антисоциальных пациентов мне с самого начала следует сказать о том, что я знаю многих психопатических людей, которым очень помогла компетентная психотерапия. Однако не следует обольщаться, насколько много можно достигнуть в терапии.

Особенно тщательным (даже в большей степени, чем с пациентами других диагностических групп) следует быть в оценке того факта, является ли тот или иной психопатический пациент пригодным для лечения.

Некоторые социопатические индивиды настолько ущербны, опасны и полны стремления к разрушению целей терапевта, что психотерапия может быть лишь тщетным и наивным упражнением. Так как специфическая оценка пригодности находится вне задач данной книги, я отсылаю автора к прекрасной книге Мелой (Meloy, 1988), посвященной применению техники структурного интервью Кернберга для оценки возможности применения психотерапии с каждым конкретным психопатическим индивидом.

Мелой проводит важное различие между ролями диагноста и терапевта, которое не является необходимым в работе с большинством других типов характера (поскольку у них отсутствует характерное для психопатов намерение нанесения поражения клиницисту). Однако оно крайне важно для данной популяции. Данное Мелой объяснение явления “терапевтического нигилизма” (Lion, 1978) также в точности совпадает с моим опытом:

“Существует стереотипное суждение, что все психопатически нарушенные индивиды, или пациенты с антисоциальным личностным расстройством, как класс непригодны для лечения на основании их диагноза. Такое суждение игнорирует как индивидуальные различия, так и постоянную тяжесть их психопатологии. Очень часто я наблюдал такую реакцию у клиницистов государственных учреждений психического здоровья, куда были направлены пациенты из условного заключения – освобожденные под залог или находящиеся по судом. Они считали, что принудительный характер лечения... сводит на нет его терапевтическую пользу.
Подобные реакции часто являются продуктом установок, интернализованных по “оральной традиции” во время профессионального обучения от старших коллег. Они редко являются продуктом непосредственного, индивидуального опыта. В известной степени эти реакции представляют собой массовую репрессивную позицию, когда моральное суждение нарушает профессиональную оценку. Поведенческая патология психопата, обесценивание и дегуманизация окружающих становится конкордантной идентификацией клинициста, делающего с психопатом то же, что, по его ощущениям, психопат делает с другими”. (Meloy, 1988)

Такое отношение клиницистов к пациенту может также отражать тот факт, что в большинстве обучающих программ – даже если студенты проходят практику в тюрьме или медикаментозных лечебных центрах, где полно психопатических людей, очень мало уделяется внимания развититию технических навыков, соответствующих данной группе.

Когда начинающие психотерапевты, применяющие эффективную для других популяций технику, испытывают неудачу с психопатом, они, скорее, порицают пациента, а не ограничения их тренинга.

Раз уж принято решение работать с социопатической личностью, или обнаруживается, что пациент, которого рассматривали как-то по-другому, является в своей основе социопатическим, наиболее важной особенностью лечения становится неизменность и неподкупность: терапевта, рамок, условий, которые делают терапию возможной.

Лучше оказаться чересчур негибким, чем продемонстрировать нечто в надежде, что это будет воспринято как эмпатия. Пациент может расценить это как слабость. Антисоциальные люди не понимают эмпатии. Они понимают использование людей. И испытывают не признательность, а садистический триумф над терапевтом, который отклоняется от установленных ранее границ лечебного контракта.

Энтони Хопкинс в фильме “Молчание ягнят” продемонстрировал пример жуткого психопатического “таланта” находить ахиллесову пяту другого человека, характерным образом манипулируя детективом, которого сыграла Джуди Фостер. Таким образом, любой аспект терапевтической техники, который может быть интерпретирован как слабость и уязвимость, будет истолкован именно так.

Нереально ожидать любви от антисоциальных людей, но можно заслужить их уважение упорным противостоянием и требовательностью к ним. Когда я работаю с социопатическими пациентами, то настаиваю на уплате денег в начале каждой сессии и отправляю пациента обратно при ее отсутствии – независимости от благоразумности предложенного условия.
Подобно большинству терапевтов, которые обычно первоначально притираются к специфичным потребностям каждого пациента, я на опыте пришла к убеждению, что следует не “изгибаться”, и это является самым верным ответом на специфические потребности психопата. На ранней фазе терапии я не анализирую предполагаемые мотивы пациента – проверку твердости контракта. Я только напоминаю им о нашем соглашении, которое состоит в том, что им следует платить вперед. Я повторяю, что откажусь от своей части соглашения – применение собственных знаний и опыта для того, чтобы помочь им лучше понимать себя– если они откажутся от своей.

С неподкупностью связана бескомпромиссная честность: прямое сообщение, выполнение обещаний, совершение добра перед лицом угрозы и настойчивое обращение к реальности. Честность включает в себя признание терапевтом интенсивных негативных чувств по отношению к пациенту – как контртрансферентных, так и реалистических восприятий опасности. Если такие реакции отрицаются, контртрансферентные реакции отыгрываются вовне, и таким образом могут быть минимизированы вполне законные страхи. Терапевты должны достигать мира со своими собственными антисоциальными тенденциями, чтобы иметь основу для идентификации с психологией пациента. Так, например, при обсуждении вопроса оплаты терапевту следует не защищаясь признать эгоистичность и жадность в качестве разумного объяснения платы.

За исключением перечисленных выше признаний, которые имеют вполне законное отношение к контракту, честность не означает самораскрытия; саморазоблачения будут интерпретироваться пациентом как хрупкость. Честность также не означает морализаторства. Анализируя деструктивные действия пациента, бесполезно побуждать его к выражению предполагаемых переживаний собственной “плохости”, поскольку пациенту недостает нормального супер-Эго и поскольку психопат грешит для того, чтобы почувствовать себя хорошим (всемогущим), а не плохим (слабым). Терапевту необходимо ограничить обращение к возможным реальным последствиям аморального поведения.

Нащупывание предполагаемой борьбы с совестью лишь вызовет реакцию, подобную той, которую продемонстрировал Вилли Саттон (Willie Sutton), когда его спросили, почему он грабит банки: “Потому что там находятся деньги”.

Неослабевающий акцент терапевта на реальной опасности грандиозных планов пациента не обязательно должен быть лишен юмора лишь потому, что дело имеет слишком серьезные последствия.

Одна моя коллега, известная своим талантом в работе с антисоциальными клиентами, сообщила о следующем добродушном подшучивании над машинным вором, находившимся под судом:

“Этот мужчина объяснял мне, насколько выдающимся был его план, который был им почти осуществлен, но преступление не совершилось из-за случайной неувязки. По мере того, как мой клиент говорил, он все более и более возбуждался и воодушевлялся, и я с некоторым восхищением признала, что он почти удрал на украденной им машине. Я начала чувствовать, что мы стали почти заговорщиками. Постепенно он настолько увлекся, что спросил меня:
– Вы бы сделали что-нибудь наподобие этого?
– Нет, – ответила я.
– А почему нет? – спросил он, немного спускаясь с небес.
– По двум причинам. Во-первых, всегда подводят какие-то мелочи, даже если план превосходен. Жизнь не поддается контролю. А потом я бы без моего согласия попала в тюрьму или в психиатрический госпиталь, как вы, и вынуждена была бы разговаривать с каким-то сморчком, которого не выбирала. А во-вторых, я бы не сделала этого, потому что у меня есть кое-что, чего нет у вас – совесть.
– Да-а, – протянул он. – А вы не знаете, как я мог бы заиметь хотя бы одну их них?”


Конечно, первый шаг в развитии совести (или, технически, супер-Эго) состоит в том, чтобы позаботиться о каком-то человеке в той степени, в которой это важно для него. Терапевт направляет пациента к более ответственному поведению без морализирования – просто являясь последовательным, не карающим и не поддающимся эксплуатации объектом. Гринвальд (Greenwald, 1958, 1974), работавший с антисоциальными людьми общественного дна Лос-Анджелеса, описал, как ему удавалось налаживать связь с ними таким образом, что они его понимали. Он утверждает: поскольку сила – единственное уважаемое антисоциальными людьми качество, именно сила является тем, что должен прежде всего продемонстрировать терапевт. Гринвальд (Greenwald, 1974) приводит следующий пример:

“Ко мне пришел один сутенер и начал обсуждать свой способ жизни.
– Вы знаете, я стыжусь показать себя и тому подобное, но все-таки это довольно хороший способ заработать, и многие парни хотели бы так жить. Вы знаете, как живет сутенер. Это не так уж и плохо – вы заставляете девчонок суетиться для вас. Так почему бы вам этого не делать? Почему бы любому так не жить?
Я ответил:
– Ты сопляк.
Он спросил, почему. Я объяснил:
– Смотри, я живу на заработки проституток. Я пишу о них книгу; этим я добиваюсь уважения и приобретаю известность; по моей работе сняли фильм. Я заработал на проститутках гораздо больше денег, чем ты когда-нибудь заработаешь. И, кроме того, тебя, подонка, в любой день могут арестовать и посадить в тюрьму на десять лет, а я в это время пользуюсь уважением, восхищением и имею отличную репутацию.
Это он смог понять. Парень увидел, что кому-то, кого он считал таким же, как он сам, известен лучший способ достижения тех же самых результатов”.

Гринвальд обладал своим собственным, довольно свободным, но в основе неподкупным стилем работы с психопатическими пациентами. Он не единственный терапевт, обнаруживший пользу принципа “выворачивания психопата наизнанку” или действия по принципу “кол – колом” (“conning the con”) – способа продемонстрировать, что он заслуживает уважения.
Гринвальд в достаточной степени имел собственные психопатические импульсы, поэтому не чувствовал себя полностью отчужденным от эмоционального мира своих клиентов. Он сообщает о впечатляющих фактах: в течение второго или третьего года интенсивного лечения
психопатические пациенты обычно переживали серьезную и часто психотическую депрессию.

Гринвальд расценивает данный факт как доказательство того, что они стали относиться к нему подлинным образом, а не как к объекту манипуляции, и, осознавая это, погружались в состояние страдания в связи с собственной психологической зависимостью. Эта депрессия, которая проходит очень медленно, по сути своей сходна с описанными Кляйн (Klein, 1935) чувствами младенца второй половины первого года жизни, когда существование матери как отдельной личности вне контроля ребенка болезненно воздействует на него.
skysight: (Default)


Вдохновляет:)
Терпеливое повторение - мать оперантного научения:)
Особенно с даунами и аутятами)

Неупокоев про свой театр для людей с синдромом Дауна сказал так:
— Разницы в работе с ними и с обычными актерами, в общем, нет.
Обычный актер может не сделать чего-то с первого раза. Надо пять раз повторить, чтобы понял.
А особому артисту нужно сказать и показать сто пять раз. Различие — в большей кропотливости, в больших усилиях.


Гуманитарии и дауны действительно похожи больше, чем кажется, с этим трудно не согласиться.
Человек или умеет переводить фантазии в действительность,создавая работающие методы и работающие машины, жизнеспособные политические или экономические системы, востребованные рограммы и гаджеты - или вязнет в них, создавая нечто эфемерное, то есть "искусство".

С другой стороны, для большинства дезадаптивных людей это единственный способ паразитировать на социуме, не вызывающий обычно осуждения - принято осуждать экзогенных наркоманов, но людей, не вылезающих из наушников или из-за барабанной установки, принято считать "тонкими знатоками музыки", а не эндогенными наркоманами.

Влюбленность тоже принято в нашей культуре романтизировать.
А маниакально-депрессивный психоз, ничем от влюбленности не отличающийся и являющийся таким же Дофаминовым Опьянением по сути - нет:
http://kotomysh.livejournal.com/172225.html

Наша отечественная психиатрия очень милосердна и толерантна.

И, может, поэтому не работает так хорошо, как радикальный бихейвиоризм:)

...
ЧСХ, все прочие терапии именно с аутистами и не работают - не дают 40% социализации "на выходе". Интересно, почему. Можно сомневаться в отдельных случаях,но тысячи результатов игнорировать нельзя.
...
Я иногда ставлю мысленно вопрос так: а не хороший ли это "пробный камень" для определения шарлатанов вообще?

Собственно, тот же Neveev об этом в своём блоге и пишет: по его мнению, есть только одна научная школа, и это - когнитивные бихевиористы.

Всё-таки, он бывший соционик - а значит, самый страшный враг астрологии, соционики и лжепсихологиию
Нет более убежденных атеистов, чем бывшие верующие, хорошо и тщательно закопавшиеся в Матчасть.

Я лично не знаю,верно это или нет.
Допустим, что это истинно.
Но тогда это ставит всё на свои места.

От признания неэффективности любых абреактивных терапий в отношении аутизма - один логический шаг и до признания того не-очень-очевидного в-ряде-случаев-факта, что это всё не работает на самом деле ни с кем и ни в каких других случаях, от Карнеги до Юнга, от Берна до гештальтистов, от нео-"лайфспрингов" до пикап-тренингов, не говоря уже о гуманистах и трансперсональщиках.

Даже если это окажется при дальнейшем развитии нашей культуры,науки, истории - и не так или "не совсем так"(всякое могёт быть), имеет смысл ставить вопрос "помогает-не помогает" именно этим ребром.

Мне лично кажется, что не стоит сбрасывать со счёта терапии сенсорной интеграции, психодинамиков, классическую психиатрию - но кто знает?

Я пока только-только на поверхности копаюсь.
Мне нужно заметно заполнить свои личные когнитвные гэпы в метаболизме, в юриспруденции, в неврологии и нейросихологии, в биохимии, в биофизике, в социоэкономике и теории мотивации, в теории систем и генетике, чтобы быть несколько уверенней в этом вопросе. Чем я и намереваюсь заниматься по мере сил и возможностей в свободное время.

Однако, мне видится, что надо рассматривать и такие варианты тоже.

Огромное число людей оправдывают терапевта или учителя, хотя ясной, трезвой частью рассудка сомневаются, что их жизнь действительно меняется к лучшему,а не стоит на месте. Притом, под влиянием жесткого авторитета, они ещё и винят в этом себя - "все правильные, у всех всё получается, это я одна не такая, порчу Работающий Искусный Метод и Хорошую Статистику".

Срабатывают и психологические защиты и когнитивные искажения разного рода, про которые тот же Невеев писал, рекомендуя почитать статью о 26 причинах кажущейся "эффективности" того или иного психотехнического метода.

Например, иллюзия "привет-пока" очень забавна пичальна:

При встрече с терапевтом человек, разумеется, говорит только о своих проблемах. Это фокусирует внимание и его самого, и терапевта на негативной стороне его жизни - и оба начинают верить в серьёзность происходящего. Покидая же кабинет, человек обычно стремится распрощаться на "позитивной ноте". Всё это вместе дает иллюзию того,что после сеанса человеку стало лучше.
"Пришел хмурый - ушел веселый" ведь:)

Другой пример из того же списка самообманов - "иллюзорный эффект плацебо".
Он ярко проявляет себя в кажущейся полезности при прслушивании кассет с внушениями и проигрывании дисков с "гипнотическими аудидорожками".

Цитируя статью:
Один из экспериментов, в которых проявился иллюзорный эффект плацебо, – это известный эксперимент, доказывающий отсутствие какого бы то ни было полезного эффекта от прослушивания сублиминальных (подпороговых) внушений.

Этот эксперимент проходил следующим образом.

Одни испытуемые получили аудиозапись, прослушивание которой, как декларировали ее продавцы, повышает самооценку, но испытуемым сказали, что запись улучшит их память. Другие испытуемые получили запись, якобы улучшающую память, но испытуемым сказали, что она повысит их самооценку.

После прослушивания записей все испытуемые сообщили об улучшениях в соответствующей словам экспериментатора (а не подпороговому содержанию записи) области.

Однако объективные тесты самооценки и памяти не показали никаких изменений. Это и есть иллюзорный эффект плацебо



О том же,но иными словами, говорил и Тони Парсонс, называя учения "о закалке и тренировке сознания" - "ловушками иллюзии становления".

В старой-доброй сайентологии это "фишка номер один" была: "каждый думал,что он - не каждый". Ложь была почти единственным выходом.

А доказательных методов в медицине и в психотерапии тогда ещё не применяли. Им всего-то 20 лет от роду.

Ну,а когда все бодаются, тогда любые приёмы чёрной риторики становятся позволительны - ведь бисера свинья всё равно не оценит. "А мне нравится Рон Хаббард и Чикатилло!" - когда вопрос для человека стоит таким образом, то это модуль некритического Опьянения. Низкая различающая способность.

Мало ли кому что нравится. Мне вот кришнаиты нравятся и мусульмане нравятся. С мифопоэтической стороны и песенки у них милые. Мне креационисты симпатичны(некоторые). Мне Айн Рэнд нравится и Вассерман нравится.

Но это не ставит их в положение реально значимого смыслового авторитета.

А если учитывать эффекты "кажущейся эффективности" с точки зрения Трезвости, то логически придется принять и соображения следующего характера.

Приводить в качестве примера эффективности в таком случае нельзя даже вполне корректные(формально) научные исследования по депрессии и тревожным расстройствам - хотя бы потому,что в них, опять же, ярко видно, что метод может быть любым, а значение имеет только качественное живое межличностное общение с хорошим человеком, в роли которого и выступает любой терапевт - при условии,что он "позитивный светлый человечек".
Вот это,например, - очень (не)показательно:
http://www.plosmedicine.org/article/info%3Adoi%2F10.1371%2Fjournal.pmed.1001454

Контрольная группа("regular care") не получала того же общения и смысловой подпитки - конечно, она показала более низкий результат. "Обычная забота", без глубокой, искренней подпитки личным вниманием - приводит у маленьких детей к госпитализму. Взрослый может компенсировать депривацию самостимуляцией - но лишь до определенной степени.

Конечно, все терапии оказались одинаково (не)эффективными - дело было не в них самих, а в личности психотерапевта и в обычной человеческой потребности в осмысленном душевном общении, в противоположность тому,что обычно осуществляется на рабочем или бытовом уровне.

А вот шизофрения, психозы и аутизм - очень хорошие "пробные камешки".
И вот ведь какая "подлючесть" тогда получается - ни медитации не помогают, ни йога,ни "осознанный гештальт осознания своей осознанности осознанностью", ни личностные "ростовые" тренинги в их обычной форме.

А всеми сильно нелюбимые маньяки-когнитивщики таки ещё как помогают.

"По плодам судите",как говорил один библейский персонаж.

Психозы - таки лечатся. Чем?
Когнитивным бихевиоризмом.
Gutiérrez, M; Sánchez, M; Trujillo, A; Sánchez, L (2009). "Cognitive-behavioral therapy for chronic psychosis". Actas espanolas de psiquiatria 37 (2): 106–14. PMID 19401859.

"Неизлечимая" шизофрения - таки лечится. Притом - только когнитивным бихейвиоризмом. Притом, это уже доказано научно, а не голословно утверждается:
Rathod, Shanaya; Phiri, Peter; Kingdon, David (2010). "Cognitive Behavioral Therapy for Schizophrenia". Psychiatric Clinics of North America 33 (3): 527–36. doi:10.1016/j.psc.2010.04.009. PMID 20599131.

Интересно, что никакие другие виды психотерапии с действительно нездоровыми мозгами и не справляются.

Некоторые даже на "голубом глазу" говорят:

"Я работаю только со здоровыми и за психозы не берусь!"

Это как сказать:
"Я гомеопат, я лечу всё, но только у здоровых и богатых.
А вот лично ваш кармический рак лечить не буду"


Но ведь вся мотивированная деятельность упирается в дофаминэргику.
Если не справляешься с большим отчётливым глюком, то как справишься с мелким и менее отчетливым, "растворенным" в ткани ошибок и заблуждений повседневности?
Одно дело вытащить толстую стрелу из спины - совсем другое найти блуждающую по организму иголку... особенно если её там нет.

Что ещё почитать:


American Academy Of Pediatrics (2001). Policy Statement: The Pediatrician's Role in the Diagnosis and
Management of Autistic Spectrum Disorder in Children (RE060018) Pediatrics, 107, 1221-1226.
http://www.aap.org/policy/re060018.html

American Psychological Association Division 53: Society of Clinical Child and Adolescent Psychology.
Review of Evidence-Based Mental Health Treatment for Children and Adolescents, including Autism.
http://effectivechildtherapy.com/sccap/?m=sPro&fa=pro_ESToptions#sec13 Accessed November
29, 2010

Autism Society of America (1998) Intensive Behavioral Intervention. Informational handout
downloaded from www.autism-society.org

Autism Speaks (2012) Applied Behavior Analysis (ABA). Downloaded from
http://www.autismspeaks.org/what-autism/treatment/applied-behavior-analysis-aba on
November 2, 2012.

Baker, B.L. & Feinfield, K.A. (2003). Early intervention. Current opinion in psychiatry. 16, 503-509.

Barbaresi, W.J., Katusic, S.K., & Voigt, R.G. (2006). Autism: A review of the state of the science for pediatric primary health care clinicians. Archives of Pediatric and Adolescent Medicine, 160. 1167-1175.

Bregman, J.D. & Gerdtz, J. (1997). Behavioral Interventions. In D.J. Cohen & F.R. Volkmar, (Eds.), Handbook of Autism and Pervasive Developmental Disorders (pp. 606-630). New York: Wiley.

Bregman, J.D., Zager, D. & Gerdtz, J. (2005). Behavioral interventions. In F.R. Volkmar, R. Paul, A. Klin, & D. Cohen (eds.) Handbook of Autism and Pervasive Developmental Disorders. New York: John Wiley & Sons. 897-924.

California Legislative Blue Ribbon Commission on Autism (2007). Report: An Opportunity to Achieve
Real Change for Californians with Autism Spectrum Disorders. Sacramento, CA: The Legislative
Office Building. Available online at: http://senweb03.sen.ca.gov/autism

Centers for Disease Control (2012) Autism Spectrum Disorders. Downloaded from
http://www.cdc.gov/ncbddd/autism/treatment.html on November 2, 2012.

Chorpita, B.F. & Daleiden, E.L. (2007). 2007 Biennial report: Effective psychosocial interventions
for youth with behavioral and emotional needs. Child and Adolescent Mental Health Division, Honolulu: Hawaii Department of Health.

Chorpita, B.F. & Daleiden, E.L. (2009). 2009 Biennial Report: Effective psychosocial interventions for youth with behavioral and emotional needs. Child and Adolescent Mental Health Division, Honolulu: Hawaii Department of Health. Available online at: http://hawaii.gov/health/mentalhealth/camhd/library/pdf/ebs/ebs013.pdf

Chorpita, B.F. et al. (2011). Evidence-based treatments for children and adolescents: An updated
review of indicators of efficacy and effectiveness. Clinical Psychology Science and Practice. 18,
154-172.

Cohen, H., Amerine-Dickens, M., & Smith, T., (2006). Early Intensive Behavioral Treatment:
Replication of the UCLA model in a community setting. Developmental and Behavioral
Pediatrics, 27, S145-S155.

Committee on Children With Disabilities (2001). Technical Report: The Pediatrician's Role in the
Diagnosis and Management of Autistic Spectrum Disorder in Children. Pediatrics, 107, e85.
http://www.pediatrics.org/cgi/content/full/107/5/e85

Dawson, G. (2008). Early behavioral intervention, brain plasticity, and the prevention of autism spectrum disorder. Development and Psychopathology. 20, 775-803. doi:10.1017/S0954579408000370.Is EIBI and ABA Sufficiently Evidence-Based to be Medically Necessary Treatment? Page 10
(2013) Eric V. Larsson, PhD, LP, BCBA-D

Dawson, G. & Burner, K. (2011). Behavioral interventions in children and adolescents with autism
spectrum disorder: A review of recent findings. Current Opinion in Pediatrics, 23, 616-620
doi:10.1097/MOP.0b013e32834cf082

Eikeseth, S., Smith, T., Jahr, E., & Eldevik, S. (2007) Outcome for children with autism who
began intensive behavioral treatment between ages 4 and 7: A comparison controlled study.
Behavior Modification, 31, 264-278.

Filipek, P.A. et al. (1999). The screening and diagnosis of autistic spectrum disorders. Journal of Autism and Developmental Disorders. 29, 439-484.

Frazier, T.W., Youngstrom, E.A., Haycook, T., et al. (2010). Effectiveness of medication combined with intensive behavioral intervention for reducing aggression in youth with autism spectrum disorder.
Journal of Child and Adolescent Psychopharmacology, 20, 167–177.

Helt, M., Kelley, E., Kinsbourne, M., Pandey, J., Boorstein, H., Herbert, M., & Fein, D. (2008). Can children with autism recover? If so, how? Neuropsychology Review. 18, 339-366.

Howard, J.S., Sparkman, C.R., Cohen, H.G., Green G., & Stanislaw H. (2005).
A comparison of intensive behavior analytic and eclectic treatments for young children with autism. Research in Developmental Disabilities. 26, 359-383.

Howlin, P., Magiati, I., & Charman, T., (2009). Systematic review of early intensive behavioral
interventions for children with autism. American Journal on Intellectual and Developmental
Disabilities. 114:23–41. doi:10.1352/2009.114:23;nd41. PMID 19143460.

Johnson, E., & Hastings, R.P. (2002). Facilitating factors and barriers to the implementation of intensive home-based behavioural intervention for young children with autism. Child Care Health and Development. 28, 123-129.

Koegel, R.L., Koegel, L.K., Vernon, T.W., & Brookman-Frazee, L.I. (2010). Empirically supported pivotal response treatment for children with autism spectrum disorders. In J.R. Weisz & A.E. Kazdin (Eds.), Evidence-Based Psychotherapies for Children and Adolescents. New York: Guilford. 327-344.

Levy, S.E., Mandell, D.S., & Schultz, R.T. (2009). Autism. Lancet. 374, 1627-1638.
Maine Administrators of Services for Children with Disabilities (2000). Report of the MADSEC Autism Task Force, Revised Edition.. Kennebec Centre, RR 2 Box 1856, Manchester, ME 04351,
http://www.madsec.org/docs/atf.htm

Mudford, O.C., Martin, N.T., Eikeseth, S., & Bibby, P. (2001). Parent-managed behavioral treatment for preschool children with autism: Some characteristics of UK programs. Research in Developmental Disabilities, 22, 173-182.

Myers, S.M., Johnson, C.P. & the American Academy of Pediatrics Council on Children With
Disabilities, (2007). Management of children with autism spectrum disorders. Pediatrics. 120,
1162–1182. doi:10.1542/peds.2007-2362. PMID 17967921. Available online at
http://aappolicy.aappublications.org/cgi/reprint/pediatrics;120/5/1162.pdf. Accessed
November 27, 2007.

National Institute of Mental Health (2008). Autism Spectrum Disorders: Pervasive Developmental
Disorders. NIH Publication no. 08-5511.

National Research Council (2001). Educating Children with Autism, Committee on Educational
Interventions for Children with Autism, Division of Behavioral and Social Sciences and Education,
Washington, D.C.: National Academy Press.

http://books.nap.edu/books/0309072697/html/index.html
New York State Department of Health Early Intervention Program (1999). Clinical Practice Guideline: Report of the Recommendations, Autism/Pervasive Developmental Disorders, Assessment and Intervention for Young Children. Publication #4215. Health Education Services, P.O. Box 7126,
Albany, NY 12224.

http://www.health.state.ny.us/nysdoh/eip/menu.htmIs EIBI and ABA Sufficiently Evidence-Based to be Medically Necessary Treatment? Page 11(2013)

Eric V. Larsson, PhD, LP, BCBA-DPerry, A., Cummings, A., Geier, J. D., Freeman, N. L., Hughes, S., LaRose, L., Managhan, T., Reitzel, J.A.,& Williams, J. (2008).
Effectiveness of intensive behavioral intervention in a large, communitybased program. Research in Autism Spectrum Disorders, 2, 621–642.

Reichow, B. & Volkmar, F. (2010). Social skills interventions for individuals with autism: evaluation for evidence-based practices within a best evidence synthesis framework. Journal of Autism and Developmental Disorders, 40, 149–166.

Reichow, B., Volkmar, F.R., & Cicchetti, D.V. (2008). Development of the evaluative method for
evaluating and determining evidence-based practices in autism. Journal of Autism and
Developmental Disorders. 38, 1311-1319.

Rimland, B. (1994). Recovery from autism is possible. Autism Research Review International, 8, 3.
Rogers, S.J. (1998). Empirically supported comprehensive treatments for young children with autism.

Journal of clinical child psychology. 27. 167-178.
Rogers, S.J., & Vismara, L.A. (2008). Evidence-based comprehensive treatments for early autism. Journal of Clinical Child and Adolescent Psychology. 37:8–38. doi:10.1080/15374410701817808. PMID
18444052.

Sallows, G.O., & Graupner, T.D. (2005). Intensive behavioral treatment for children with autism:
Four-year outcome and predictors. American Journal on Mental Retardation, 110, 417-438.
Satcher, D. (1999). Mental health: A report of the surgeon general. U.S. Public Health Service. Bethesda,
MD. Available at:
http://www.surgeongeneral.gov/library/mentalhealth/chapter3/sec6.html#autism
Simeonsson, R.J., Olley, J.G., & Rosenthal, S.L. (1987). Early intervention for children with autism. In M.J. Guralnick & F.C. Bennett (Eds.) The effectiveness of early intervention for at-risk and handicapped children. (pp. 275-296).
Orlando FL: Academic Press.

Smith, T. (2010). Early and intensive behavioral intervention in autism. In J.R. Weisz & A.E. Kazdin (Eds.), Evidence-Based Psychotherapies for Children and Adolescents. New York: Guilford. 312-326.

Vismara, L.A. & Rogers, S.J. (2010). Behavioral treatments in autism spectrum disorder: What do we know? Annual Review of Clinical Psychology 6, 447-468.

Volkmar, F., Cook, E.H., Pomeroy, J., Realmuto, G. & Tanguay, P. (1999). Practice parameters for the assessment and treatment of children, adolescents, and adults with autism and other pervasive
developmental disorders. Journal of the American Academy of Child and Adolescent
Psychiatry, 38 (Supplement), 32s-54s.

Warren, Z., McPheeters, M.L., Sathe, N., Foss-Feig, J.H., Glasser, A., & Veenstra-VanderWeele, J. (2011). A systematic review of early intensive intervention for autism spectrum disorders. Pediatrics,127, e1303-e1311. doi: 10.1542/peds.2011-0426

Warren, Z., Veenstra-VanderWeele, J., Stone, W., Bruzek, J.L., Nahmias, A.S., Foss-Feig, J.H., Jerome, R.N., Krishnaswami, S., Sathe, N.A., Glasser, A.M., Surawicz, T., McPheeters, M.L. (2011).

Therapies for children with autism spectrum disorders. Comparative Effectiveness Review, No. 26, Rockville, MD: Agency for Healthcare Research and Quality. Available at:
www.effectivehealthcare.ahrq.gov/reports/final.cfm.

Young, J., Corea, C., Kimani, J., & Mandell, D. (2010). Autism spectrum disorders (ASDs) services: Final report on environmental scan. Columbia, MD: IMPAQ International.
skysight: (Default)


Жил-был старик да старуха, у них было три дочери. Старик пошел в амбар крупку брать; взял крупку, понес домой, а на мешке-то была дырка; крупа-то в нее сыплется да сыплется. Пришел домой.

Старуха спрашивает: «Где крупка?» — а крупка вся высыпалась. Пошел старик собирать и говорит: «Кабы Солнышко обогрело, кабы Месяц осветил, кабы Ворон Воронович пособил мне крупку собрать: за Солнышко бы отдал старшую дочь, за Месяца — среднюю, а за Ворона Вороновича — младшую!» Стал старик собирать — Солнце обогрело, Месяц осветил, а Ворон Воронович пособил крупку собрать. Пришел старик домой, сказал старшей дочери: «Оденься хорошенько да выйди на крылечко». Она оделась, вышла на крылечко; Солнце и утащило ее. Средней дочери также велел одеться хорошенько и выйти на крылечко. Она оделась и вышла; Месяц схватил и утащил вторую дочь. И меньшой дочери сказал: «Оденься хорошенько да выйди на крылечко». Она оделась и вышла на крылечко; Ворон Воронович схватил ее и унес.

2
Старик и говорит: «Идти разве в гости к зятю». Пошел к Солнышку; вот и пришел. Солнышко говорит: «Чем тебя потчевать?» — «Я ничего не хочу». Солнышко сказало жене, чтоб настряпала оладьев. Вот жена настряпала. Солнышко уселось среди полу, жена поставила на него сковороду — и оладьи сжарились. Накормили старика. Пришел старик домой, приказал старухе состряпать оладьев; сам сел на пол и велит ставить на себя сковороду с оладьями. «Чего на тебе испекутся!»— говорит старуха. «Ничего, — говорит, — ставь, испекутся». Она и поставила; сколько оладьи ни стояли, ничего не испеклись, только прокисли. Нечего делать, поставила старуха сковородку в печь, испеклися оладьи, наелся старик.

3
На другой день старик пошел в гости к другому зятю, к Месяцу. Пришел. Месяц говорит: «Чем тебя потчевать?» — «Я, — отвечает старик, — ничего не хочу». Месяц затопил про него баню. Старик говорит: «Темно, быват, в бане-то будет!». А Месяц ему: «Нет, светло; ступай». Пошел старик в баню, а Месяц запихал перстик свой в дырочку и оттого в бане светло-светло стало. Выпарился старик, пришел домой и велит старухе топить баню ночью. Старуха истопила; он и посылает ее туда париться. Старуха говорит: «Темно париться-то!» — «Ступай, светло будет!» Пошла старуха, а старик видел-то, как светил ему Месяц, и сам туда ж — взял прорубил дыру в бане и запихал в нее свой перст. А в бане свету нисколько нет! Старуха знай кричит ему: «Темно!» Делать нечего, пошла она, принесла лучины с огнем и выпарилась.

4
На третий день старик пошел к Ворону Вороновичу. Пришел. «Чем тебя потчевать-то?» — спрашивает Ворон Воронович. «Я, — говорит старик, — ничего не хочу». — «Ну, пойдем хоть спать на седала». Ворон поставил лестницу и полез со стариком. Ворон Воронович посадил его под крыло. Как старик заснул, они оба упали и убились.
skysight: (Default)
Бесконечность распознаваема, но не познаваема.
(с. Рене Декарт)


(с.Аарон Гроэн, "Ночное небо Дакоты")
skysight: (Default)
Аутистка и писательница Аманда Беггс(совершенно невербальная женщина - посмотрев на её поведение взглядом нейротипичного неспециалиста, большинство людей не сочло бы её "разумным человеком" вообще) дала аутизму очень интересное определение:

"Вы могли обратить внимание, что я ничего не сказала о социальных навыках.
Это потому, что я не считаю, что фундаментальная основа аутизма связана именно с ними.
Аутизм – это отличия в сенсорном восприятии, познании и движениях. В том, как они взаимодействуют и дополняют друг друга. Социальные проблемы оказываются где-то на периферии – они или вытекают из трех областей сложностей, о которых я упоминала, или являются результатом встречи двух людей, чье понимание и взаимодействие с миром несовместимы. Этот стык разного понимания и реакций на окружающий мир – это именно то место, где и появляются любые проблемы с социальными навыками.
(с. Аманда Беггс)

Определение получилось очень широким.
Настолько, что оно отчасти пересекается с областью ощущений нормального человека.
И мне показалось удобным записать его как одну из опорных точек для рассуждений о людях и их сознании в контексте этого жж.

Просто хотя бы чтобы выложить кучу мыслей в том виде,в каком она ко мне пришла и затем уже, "на свету", медленно и тщательно разобрать на ниточки в правильном порядке.
С любой личной бредятиной надо поступать именно так, чтоб была хотя бы какая-то польза от этого процесса.

Итак, аутисты, шизоиды, нормальные люди. Сенсорика. Социализация. Адаптация.

Посмотрим на норму: даже при отсутствии дальтонизма, цветовое восприятие мужчин и женщин очень сильно отличается, особенно в области красных оттенков.



Различается количество вкусовых сосочков на языке - особенно в областях,связанных с горьким вкусом.
Приводит это к тому,что миру бродят удивительные люди, которые могут пить кофе эспрессо и не менее удивительные люди, которые не могут есть цветную капусту из-за того,что частью её вкусового букета является горечь.
И вообще, овощи становятся людям с большим количеством вкусовых рецепторов - противными и невыносимо-горькими.

Различается музыкальный слух - у меня,например, нет абсолютного музыкального слуха, я почти никогда не могу "поймать" мозгом "подвешенную" ноту и "поставить её на место" в общем ряду. У меня музыкальное восприятие "относительное", "релятивистичное". Оно "плавает", как плохой ученик в теме урока:).

Поэтому я не могу воспринимать оперу нормально:) "Хороший голос" - это для меня глубоко эзотерическое понятие.
Большинство голосов, которые называют "сильными", мне кажутся "скучными" и "некрасивыми".

Напротив, у моей матери музыкальный слух абсолютный - она способна различать и определять отдельные ноты, взятые из любого субстрата - на флейте ли они, на рояле, или вообще. "выпрыгивают" из сковородки.
Вот там - "до", а вот там - "характерная ми".

Мать Орфис способна легко различать разницу в 1/124 тона.
Орфис еле-еле улавливает разницу в 1/8.

Поэтому индийская музыка мне не кажется сильно отличной от западной - я этих мелодичных "плывунов" в индийских рагах почти "не замечаю", если не прислушиваюсь с сильным напряжением.

А нормальные западные люди, оказывается, как раз поэтому её сильно не любят:




Моя тётя не умеет помнить оттенок ткани и "определять" его в общем ряду.
Чтобы понять,какой цвет светлее другого, она вынуждена держать их перед глазами.
А я вот помню. Мне не надо бежать на другой конец магазина,чтоб сравнить два кремовых оттенка занавесок.

При этом, я аудиал - я люблю людей больше всего, когда они на расстоянии 7 метров и с приятным высоким голосом. А если они и умные и добрые вещи говорят - мне больше ничего от них не надо.

Если человек хорошо звучит, то насколько он с точки зрения гламурных стандартов "красив", мне посрать.

Хотя если у человека женская тушка, кудрявые светлые волосы, пухлая фигура и "балтийские черты" морды лица - это меня порадует чуть сильнее. У меня "пунктирное" национал-нейрогенетическое чувство "родства".

Моя мать - тактил и визуал. Пока она не перещупает все складки на теле другого чловека, она не получит удовольствия от разговора и не поймет, о чем идёт речь.


Некоторые люди не могут заснуть без одеяла. Тяжелого, давящего на тело одеяла, успокаивающего своим давлением и задающего некую пространственную определенность внутреннему образу "я". А некоторые совсем наоборот - не могут спать под чем-то вообще, и накрываются простынкой приличия ради.

Я шизоидный рукожоп. Замки и ключи, мне кажется, придумали сексуально неудовлетворенные садисты, которым нравится,чтоб другие люди страдали, отдавливая себе пальцы до крови.
При этом, я могу связать шарф очень ровно и красиво(хотя вязать свитера не умею, научилась базовым петлям просто для прикола и медитации), а моя двоюродная тетка не может сделать ровным ни одного ряда - все её петли разного размера и шарфище,как следствие, получается "в стиле гранж".

Нельзя обойти стороной сексуальные пристрастия и склонности - некоторые не могут без БДСМных шлепков, щелчков, пощёчин, царапанья когтями и битья лопатками по жопе, а кому-то достаточно просто дунуть в ухо,чтобы привести в состояние полноты счастья и довольства жизнью.
Про ориентацию стоит ли говорить?
Есть гомосексуалы и гетерасты, моногамные однолюбы и полигамные казановы, есть асексуальные дрочеры и антисексуальные сублиматоры, есть саписексуалы, которые заводятся от лекций по минералогии и есть щедрые и благородные люди, которые могут иметь удовольствие иметь все,что движется, вне зависимости от его формы.

Казалось бы, причём здесь взаимопонимание в других областях.

Но эти вещи настолько связаны и зачастую неслучайны, что стоит говорить о социосенсорной интеграции, социосенсорной депривации, социосенсорном взаимодействии с миром и даже о зоне "комфорта" говорить в социо-сенсорном смысле.

Просто на аутистах это видно ярче.
Но это не только "чисто аутичное дело".

Про то, что значительная часть взаимодействия с внешней средой имеет характер "общения", речи, было не так давно выявлено при исследовании поведения насекомых.

Ген FOXP2, ключевой для речевых навыков человека, у мух-дрозофил отвечает за формирование устойчивой "обратной связи" от среды.

Хотя(а может, как раз благодаряэтому) фруктовые мушки даже в плане "социалки" - не пчёлы и не муравьи, и по природе скорее анархо-индивидуалисты.

http://lenta.ru/news/2014/06/30/foxp2flies/

А сравним теперь это с аутистами. Посмотрим ещё раз на "язык" Аманды Беггс.



По сути, человек, общаясь с человеком, получает опосредованную связь с Реальностью через знаковое, символическое выражение ощущений чужого тела.

Впрочем, как раз об этом постоянно (но очень по-своему) говорил Зигмунд Фройд. Но его, кажется, или не хотели воспринимать под этим углом, или просто не могли.

С психоанализом, ящитаю, сыграло злую историческую шутку то, что психоанализ отошёл от "грубой" классической фрейдовской неврологии в область отвлечённой семиотики слишком рано и неубедительно.
В итоге имеем упоротых Лаканистов, которые знают Фсю Фселенскую Правду-Матку,но не могут подвести под неё доказательную базу, потому что нет способов сейчас её подвести. Компьютеры слабоваты. А люди удручающе субъективны и ограничены.
А скажи человеку с наскока: "А ты знаешь ,что ты - продукт речи,а не речь - продукт тебя?" - и для него это будет либо бредом, либо плохо доказанными околофилософскими паранаучными домыслами мыслеблудного характера.

И во втором случае он даже не будет неправ на данный исторический момент.
"Доказать" Фройда можно будет эдак в 26 веке.
Когда эрогенные зоны детей и их миграцию не будут рассматривать в культуре как нечто несуществующее и в то же время табированное.

Как Фауст отреагировал - "Но так высоко я не ставлю Слова...В начале было Дело - вот в чём Суть"

Со всеми вытекающими из этого "проседаниями" и компенсациями людей.

Про компенсации. Кусок личной эзотерической истории.

Тусуясь два года с каббалистами линии Михаэля Лайтмана, когда была мелким шизотериком, я как-то услышала притчу от Рава Лайтмана в изложении нашего преподавателя с наглядным примером того, почему Творец "Не исполнит все желания людей сразу и зачем это нужно".

Он привел в качестве примера двух детей:

Один просит варенья и мать сразу же дает ему варенье.
В другом случае, мать строго-настрого запрещает варенье и прячет его высоко-высоко на полку.


Преподаватель задал вопрос: как думаете, кто из этих детей будет умнее?
Счастливый, которому сразу дали то, о чем он просил или "несчастный", которому пришлось столкнуться с препятствием в непосредственном получении желаемого?

Неизвестно.

Но то, что включить мозг, чтобы расширить область своего интереса к варенью на вопросы "А где достать стул?" - придётся именно второму, достаточно очевидно.


Люди редко становятся умными от "хорошей лёгкой жизни".
Человек - это сумма того,что с ним было сделано и того,что он сделал сам.
Может, в этом где-то и лежит феномен того,как много в России хороших мозгов...
И как много в США среди ученых потомков русских.
И почему евреи, которых п..здели все семитофобы на протяжении всей истории, продолжали упорно держаться причудливых традиций.
И в итоге длительного полового и социального отбора по особому алгоритму с довольно экзотически заданными условиями поведения получили совершенно уникальный мозг.
Генетику ашкназим давно и серьёзно изучают и много чего находят.

Впрочем, я тут скорее капитаню очевидное, чем открываю новое. Это опять же, опорная точка для внимания.

Про сенсорику и логику шизоидов(и их "пседоасоциальность") и распределение зоны внимания/комфорта, кажется, хорошо и внятно сказал только эпилептоид Пономаренко.
Никто не знает тебя так хорошо и с такой резкой отчетливостью, любовью-ненавистью, как твой "антипод по сенсорному процессингу":)))




Эпилептоидов раздражает шизоидная "плывущая логика" в невероятной степени. Им обычно, "по дефолту" кажется, что шизоид пытается их наебать - что вполне естествнно предоположить. Шизоиды не хитрят, но "мутят воду".
Делают же они это не затем,чтобы что-то стратегически скрыть, а чтобы тактически выявить неочевидное - но это обычно не "прокатывает".
Притом чем искреннее шизоид с людьми, тем хуже обстоит с доверием и взаимопониманием.
Сенсорная обработка значимых и незначимых импульсов начинается на бессознательном уровне. Задолго ,до того, как "цивилизованное" сознание логически примет решение о том,что считать важным и и что - неважным.

Пономаренко иллюстрирует примерами из жизни:

"Чтобы представить себе, как (и, главное, почему именно так!) передвигается шизоид, обратимся к примеру, найденному автором в статье о знаменитом физике, нобелевском лауреате Льве Ландау.

Ландау возвращался в Москву из-за границы после полуторалетнего отсутствия. В поезде он решил написать письмо, открыл чернильницу и... потерял от нее крышечку.

Почему-то Ландау не решился расстаться с чернильницей и поместил ее, открытую, в карман пиджака. Выйдя из поезда, он старался двигаться так, чтобы чернильница в кармане его дорогого заграничного пиджака не пролилась.
Ничего себе — картинка!
Родители будущего светила мировой науки, увидев сына, испытали шок. Они решили, что он, очевидно, болен какой-то тяжелой болезнью...
Обратите внимание, странная пластика Ландау в этом эпизоде во многом объяснялась тем, что в своем поведении он сделал акцент на объективно второстепенном жизненном обстоятельстве, на далеко не главной цели — на сохранении чернил в чернильнице.
Значительно более важные (по крайней мере, с ортодоксальной точки зрения) цели — встреча с родителями после долгой разлуки (произвести на них хорошее впечатление), сохранение пиджака (при тогдашнем товарном дефиците — вещь существенная), наконец, удобство передвижения по перрону — были им проигнорированы.
Очень показательный пример.
(...)
Представьте себе, что вы проголодались и зашли в ближайшую закусочную (в ту, где нет официантов и посетители сами себя обслуживают). В руках у вас громоздкий портфель, а вы вознамерились не отказать себе в удовольствии как следует пообедать. По счастливому стечению обстоятельств, за одним из столиков сидят ваши друзья. Какие действия вы совершите и в какой последовательности?

Те из вас, в ком преобладает ортодоксальное мышление и усвоенные с его помощью стереотипы поведения, вначале подойдут к друзьям и поздороваются: «Рад видеть вас. Как поживаете?» Затем попросят приглядеть за портфелем и отправятся к стойке делать заказ. После получения заказа вернутся к друзьям и с удовольствием попируют в честной компании. Не так ли?

Добрый знакомый автора — шизоид поступил иначе.

В аналогичной ситуации он, не обращая, казалось, внимания на приятелей, подошел к стойке и заказал кучу всякой снеди.
Когда заказ был выставлен перед ним, он, неожиданно для самого себя, столкнулся с проблемой портфеля.
Как перенести все разом на облюбованный столик, когда одна рука занята тяжелой вещью? — Проще простого!
Он зажал портфель между ногами (теперь, о счастье, обе руки свободны!), взял заказ и начал движение.
Идти было неудобно, да и со стороны все это выглядело, мягко говоря, необычно, но это его не смутило.

На его лице заиграла несколько странноватая, однако, вполне дружелюбная улыбка. Теперь стало ясно, что своих друзей он заметил сразу, как только вошел, но почему-то принял решение несколько повременить с общением."


Мелкая моторика такая мелкая




В эволюционной биологии есть понятие дизруптивного отбора. В 7 классе мы все его проходили и помним, что дизруптивный отбор, в отличие от стабилизирующего, осуществляется таким образом, что в популяции закрепляюттся крайние морфологические формы.



Классический пример, про который преподаватели обычно прожeжживают все уши школоте ad nauseam, является абстрактно-вакуумный пример с сильным ветром и птицами: при интенсивном воздушном потоке выживают или птицы с очень сильными и гибкими крыльями, позволяющими маневрировать и точно регулировать воздушный оток, или такие, которым вообще крылья не нужны, которые "рождены ползать". "Порхалкам средней руки" приходится хуже - неудобнее и тех,кто "нелетун" и тех,кто "мастер воздушных бочек".

Те, кому не повезло оказаться "посредственностью", при таком положении дел страдают сильнее всего и вымирают постепенно, оставляя все меньше и меньше похожего на самих себя потомства - из их детей выживают успешнее всего только такие, кто на родителей похож не как можно больше, а как можно меньше в любую сторону от статистической середины.

Я это к чему. Нечто похожее в плане "норморасшатывания" происходит в рамках ориентировочного рефлекса у шизоидов.

В капиталистическом конкурентном обществе, при явлении "перенасыщенности рынка"(в прямом и в метафорическом смыслах - "востребованность" в социуме тесно зависит от характера связи с реалиями и опытом), ключевой способностью для выживания является специализация.

Ключевым способом шизоида уйти от опасности, подстраховаться от ошибок, является избыточность и "дизрупция" логического процесса.

При этом решаются две задачи выживания в информационно-смысловом пространстве:
1)Страховка. Если используешь для описания одного и того же состояния в разных контекстах разные выражения, то в случае ,если контекст будет забыт, его можно будет восстановить именно за счет специфичности слова - легче восстановить выпавшие звенья.
Хотя эта "избыточная витиеватость" всех бесит, она спасает шизоида и позволяет ему "не потерять себя в области своего познания". Она ориентировочно-страховочна.

Представьте себе племя туземцев, которые зайцев и кроликов называют одинаково, хотя знают, что это два разных животных, живущих в двух разных местах.Это настолько очевидно,что об этом никто не говорит.
Кролики "алагама" живут при этом в северной части острова, а зайцы -алагама - в южной.
Одного из великих людей племени зовут "Тот,кто живет там, где пасутся алагама",при этом все знают, что имеется ввиду.
Но вы об этом по сохранившемся записям не догадаетесь никогда.
Вы потратите кучу времени, ища этого человека, если Вам никто не решит в этом помочь.


В большинстве естественных языков слова -омофоны находятся друг от друга "в разных мирах".
Коса,которой косят, коса,которая у берега и коса,которая на затылке - различаются только по контексту. "Я знаю, где коса" - фраза, которую можно понять как угодно, и это очень плохо.
По ней невозможно точно восстановить ситуацию, в которой предмет был потерян.

Теперь можно вспомнить стихи Велимира Хлебникова, обращая внимание на его склонность к неологизмам как на защитный механизм.
Он был не просто шизоид, а шизоид, скатившийся в шизофрению.
Мы обязаны ему русифицированным "лётчик" как "альтернативно-дизруптивным" синонимом к слову "авиатор".

2)Уход от среднего, уход от прямого конфликта, защита от скученности.
Позволяет шизоидам реже сталкиваться с эпилептоидами,"заточенными" более узко и более нетерпимыми к инакомыслию/свободомыслию вплоть до насилия физического.

На взгляд стороннего человека, "изобретение велосипедов" только мешает - однако шизоидов именно "изобретение велосипедов" спасает от того,чтобы сразу не быть зохаваными.
Это позволяет накопить жизненные ресурсы, деньги, имущество, создать медленные,но устойчивые связи высокого качества, прочные "на разрыв" в социуме.

Как-то так.
Но у психоаналитиков защитные механизмы,конечно, огромная и сложная тема и это просто её маленький кусочек.

Я это всё написанное, наверное, к планирующемуся посту о толерантности, этике, разуме, здоровье, религиозных практиках и психотерапии подвожу.
И о том, почему некоторым плохо от того, от чего другим может быть только хорошо.
skysight: (Default)
*********
"Судебная система, начиная с того момента, когда ее господство становится безраздельным, скрывает свою функцию. Так же как и жертвоприношение, она скрывает — пусть в то же время и раскрывая — то, что делает ее похожей на месть, на всякую другую месть, отличаясь лишь тем, что она не будет иметь последствий, что за нее саму мстить не будут.

В первом случае за жертву не мстят, потому что она не «та»; во втором случае насилие поражает именно «ту» жертву, но с настолько сокрушительными силой и авторитетом, что всякий ответ становится невозможен.


Могут возразить, что на самом деле функция судебной системы вовсе не скрыта. Да, мы действительно знаем, что правосудие больше заинтересовано в общественной безопасности, чем в абстрактной справедливости; но от этого не ослабевает наша вера в то, что основана эта система на принципе справедливости, который ее характеризует и которого нет в первобытных обществах. Чтобы в этом убедиться, достаточно почитать работы на эту тему. Мы все время воображаем, что решающее различие между первобытным и цивилизованным обществом заключается в какой-то неспособности первобытных обществ установить виновного и уважать сам принцип виновности. Именно в этом пункте мы себя и мистифицируем. Если в первобытном обществе и отворачиваются от виновного с упорством, которое нам кажется глупостью или извращением, так это из-за страха дать мести пищу.

Если наша система кажется нам более рациональной, то на самом деле из-за того, что она лучше соответствует принципу мести. У акцента на наказании виновного другого смысла нет. Вместо того чтобы всеми силами мешать мести, ослаблять ее, обходить или отклонять на второстепенную цель, подобно всем собственно религиозным процедурам, судебная система ее рационализирует, успешно кроит и ограничивает месть по собственному желанию; она манипулирует ею без всякого риска; она превращает ее в крайне эффективную технику исцеления — а во вторую очередь и профилактики — насилия.

Эта рационализация мести совершенно не предполагает более непосредственной или более глубокой связи с обществом; напротив, она основана на суверенной самостоятельности судебной власти, которая обрела полномочия раз и навсегда и решения которой не может оспорить — по крайней мере, в принципе — ни одна группа, ни даже единодушная воля всего коллектива. Ни представляя ни одну частную группу, будучи лишь собой, судебная власть не связана ни с кем в частности и потому служит всем сразу, и все склоняются перед ее решениями. Лишь судебная система без колебаний всегда бьет по насилию прямой наводкой, поскольку обладает абсолютной монополией на насилие. Благодаря этой монополии, ей обычно удается погасить, а не обострять, не распространять, не умножать месть, к чему привело бы подобное поведение в первобытном обществе.

Таким образом, у судебной системы и у жертвоприношения, в конечном счете одна и та же функция, но судебная система бесконечно более эффективна. Она может существовать только в сочетании с по-настоящему сильной политической властью. Как и всякое техническое достижение, она является обоюдоострым оружием — как освобождения, так и подавления, и именно так расценивают ее в первобытных обществах, чей взгляд в данном случае, несомненно, объективнее вашего.

Если эта ее функция в наши дни выходит на свет, это значит, что она покидает укрытие, В котором нуждается, чтобы функционировать надлежащим образом. В данном случае всякое понимание есть понимание критическое и совпадает с кризисом системы, с угрозой ее распада. При всей своей внушительности, фасад прикрывающий подлинную сущность незаконной и законной мести, в конце концов всегда ветшает, дает трещину и в итоге обваливается. Скрытая истина обнажается, и на свет выходит взаимность репрессий — не только теоретическим образом, в качестве чисто интеллектуальной истины, открывшейся ученым, но в качестве зловещей реальности, порочного круга, от которого, казалось, мы уже освободились и который вновь утверждает свое господство.

Все процедуры, позволяющие людям ослаблять свое насилие, схожи тем, что каждая из них как-то с насилием связана. Можно предположить, что у всех у них общая основа — религиозная. Как мы видели, религия в узком смысле слова совпадает с различными способами профилактики; даже и исправительные процедуры религиозно окрашены — как в зачаточной форме, которая почти всегда сопровождается обрядами жертвоприношения, так и в форме судебной. А религия в широком смысле, несомненно, совпадает с той темнотой, которая в конце концов окутывает все средства, используемые человеком против собственного насилия, — как исправительные, так и профилактические, с тем мраком, который покрывает судебную систему, когда она приходит на смену жертвоприношению. Этот мрак есть трансцендентность священного, законного, легального насилия, в отличие от имманентности насилия греховного и незаконного.

Как жертвы в ритуале приносятся в принципе божеству и принимаются им, так и судебная система опирается на теологию, гарантирующую истинность ее справедливости. Пусть даже исчезнет сама эта теология, как она исчезла в нашем мире, трансцендентность системы все равно останется в неприкосновенности. Должны пройти века, прежде чем люди осознают, что нет различий между их принципом справедливости и принципом мести.

Лишь фактически признанная всеми трансцендентность системы, какими бы ни были воплощающие ее институты, может ей гарантировать профилактическую или исправительную эффективность, выделяя священное, законное насилие и не давая ему стать предметом препирательств и пререканий — то есть не давая людям снова впасть в порочный круг мести.

Только один общий основополагающий элемент — который мы должны назвать религиозным, имея здесь в виду нечто более глубокое, чем просто теологию, — по-прежнему основополагающий и среди нас, поскольку по-прежнему скрытый, пусть даже он скрыт все меньше и меньше, пусть даже основанное на нем здание все сильнее колеблется, — позволяет истолковать наше нынешнее невежество по отношению как к насилию, так и к религии: вторая защищает нас от первого и прячется за ним, как и оно за ней. Если мы не понимаем религию, то не потому, что мы вне ее, а потому, что мы по-прежнему внутри, по крайней мере в главном. В высокопарных прениях о смерти Бога и человека нет ничего радикального; они остаются теологичными и, следовательно, жертвенными в широком смысле, ибо скрывают вопрос о мести — совершенно конкретный и отнюдь не философский, — поскольку именно нескончаемая месть, как мы уже сказали, грозит обрушиться на людей после того, как убито любое божество. Как только исчезает трансцендентность — религиозная, гуманистическая или любого другого вида, — определявшая законное насилие и гарантировавшая его специфичность по отношению ко всякому незаконному насилию, незаконность и законность насилия окончательно отдаются на усмотрение каждого, то есть на головокружительное раскачивание и исчезновение. Отныне законных насилий будет столько же, сколько есть их носителей, иначе говоря, законного насилия больше нет вообще. Лишь какая-то трансцендентность, внушая веру в различие между жертвоприношением и местью или между судебной системой и местью, может на долгое время обмануть насилие.

Именно поэтому понимание системы, ее демистификация непременно совпадает с ее разложением. Сама эта демистификация остается жертвенной, то есть религиозной, — по крайней мере до тех пор, пока она не может завершиться, то есть пока саму себя она считает не связанной с насилием или менее связанной с насилием, чем система. На самом деле она несет в себе все больше насилия; если ее насилие и менее «лицемерно», то оно при этом более активно, более губительно, и им всегда предвещается насилие еще худшее, насилие, потерявшее всякую меру.

По ту сторону одновременно практического и мифического различия нужно постулировать неразличимость, фактическое тождество мести, жертвоприношения и судебного наказания. Именно потому, что эти три феномена тождественны, они всегда склонны, в случае кризиса, впадать в одно и то же неразличимое насилие. Такое приравнивание может показаться натянутым и даже невероятным, пока оно сформулировано в абстрактном виде. Нужно рассмотреть его исходя из конкретных примеров; нужно проверить его объяснительную силу. В его свете разъясняются многие обычаи и институты, которые в его отсутствие остаются непонятными, не поддающимися классификации, «ненормальными»."
(с. рене Жирар, "Насилие и священное")
skysight: (Default)
Ну вот и нашли фройдовское бессознательное:) Пока что у мышей.
В гиппокампе. Центре памяти, эмоций и регуляторе репродуктивных функций.
передача информации при этом "обходит" сами нейроны и импульс "прыгает с аксона на дендриты и снова на аксоны" по "обходной дорожке", "по-быстрому" минуя "внутренних смотрителей"

Подробнее см.: http://www.nkj.ru/news/24942/ (Наука и жизнь, В мозге нашли «экспресс»-нейроны)

"В мозге нашли «экспресс»-нейроны
У многих пирамидных нейронов гиппокампа отросток-аксон растёт прямо из отростка-дендрита, а вовсе не из тела клетки, как у всех прочих нейронов.

Стандартная форма нервной клетки представляется так: от тела нейрона отходит несколько разветвлённых отростков-дендритов и один длинный неветвящийся отросток-аксон. Через дендриты нейрон принимает импульсы от соседних клеток, через аксон передаёт импульсы дальше, при этом импульсы обязательно проходят через тело клетки – ведь и аксон, и дендриты берут начало из него. Такова общая схема строения для всех нейронов, и как бы ни ветвились его отростки и сколь бы многочисленны они ни были, «перевалочным пунктом» для бегущей по мембране электрохимической реакции всегда будет тело клетки.

Тем удивительнее оказалось открытие нейробиологов из университетов Бонна и Гейдельберга (Германия), которые нашли нейроны с аксонами, растущими прямо из дендритов. Своё открытие Кристиан Томе (Christian Thome), Алексей Егоров и их коллеги описали в журнале Neuron.

Новый тип клеток нашли в мозге мышей, а точнее – в гиппокампе, который является одним из важнейших центров памяти и ориентации в пространстве. Многие нейроны гиппокампа, называемые пирамидными клетками, обладают исключительно разветвлённой структурой: они собирают информацию от множества других нейронов, так что без густо ветвящихся дендритов им не обойтись. Исследователи задумали проанализировать межклеточные контакты пирамидных нейронов с их соседями, и для этого модифицировали нейроны, снабдив их флуоресцентным белком, который обозначал основания клеточных отростков. Оказалось, что примерно у половины клеток аксон отходит не от тела клетки, а от дендрита, от его нижней, ближней к телу клетки части. Гиппокамп делится на несколько структурно-функциональных зон, и в каждой из них доля необычных клеток была разной, однако в том, что таких клеток действительно много, сомневаться не приходится.

Такое необычное строение должно как-то отражаться на функционировании клеток.

Действительно, оказалось, что дендриты, от которых растёт аксон, с больше готовностью откликаются на раздражение – например, им хватало меньшего количества нейромедиатора, чтобы запустить импульс. Иными словами, такие дендриты отличались меньшим порогом возбуждения, а это значит, что они могли отвечать на слабые сигналы. На внешнее раздражение, которое пришло бы через такой дендрит, клетка (и соединённая с ней нервная цепочка) ответила бы быстрее, не дожидаясь, пока внешний раздражитель нарастит мощность. Активность таких нейронов, очевидно, трудно подавить, и предназначены они могут быть для передачи информации особой важности.

Впрочем, работу аномальных нейронов предстоит ещё изучать и изучать. В мозге человека их пока не искали, однако учитывая, что человеческий гиппокамп и гиппокамп мыши повторяют схему строения друг друга, и, скорее всего, такие клетки есть и у приматов.

Автор: Кирилл Стасевич

Источник: www.nkj.ru
skysight: (Default)


О натуризме, эксгибиционизме, вуайеризме, формировании границ личности,инсцестозном запрете, и о сходстве и отличиях невротика 19 века от невротика 21 века.
skysight: (Default)
"5 правил отношений по Зигмунду Фрэйду, осознанно о бессознательном..."(с. с паблика Co-Motivation)

Есть психодиагностика по юзерпику. А ещё можно многое сказать о человеке по тому,как он пишет фамилию Отца Психоанализа.

1)Фройд.
Товарищ - психоаналитик-лаканист. Читал Фройда на немецком и Лакана на французском. Интеллектуальная элита - если судить по общему уровню людей в целом.
Хотя это, по идее, должно быть нормой.
Собственно, Freud только так с немецкого правильно и транскрибируется.

2)"Фрейд" - товарищ что-то знает о Фрейде и умеет писать. Возможно, даже знает разницу между психологией и психоанализом.
Так повелось со времён незапамятных, что фамилию Freud чаще в популярно-психологической литературе транскрибируют практически, то есть - невзирая на фонетику.

3)...А ещё есть те, кто пишет "Фрэйд".

Profile

skysight: (Default)
skysight

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 456 7 8
9 10 111213 1415
16 17 1819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 08:55 am
Powered by Dreamwidth Studios