skysight: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] ksonin в Либертарианский лифт United
В истории с United, разлетевшейся по интернету из-за того, что полицейским пришлось вытаскивать пассажира, которого авиакомпания решила высадить из самолёта, продав больше билетов, чем мест на борту, есть интересный экономический аспект. Человеческую драму пропускаем, об этом много сказано в других местах. А микроэкономика интересная. Микроэкономисту на заметку.

Но сначала небольшое отступление. Двадцать лет назад, когда я поступил в магистратуру РЭШ, мы учились в здании ЦЭМИ на Профсоюзной. РЭШ располагалась на 17-ом этаже, а кроме того, использовала, с любезного разрешения хозяев, две большие аудитории на 5-ом. То есть студентам нужно было всё время перемещаться. Лифт использовался гораздо больше, чем предполагалось при строительстве здания для научного института, без студентов, и, соответственно, двигался медленно. Студенты, стремящиеся с утра попасть на 17-й этаж, мучительно ждали, пока лифт останавливался на этажах, которые были нужны сотрудникам институтов, расположенных в том же здании. (Сотрудники, я подозреваю, ещё сильнее страдали от появления студентов.)

И я придумал, стоя подолгу в лифте, такую теоретическую концепцию. Лифт, пассажиры которого платят за остановки, устраивая маленькие аукционы. То есть входишь, например, на первом этаже и платишь 10 тысяч рублей за то, чтобы он ехал до 17-го без остановок. Если кто-то хочет остановиться на пятом, пожалуйста – перебей ставку, заплати больше и лифт остановится там, где ты хочешь. Или не остановится, если твою ставку перебьют и кто-то заплатит больше. Это кажется сложным технически, но, на самом деле, такая модель есть и в ней есть равновесие, в котором все делают ставки в соответствии со своим желанием платить.

Для тех, кто хорош знаком с экономической теорий – организационно, это аналог комбинаторного аукциона Викри: стратегия каждого участника – объявить, сколько он готов заплатить за каждый возможный вариант остановок лифта от 1 до 20-го этажа. Выбирается тот вариант, который даёт самую большую сумму ставок и все платят свои ставки. (При таком правиле это не в точности аукцион Викри, но в важной работе Bernheim, Whinston, 1986, введшей «аукционы меню», показано, что и при таких правилах найдётся «правдивое» равновесие, точно отражающее желание платить каждого участника.)

Такой «либертарианский лифт», понятно, даёт очень высокую экономическую эффективность. Те, кому очень нужно, едут быстро. Те, кто готов ждать и оценивает своё время в лифте дешёво, едут медленно. По сравнению с ним обычный, нормальный лифт – это прогрессивный (чем богаче, тем больше доля, которую ты платишь) налог на тех, чьё время дорого, перераспределение от более способных/удачливых к менее способным/удачливым. (Точно также многочасовые очереди в СССР были, по существу, прогрессивным перераспределительным налогом.) Такой лифт политически труден – понятно, что при наличии неравенства, всегда есть большие стимулы требовать перераспределения. Идея «отнять у немногих и разделить по чуть-чуть на многих» обычно популярна. Поэтому «либертарианский лифт», если где и появиться, то только там, где демократическая политика играет небольшую роль, а прибыль и эффективность – большую.

Что возвращает нас к United. Что делает современная авиакомпания? Она уже продала все билеты на рейс. Но есть люди, которые готовы заплатить за место на борту больше, чем сумма, за которую пассажиры готовы рейс пропустить и полететь следующим. Я в прошлый вторник покупал билет на пятницу из Чикаго в Шарлотт, за 700 долларов, а это дорого (к сожалению, выяснилось, что надо лететь, очень поздно). А в аэропорту услышал, как авиакомпания предлагала 300 долларов за пропуск этого рейс. Поскольку скандалов не было, кто-то согласился. Ну то есть когда они мне продавали билет, они уже наверняка знали, что ожидается слишком много пассажиров, но рассчитывали, что «невидимая рука рынка» - да, это именно она! – сработает, дав компании возможность получить значительный процент на том, что они сработали, фактически, биржей авиабилетов. Аналогом Uberа, являющимся биржей, двусторонним рынком для водителей и пассажиров такси. До «либертарианского лифта», конечно, далеко, но экономическую эффективность такая схема повышает. Неслучайно, экономисты уже обсуждают, как правильно проводить аукционы по перепродаже мест на рейсах.

skysight: (Default)
http://yeltsin.ru/affair/kniga-marksizm-i-polifoniya-razumov/

"Историки, философы и соавторы Андрей Коряковцев и Сергей Вискунов презентуют свою книгу «Марксизм и полифония разумов».

Книга уральских авторов посвящена концепции «внутренней» критики марксизма.
Они отправляют читателя в увлекательное путешествие по истории философской мысли.
В процессе этого исследования выясняется не только то, из каких теоретических «кирпичей» построено здание марксистской философии, но и обнаруживается, где и почему оно остается недостроенным, открывая для нашего современника изрядный и увлекательный «фронт работ».
А заканчивается всё наброском оригинальной теории индустриально развитого общества в его советском и «западном» вариантах.

Жанр этой работы можно определить как философско-социологический роман о любви. О любви человечества к мышлению. Здесь имеются все признаки романа.
Например, есть главный герой: человеческий Разум или, точнее, главные герои – разумы. Приглашаем философов, социологов, политологов, культурологов, историков, а также всех, кто интересуется западноевропейской философией и теорией современного общества.

Ведет презентацию литературный критик, культуролог, историк философии, маркетолог Георгий Цеплаков.

4 ноября

18:00

Книжный магазин «Пиотровский».

Вход свободный"

_______________________________________________________________________
Если найду книжку, непременно почитаю.
Интересна самокритика марксистов марксистами.
Хотя либеральная критика марксистов всё же менее уныла и там тоже хватает сложных моментов.

Но, если судить о рецензиям, книгу написали хорошо и намеренно попытались отойти и от советских,и от американских штампов.

Интересный(если реклама не врёт)диалогический материал и для объективистов-капиталистов, и для марксистов-ленинистов, и для сомневающихся нейтралов, и для "индустральщиков" в целом.
skysight: (Default)
Так. Записать ориентировочные формулировки, а то потом забуду.
Максимально коротко.
От Адама Смита и Фридриха фон Хайека ответвляется традиция правого либерализма как политического,экономического, морального, интеллектуального системного идеала. В значительной степени за последнее время её целостность раздробилась, произошла сильная поляризация(притом о большему счёту - вздорная и ложная) позиций в большинстве стран ("первой 70-ки", скажем так) и это ухудшило интеллектуальный климат и сделало достигнутые миллионолетним физическим и умственным трудом человеческие ценности более призрачными и хрупкими, чем когда-либо ранее.

Классический объективизм Айн Рэнд, относясь к этой же ветви, идеологически дистанцируется от имморализма и апатеической позиции либертарианцев и фузионистов и поднимает значимость эстетических и философских вопросов, а также положительную роль морали, которая не является лишь некоторой "надстройкой" над общественными и экономическими отношениями, но движущей их силой.

Какую роль может в этом отношении исполнить - концептуально - генеративная , орфовская версия объективизма?(веточка от веточки, соответственно)
Прежде всего,это те базовые вопросы,которые не были до конца удовлетворительно решены во всех остальных системах политической, экономической, социологической, антропологической, культурологической, исторической, юридической, философской, психологической,педагогической, психотерапевтической и религиозной мысли, а также в желаемом образе общественных практик, которые уже сложившийся как личность генеративный объективист может и будет практиковать - отдельно или совместно с другими объективистами.

Это вполне отвечает целям и не вступает в серьёзное противоречие с изначальным импульсом Рэнд о том,что "Объективизм - это философия жизни на земле".
Классический объективизм подчеркивал при этом слова <i>"философия" и "жизни". Генеративный же подчеркивает - "на земле", добавляя к этому обстоятельства и предъявляемые ими вызовы.


В то же время, генеративный объективизм не попадает в ту рабскую зависимость от исторического контекста, на которую обрекает себя последовательный марксизм(о непоследовательном, сыром, синкретическом марксизме говорить не имеет смысла - любая система должна быть чем-то большим, чем просто реакреационно-вдохновляющей рамкой, сведённой до чистой эстетики, но при этом не должна превращаться в систему порабощения одного индивида другим или одной общности другой - в обоих крайних случаях учение обращается во зло и порядок разрушается, обращаясь в гедонизм или формализм) - а лишь развивает заложенную создательницей системы мысль об "индуктивной порое" личности.


В общем и целом, Генеративный объективизм дорабатывает те вопросы,которые актуальны в связи с сегодняшним уровнем развития общественных отношений, не теряя при этом связи с источником их.
Г.О. должен задаваться вопросами следующего характера:

1. Каковы оптимальны моральные рамки поведения развитого, разумного, добродетельного успешного индивида?
2. Как ведёт себя зрелая личность?
3. Как координировать совместные действия лично заинтересованных в достижении общей цели индивидов?(внутри "эгоистического союза" по Штирнеру)
4. Каким образом разрешать возникающие споры и в пользу кого?
5. В дальней перспективе,какое это влияние окажет на меня? На нас? На других людей?
6. Какой образ жизни позволит совместить высокое развитие тела и ума в сочетании приспособленностью к сложным условиям и одновременно - с возможностью пользоваться производственными и вычислительными мощностями цивилизации без отрыва от неё в мирное время и во время конфликта?
7. Каким наилучшим образом можно воплотить идеал минимального государства и свободного общества в жизнь с наибольшей синергией, наибольшей эффективностью и наибольшей прочностью получившейся системы в условиях относительной неопределённости?
8. Каким образом эффективно,с пользой для индивида и для системы, разрешить конфликтные ситуации многообразного рода,которые могут появиться между ними?
9. Каким образом лучше всего осуществлять экотехнический контроль над средой, дабы, сохраняя биоразнообразие, не испытывать биологических угроз и не снижать в значительной степени технологический "выход"?

Г.О., желающие практически реализуемого блага, не могут в этих вопросах сохранять либертарианскую или анархистскую индифферентность и "дурной" "псевдоплюрализм", основанный на неведении, дезинформации, системной мракобесии,мошенничестве, подрыве гражданского доверия и произволе фантазий и грубой силы.
В то же время, мы не можем и занимать "консервативной" позиции и смешиваться с почти столь же "индиффернтирующими" консерваторами.
Социуму необходима и значительная часть "тормозов", и "газ",но также нужно и "сцепление".
И отступление к первому варианту, и отступление ко второму, приведёт к самопожертвованию в пользу более жизнеспособных систем, даже если на дальней перспективе такие системы будут менее рациональны,менее свободны,менее гуманны, менее осмысленны и менее внутренне разнообразны.

Моей задачей, т.образом, в ближайшее время,становится формулировка "кирпичиков" конструктора - то есть принципов("-измов"), из которых будет складываться образ жизни и система оценок генеративного объективиста.каким бы мне хотелось видеть такого человека , внутри сообщества, которое соответствует таким людям о качествам. Это неизбежно приведёт к некоторой "терминированности" , но здесь уж ничго не поделаешь. Язык поганить не будем,но использовать его кооридирующие возможности необходимо(даже если в результате это всё будет звучать "по-сектантски")

Бояться этого не стоит. Почти любой фэндом имеет свою языковую подсистему ассоциативных отношений. Только в тоталитарных фэндомах она может травматически изолировать человека от общества до степени потери полного контакта с окружением. Пока всё внутри конституционных отношений на добровольной(и более того - дружеской,товарищической, плюбовной,приятельской основе) - таких вещей избежать возможно.

Даже если это пока нужно лишь мне, я остановлюсь на этом. Буду пока считать себя писателем фентези:)))Человеку не запретишь мечтать ,особенно о хорошем и добром.
У некоторых это принимает регрессивные формы,но единственная здравая форма - это ориентироваться не на эстетику,а на реальные действия и реальные задачи общественного типа.
Личность(а не амёба) может реализовать себя только так.

Проще всего взять - и тупо "прописать" это с очень серьёзным лицом в виде Трактата как Тоталитарный Диктатор из теократической страны:)))
Против системы может работать только система - "произвольное" сложение человеческих сил не работает против быстрой, четкой,однозначной, высокорганизовангой структуры, даже если последняя в некоторых отношениях и более "примитивна",и более "примативна".
skysight: (Default)
Впервые камчатские айну вошли в контакт с русскими купцами в конце XVII века. Отношения с амурскими и северокурильскими айну установились в XVIII веке. Айну считали русских, отличавшихся расой от их японских врагов, друзьями, и к середине XVIII века более полутора тысячи айнов приняли русское подданство. Даже японцы не могли отличить айну от русских из-за их внешнего сходства (белая кожа и австралоидные черты лица, которые по некоторому ряду черт сходны с европеоидными). Когда японцы впервые вошли в контакт с русскими, они назвали их Красные Айну (айну со светлыми волосами). Только в начале XIX века японцы поняли, что русские и айну — два разных народа. Тем не менее, для русских айну были «волосатыми», «смуглыми», «темноглазыми» и «темноволосыми». Первые русские исследователи описывали айну похожими на русских крестьян со смуглой кожей или больше похожими на цыган.

Айну были на стороне русских в течение русско-японских войн XIX века. Однако, после поражения в Русско-японской войне 1905 года, русские бросили их на произвол судьбы. Сотни айну были уничтожены и их семьи насильно переправлены на Хоккайдо японцами. В итоге, русским не удалось отвоевать айну в ходе Второй мировой. Только несколько представителей айну решили остаться в России после войны. Более 90 % уехали в Японию.

Переселение на Камчатку
По условиям Санкт-Петербургского договора 1875 года, Курилы отошли Японии, вместе с проживающими на них айну. 83 северокурильских айну 18 сентября 1877 года прибыли в Петропавловск-Камчатский, решив остаться под управлением России. Они отказались переселиться в резервации на Командорских островах, как им предлагало российское правительство. После чего, с марта 1881 года, на протяжении четырёх месяцев они пешком добирались до деревни Явино, где позже обосновались. Позже была основана деревня Голыгино. Ещё 9 айнов прибыли из Японии в 1884 году. Перепись 1897 года указывает на 57 человек населения Голыгино (все — айну) и 39 человек в Явино (33 айну и 6 русских). Советской властью обе деревни были уничтожены, а жители были переселены в Запорожье Усть-Большерецкого района. В итоге, три этнические группы ассимилировались с камчадалами.

Во время царского режима, айну было запрещено идентифицировать себя таковыми, в то время, как японцы заявляли, что все регионы, на которых обитали или обитают айны, являются частью Японии. Термины «Куриль», «Камчатские Куриль» и пр. использовались для обозначения этнических групп. В советское время люди с айнскими фамилиями высылались в ГУЛАГи и трудовые лагеря, так как считались японцами. В итоге, большое количество айнов поменяли свои фамилии на славянские.

7 февраля 1953 года начальник Управления Уполномоченного Совета Министров СССР по охране военных и государственных тайн в печати К.К. Омельченко запретил прессе публиковать любую информацию о проживании айнов на территории СССР. Через 20 лет приказ был отменён
.

Новейшая история
Северокурильские айну в данный момент — самая большая подгруппа айну на территории России. Семья Накамура (южнокурильская по отцовской линии) — наименьшая и насчитывает только 6 человек, живущих в Петропавловске-Камчатском. На Сахалине есть несколько тех, кто определяет себя как айну, но гораздо больше айну себя таковыми не признают. Большинство из 888 японцев, проживающих в России (перепись 2010), имеют айнское происхождение, хоть и не признают это (чистокровным японцам разрешён въезд в Японию без визы)[14]. Похожая ситуация с амурскими айнами, проживающими в Хабаровске. И считается, что из камчатских айну в живых уже никто не остался.

В 1979 году СССР вычёркивает этноним «Айну» из списка «живых» этнических групп России, тем самым провозгласив, что этот народ на территории СССР вымер. Судя по переписи 2002 года, никто не вписал этноним «айну» в поля 7 или 9.2 формы К-1 переписи.

В 2004 году небольшое айнское сообщество Камчатского края направило Владимиру Путину письмо, призывающее его пересмотреть возможность передать Курилы Японии. Также они просили признать японский геноцид айнов. Сообщество утверждало, что их трагедия по масштабам может быть сравнима только с геноцидом коренного населения Америки.

В течение переписи 2010 года около 100 человек попытались зарегистрировать себя как айны, но правительство Камчатского края отклонило их претензии и записало их как камчадалов. В 2011 году глава Айнского сообщества Камчатки Алексей Владимирович Накамура направил письмо губернатору Камчатки Владимиру Ильюхину и председателю местной думы Борису Невзорову с просьбой включить айнов в Список коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. Запрос был также отклонён.


(с. Викия)
skysight: (Default)
"Режим "Йа Несу Бред"


...Есть среди Либерального Племени устойчивый стереотип, согласно которому "западники" - это сухие, бездушные создания, технари, юристы, любители абстракций и высокого матана, а "почвенники" - это чувствительные, сентиментальные, религиозные гуманитарии-филолухи, любители искусства, и народных духовных стихов.

http://old.russ.ru/politics/20010803-ble-pr.html
"...Исторически так сложилось, что представители именно этих главнейших направлений общественной мысли в России всегда с большим трудом находили какие-то общие точки соприкосновения и взаимопонимания. Отсутствие такого взаимопонимания очень дорого обходилось как самим западникам и почвенникам, так и русской общественной мысли и жизни в целом. Сейчас положение не лучше. Для людей, исповедующих разные взгляды, по-прежнему легче и естественней либо уйти от диалога, наклеив на собеседника более или менее элегантный (в зависимости от эрудиции) ярлык типа "ортодоксальный", "не способный к развитию", "высокомерный" и пр., либо сосредоточиться на различиях идейных позиций, - чем попытаться найти общую основу для конструктивного разговора.

К сожалению, и той, и другой стороне часто не хватает способности, о которой говорил Г.Батыгин при обсуждении в клубе "Дискурс" темы "Об интеллектуальном насилии": у социолога не должно быть своего мнения, "он должен привести аргументы против всех, в том числе и против себя".
Если "аргументов против себя" нет, значит и "эмоционально чувственные" почвенники, и "рационально-отчужденные" западники имеют исключительно ценностные основания своих идеологических построений.
"


Такое деление на первый,второй и даже на десятый взгляд мне кажется совершенно безосновательным - хотя бы потому что я не вижу фатального никакого влияния конкретных стилей мышления и акцентуаций характера на политические воззрения, которые скорее зависят у обычного человека от:

1)Потребностей
2)Драйвов
3)Профессии и класса
4)Симпатий
5)Степени информированности
6)Травматического опыта общение с представителями иных воззрений.
Крайне редко встречается вариант 7, ТРУЪ-диалогический -
"Потому что это правильно.
Правильно - даже если содержание доктрины не отвечает моим текущим эмоциональным конфликтам, никто из моих знакомых или друзей так не думает, даже если мне это неудобно, даже если это трудно. даже если это не оправдывает меня, даже если я точно знаю о достоинствах других воззрений, даже если литературы других направлений в моем распоряжении гораздо больше, даже если я немало лично страдаю от недобросовестных представителей этого воззрения"

Крайне редко - не равно "невозможно"
. Просто до этого пункта очень долго "идти".

Даже т.н. "либеральный" мозг и "консервативный" мозг(для которого потребность в безопасности, принадлежности к группе, в чистоте, сильная "импульсивная" брезгливость, реакции отвращения - доминируют над любознательностью, влечением к новому и свободомыслием) - это предрасположенность, но далеко не фатальная и даже не самый сильный фактор.

Я одно время, сильно упоровшись характерологией, пыталась "нащупать", нет ли каких-то политических "ориентиров".

Сначала мне казалось(из-за опоры на собственный опыт), что шизоидные и шизотипические акцентуаты ну просто обязаны быть мультикультуралистами и анти-авторитаристами.

Но вот Николай Дыбовский - вообще вне русского Логоса - не мыслит себя.
Меня этот момент поразил.

Потом натыкаюсь на самодержавного Тютчева и на национал-ориентированного Григория Сковороду - и становится очевидной несостоятельность предположения о том,что "текучесть", "логоичночсть", "неотмирность" шизоидов , сложность в социализации непременно как-то содержательно совпадает со взглядами на патриотизм, национализм и приверженность моно- или поликультурным взглядам.

"Уранополитичность" для русского христианина с шизоидной акцентуацией совершенно не обязательна, даже если он смотрит на всех людей как на "братьев в Небесном Отечестве" - или хотел бы так смотреть.

Есть некоторые тенденции к радикальному коммунизму и социализму у шизиков - но и это не фатальная предрасположенность. Если человек знает о своей "запрограммированности" - он может попытаться "перестроить" себя.

То же можно сказать и про эпилептоидов - да, среди эпилептоидов частенько встречаются сталинисты, радикальные салафиты, консерваторы-диктаторы, евразийцы и фашисты.

У них социальная группа должна иметь ясные очертания и иметь как можно более предсказуемый,статичный, фиксированный символически, четко иерархичный характер.
Ко мне вот в ЖЖ три раза забегали эпилептоиды яркой выраженности, и все трое обожали Сталина и начинали разговоры исключительно с матов и обзывательств:)
Даже фашисты не-эпилептоиды были вежливее:)

Но есть же Четвернин - явный эпилептоид. Что не мешает ему быть вполне себе либертарианцем и чужую свободу(в теории) блюсти как нечто сакральное.

Айн Рэнд, как ни крути - эпилептоидная личность. Но при этом - блюдёт чужие границы,опираясь на крайне нехарактерный для эпилептоида когнитивный критерий.
Получается как-то так:
"Если человек имеет цель, рационален, готов защитить свои ценности силой - он нравственен,он личность, он священная корова.
У кого нет цели, понятия о праве, кто опирается на случайные капризы и традиционные установки, кто обмякает при давлении - тот скот, его можно пристрелить, как животное"

Лёв Николаевич Толстой - антипатриот-космополит. Намеренно отождествлял себя с человечеством и Всленной в целом, что вообще крайне не стыкуется со стереотинным угрюмым коллективизмом, который хочется приписать эпилептоиду.
В его случае это диктует аутагрессивная логика "насильственного самосовершенствования", борьбы с с собственной органикой, но тем не менее.

Или вот гуманистический педагог Шалва Амонашвили - явно эпилептоидная, слащавая, "силовая" личность, - но теософ, православный, анти-авторитарист. анти-системщик по убеждениям. Считает гнев - "болезнью души". Как такое возможно, казалось бы?
А по смягченным, возвышенным, гуманным, демократичным, ласковым, обаятельным манерам даже и не скажешь, что внутри-то - эпилептоидная, гневная, льстивая, сладострастная, ревнивая,завистливая, негативистская "база".
"победить, самоутвердиться над другим и над своей низменной природой через высшую силу - любовь" это интересная привязка "силовой" механики к "сензитивной".



Меж тем, если приглядеться ещё внимательнее к манере изложения материала на его лекциях, то напористость, навязывание определенных установок,манипуляцию всё равно видно - Шалва Амонашвили излагает свою позицию только при условии отказа от "отрицания" и "критического мышления", только через эмоционально-подкреплённое внушение, ставя себя выше оценки со стороны.

"Выбрось мозг и слушай меня. А я излагаю мнение Господа Бога. Иисус Христос - Учитель. Я - тоже Учитель"

Близки к нему "перевёртыши" вроде Ганди, Мухаммада, ап. Павла и Шрилы Прабхупады - и во всех случаях авторитарная по складу личность "справляется" с собственнми порывами к диктатуре за счет постановки себя на второе место после несомненно авторитетной фигуры - Учителя или Верховной Личности Бога.
"Я лишь скромный и смиренный слуга Властителя всего живого, единственный и эксклюзивный посредник между Им и вами всеми, жалкие вы черви"



Даже Фройд Зигмунд и Иван Павлов - они очень рафинированные,очень "обточенные", очень хорошо отшлифованные, справедливые и тонкие в оценках - но эпилептоиды, "нарушители границ" и "испытатели плоти и духа на прочность", хотя их взгляды на общество гораздо более "динамичные", чем можно было бы предположить, исходя их их собственной органики.

Или взять того же Веллера - да, эпилептоид. Но вполне гуманист и моралист, просто у него гуманизм проявляется в духе:
"Всех коррумпированных чинуш и миллиардеров - повесить! Родину спасут только массовые расстрелы!Срать на несовершенное законодательство - только смертная казнь решает проблему перевоспитания общества! Вернём смертную казнь - и не будет наркоманов, геев, алкоголиков, космополитов, национал-предателей и тунеядцев!"



Однако, вот читаю сейчас Евразийскую Матчасть, почвенника Гилярова-Платонова - он как раз "попадает" под стереотип "почвенника-гуманитария":

"С математикой вообще у меня и после выходило странно. Я пламенно желал ее изучать, но она трудно давалась, и приобретенное очень скоро потом вылетало из головы, скорее, нежели даже стихотворения, о затруднительности которых для моей памяти я уже говорил.

В свою не малую жизнь, после великого множества наблюдений, я пришел к выводу, которым делюсь с читателями: математические способности редко уживаются в ладу с филологическими. Слово "филологический" не точно; я хочу выразить то понятие, которое в старину называли humaniora, филологическое чутье в том числе.

Наряду с филологическим чутьем ту же участь испытывает философское (творческое) мышление и вообще всякое творчество.
Знаю, что мне могут указать примеры отрицаемого мною совмещения, и сам первый назову Лейбница. Но зато примеров несовместности такое множество, что я готов предложить деление детских способностей на филологические и математические. Тысячу раз попадутся случаи, что дитя очень тонко разберет вам пословицу, укажет сильнейшее место в стихотворении, а в арифметике нейдет далее сложения двух с тремя. Другой ребенок поражает быстрыми сочетаниями цифр, но характеристики прочтенного рассказа или стихотворения не спрашивайте; сущность и форма, глубина и обстоятельность, то либо другое, в чем-нибудь перевес. Я лично не могу себе представить без удивления и некоторого ужаса случай с знаменитым Лапласом, известный в ученом мире.

Автор "Небесной механики" где-то в своем труде, держа корректуру, или даже в рукописи, описался, - минус вместо плюс поставил, или не поставил скобок, что-нибудь в этом роде, - и далее пошли у него вычисления, основанные на описке. Книга напечатана, издана, составила эпоху в науке, но с грубою ошибкой в вычислении, которую, однако, сам автор не умел найти и только объявил о ней. Вот это-то последнее и замечательнее всего. О существовании ошибки он помнил и достоверно знал, а найти ее не мог: для этого потребовалась бы процедура нескольких лет, целая меледа, известная игрушка, в которой, чтобы снять одно колечко, надобно по нескольку тысяч раз переснимать и перенадевать весь ряд колец. Ученики, последователи и почитатели Лапласа открыли его ошибку и исправили текст. Но я ставлю себя на место знаменитого ученого и усиливаюсь вообразить состояние ума и души во время этой постановки отвлеченных букв с плюсами и минусами, со скобками и корнями, логарифмами и знаками бесконечного. Какое отличие от неодушевленной машины? Что тут человеческого в работе, при чем душа, мысль, сердце? - "Какой дерзкий, невежественный отзыв, достойный только грубого профана!" Я профан в математике точно, но это не мешает мне глубоко преклоняться пред гением Лапласа и Ньютона. А все-таки не могу себе представить умственной работы, в которой бы так бездействовали высшие силы мыслительные и творческие, как в этом проделывании меледы гениальным автором "Небесной механики" после ошибочно поставленного минуса."



Тут можно занять две позиции - закрыто-циничную и открыто-радикально-индивидуалистическую.

Цинизм в том,что стереотипы в 8 из 10 случаев будут верны хотя бы отчасти.
Индивидуализм же в том, что ради остальных двух об этом необходимо забыть.

Выбирая цинизм, мы вколачиваем гвозди в гроб собственных надежд и перспектив нашей человеческой части. Зато оказываемся правы почти всегда и зарабатываем рычаги влияния.

Выбирая беззащитный индивидуализм, идеализм и гуманизм, мы подставляем себя под удар всего пошлого, низменного, неразвитого и не стремящегося к развитию, но живём ради редких проблесков хорошего и человечного в людях.

И ещё один момент-
Только вторая позиция диалогична , ибо рассматривает человека, как существо,способное к самопреодолению и трансформации взглядов в лучшую сторону в диалоге.

Первая позиция - этатична и милитарична, и всё плохо, и не растёт кокос, и не ловится крокодил.


Или вот задачка на ту же тему.
Вы - палач и судья в одном лице.
К вам приводят 10 человек.
По условиям задачи, ситуация такова, что точно известно, что 8 из них - убийцы-серийники, а двое - добродетельные, совестливые, любящие, мухи не обидели, спасли несколько жизней и вообще святые по жизни. Но кто именно - определить невозможно.
Вы можете или отпустить всех,или казнить всех.

Отпустите ли вы 8 убийц, чтобы спасти двоих праведников?
Или пожертвуете двумя праведниками, чтобы всё-таки пресечь опасность для общества?

Тут всё очень сильно зависит от ситуации.

Библейский Яхве пощадил человечество ради нескольких праведников.
В то же время,часто сами праведники предпочитают уничтожить себя вместе со злодеями - и готовы простить тиранов, ради благого дела(Как Иешуа Булгакова простил Пилата или как князь Мышкин простил Парфёна Рогожина. Как сам Булгаков пытался оправдать Сталина)

Или посмотрим на это в контексте Сирии.
Задачка тогда будет звучать так:

"В городе Ракка при бомбёжках с высоты погибают 20 относительно мирных жителей и один воинствующий ИГИловец. Есть ли смысл бомбить Ракку?"

Американским психологам известно, что из десятков "отсидевших" лишь единицы не возвращаются к прошлым занятиям. Но ради этих нескольких процентов - выпускают всех. Потому что нельзя лишать никого даже мизерного шанса. Нельзя лишать человека надежды на исправление. Работает такая логика.

В России преступления повторяют 85% рецидивистов.


Логику с опорой на 20% можно условно назвать ещё "христианской", "логикой Свободной Воли" или "либеральной". "Все разрешено,что не запрещено", "Всё правильно, что явно не не-правильно"

Логику с опорой на 80% можно назвать "логикой Предопределения", "мусульманской" или "коллективистской", но это вкусовой вопрос. "Всё запрещено, что не разрешено", "Всё не-правильнО. что не Правильно"

Я вот анти-фаталист(и сам этот пост, в конце концов, пишу именно в расчёте на тех "2 из 8", кто не поймёт меня превратно), но могу ли я изменить себе и думать в терминах "предосторожности по большему счёту"?

В принципе, могу - если речь идёт о животных(инстинкты и рефлексы которых делают их предсказуемыми "по большему счёту"), или о детях(маленькие дети коллективисты и не самостоятельны), или о толпах, или о крайне экстремальных ситуациях.

Но это и не противоречит тому,что наука знает о "нейро-либералах" - когда "нейронный" либерал видит покушение на "свою" группу,он ведёт себя как "патриотичный консерватор", даже если до этого защищал меньшинство от большинства, к которому принадлежал сам.
https://nplus1.ru/news/2015/12/18/moral-foundation-in-action - см. статью "Теракты заставляют либералов вести себя консервативно")


Ответ на поставленный в начале поста получается таким:

1)Да, 80% западников - бездуховные сухари
2)Да, 80% почвенников - безмозглые гуманитарии
3)К диалогу без долгого "бодалова" и заходов в "ценностные тупики" способны только 20% из тех и других, у кого "сердце" дружит с "головой".


С вами была Орфис Сакарна и Невозможность Ворон. Между Трезвостью и Опьянением, И с Аргументами Против Себя.

Имей глаза - сквозь день увидишь ночь,
Не озаренную тем воспаленным диском.
Две ласточки напрасно рвутся прочь,
Перед окном шныряя с тонким писком.

Вон ту прозрачную, но прочную плеву
Не прободать крылом остроугольным,
Не выпорхнуть туда, за синеву,
Ни птичьим крылышком, ни сердцем подневольным.

Пока вся кровь не выступит из пор,
Пока не выплачешь земные очи -
Не станешь духом. Жди, смотря в упор,
Как брызжет свет, не застилая ночи.

(с. Ходасевич)

П.С. Кстати, неизвестно, сработало ли это правило бы, кабы у нас не была цивилизация в целом левополушарной и праворучной.
С левшами и правополушарниками всё могло бы быть сииильно иначе в нашем "нейросоце":)))
skysight: (Default)
Источник интервью - Лента.Ру.
https://lenta.ru/articles/2016/01/16/homosoveticus/

Что современное российское общество унаследовало от крестьянской передельной общины? Как на ход истории России повлияли климат и география, демографический взрыв в русской деревне в XIX веке и советская урбанизация в XX столетии? Об этом в интервью «Ленте.ру» рассказал научный руководитель Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН) РАН академик Юрий Пивоваров.




Мифы об отсталости и «особом пути» России

«Лента.ру»: Юрий Сергеевич, вы как-то сказали, что считать Россию страной догоняющего развития — ошибка, и что каждая культура или цивилизация развивается по-своему. Но какой тогда дорогой идет наша страна?

Пивоваров: Я действительно скептически отношусь к теории модернизации, пытающейся унифицировать мировую историю и свести ее к гонкам наперегонки. В отличие от естественных наук, в гуманитарной сфере нет всеобщих законов, поскольку многое определяется свободой воли человека. Конечно, существуют некие общие закономерности, традиции, веками выработанные модели поведения. Есть и ограничители — например, у России огромная, но слабозаселенная территория, а в Европе, наоборот, большое население, проживающее на ограниченном пространстве. Это уже само по себе диктует различные формы организации хозяйства общественно-политической жизни.

Получается, Россия обречена на особый путь?

Термин «особый путь» (Sonderweg) придумали в Германии, его активно использовали нацисты. Это другая крайность, противоположная теории модернизации, предполагающая изоляцию и противопоставление себя всему миру с опорой на мифический «генетический код нации». Когда сейчас у нас часто говорят о неком «евразийском цивилизационном субъекте» — это все тоже от лукавого. Никогда ничего не остается неизменным, меняются люди и меняются страны. Посмотрите на историю России в XX веке: она прошла путь от абсолютной и парламентской монархии к короткому республиканскому периоду Временного правительства и сменившему его советскому тоталитаризму до нынешней политической модели, которую тоже ждет своя эволюция.

В своей недавней книге «Русское настоящее и советское прошлое» вы писали, что понимание современности через осмысление прошлого не означает признания исторического детерминизма.

Конечно, никакого детерминизма, никакой предопределенности в истории не бывает.

Мифы о «русской колее»

Но сейчас многие публицисты и даже историки, от почвенников до либералов, часто пишут, что история постоянно тянет Россию вниз, что наша страна зациклена на авторитарную модель существования, и никуда от этой «русской колеи» нам не деться.

Все эти разговоры о «русской колее» я считаю безответственными и пустыми. Содержание русской истории не ограничивается только авторитарной традицией, в ней можно найти либерально-демократическую и много других тенденций. В нашем прошлом есть немало примеров сопротивления самодержавию и его ограничения. Вот вы сказали о почвенниках и либералах. Если хотите, себя я считаю одновременно и почвенником, и либералом.

Вы же понимаете, про кого шла речь.


Конечно, я понимаю, но все эти термины — не более чем слова. Мировоззрение современного человека, в том числе и русского, сочетает в себе элементы либеральной, монархической, консервативной, демократической, государственнической и республиканской традиций. В Европе синтез всех этих идей вырабатывался столетиями, но то же самое было и в России.

Мы привыкли считать славянофилов XIX века посконными традиционалистами и почвенниками, а между тем именно они были первыми теоретиками русского гражданского общества, в то время как многие западники, наоборот, были убежденными этатистами. Хотя, конечно, совсем отрицать авторитарные начала нашей истории нельзя, для их возникновения были свои условия.

Например?

Суровый климат и вызванная им природная бедность. Об этом очень подробно, хотя и с разных позиций, сказано в работах наших исследователей Леонида Милова и Эдуарда Кульпина. Россия — это единственная в истории попытка создать в северных широтах культуру и цивилизацию. Когда сюда пришли славяне, они были первыми земледельцами, поскольку ранее проживающие тут финно-угорские племена занимались только охотой и собирательством. В этом наше отличие от Западной Европы, где германцы застали возделанные пашни, традиции и инфраструктуру Древнего Рима.

Какое влияние, по вашему мнению, на русскую историю оказал демографический фактор?


Безусловно, огромное. Почему, например, в XX веке в Германии был нацизм, а у нас в России большевизм? Причин много, но значительную роль в этом сыграл демографический взрыв, произошедший в обеих странах в XIX веке. Когда немецкие крестьяне потянулись из перенаселенной деревни в город, там многие места уже были заняты евреями, что во многом обусловило дальнейший всплеск антисемитизма, а потом и успех Гитлера.

В России аграрное перенаселение, случившееся после отмены крепостного права (но не только по этой причине), привело к усилению социальной розни в деревне (земли для всех не хватало). Обострились межклассовые противоречия в городе, ведь городской пролетариат пополнялся в основном за счет безземельных крестьян (большевики впоследствии сыграют на всем этом). В обеих странах было огромное число малограмотной неприкаянной молодежи, не имевшей перспектив на будущее.

Очень похоже на нынешнюю ситуацию на Ближнем Востоке и в Африке.

Конечно, не зря Троцкий называл молодежь барометром революции. Восставшие парижские студенты в мае 1968 года и китайские хунвейбины времен «культурной революции» тоже в целом происходили из многочисленного поколения послевоенных «бэби-бумов».

Сегодня в демографическом плане Россия находится в тяжелом положении — умирают больше, чем рождаются, а наши огромные пространства стремительно пустеют. Проблема даже не только в удержании территории страны, а в том, что самое активное население теперь концентрируется в крупнейших городах, в то время как глубинка становится совершенно безлюдной.

В своей книге вы так и пишете, что демографический взрыв XIX века в форме аграрного перенаселения погубил царский режим, а послевоенный демографический взрыв XX века в форме ускоренной урбанизации привел в итоге к краху советской власти.

Да, это так. При этом надо помнить: дореволюционная Россия была сельской страной, но нынешняя — не просто городская, а высокоурбанизированная. Современный горожанин очень сильно отличается от крестьянина, который подстраивал свою жизнь под природно-климатические циклы. Например, во многих губерниях русские крестьяне почти всю зиму спали, а питались один раз в сутки.

Почему?

Чтобы сэкономить силы, еды-то не хватало. К тому же зимой у нас темнеет рано, а электричества еще не было, дрова тоже нужно было беречь.

В городе все по-другому, здесь жизнь человека подчинена уже социальному ритму: утром встать и поехать на работу, пообщаться с коллегами, на обратном пути зайти в магазин за продуктами и забрать детей из детского сада, вечером с приятелем в гараже втихую раздавить поллитры, посмотреть телевизор и лечь спать. Горожанин — это уже совершенно иной тип личности, это уже современный человек. Если в деревне все друг друга знают и каждый у всех на виду, то житель многоэтажного дома в городе живет в анонимном мире и может даже месяцами не видеть своих соседей.

Эта разница стала еще более ощутимой, когда в 1960-1970-х годах многие горожане из коммуналок переселились в отдельные квартиры, где они могли по своему вкусу обустроить свое частное пространство. Если прежнее общество было обществом производства ради выживания, то тогда стало формироваться общество потребления современного типа с новыми, повышенными стандартами жизни. Это уже было общество выбора, где каждый день человек принимал множество самостоятельных решений: какую купить колбасу, какое посмотреть кино, с какой девушкой встречаться. Понятно, что оно уже не вписывалось в рамки коммунистической идеологии, просто переросло ее.

Перестройка началась именно из-за этого?

У перестройки было много других причин, но эта, безусловно, одна из главных. К 1980-м годам у многих сложилось отчетливое понимание того, что советский социальный порядок уже давно не соответствовал новому типу общества. Песня Цоя «Мы ждем перемен» тогда была актуальна для многих.

Как вы относитесь к мнению режиссера Андрея Кончаловского, согласно которому нынешнее мировосприятие русского человека сформировалось в результате искаженной и ускоренной советской урбанизации, когда миллионам сельских жителей пришлось бежать в город из разоренной коллективизацией и войной деревни? Он считает, что большинство населения России — это горожане в первом или втором поколении с крестьянской психологией.


Во-первых, я очень хорошо отношусь к Андрею Сергеевичу, считаю его одним из умнейших русских людей. Во-вторых, нередко спорю с ним. С одной стороны, действительно, переселившемуся в город крестьянину трудно было привыкнуть к новой среде. Почему у нас люди на улицах окурки и прочий мусор часто выбрасывают не в урны, а прямо себе под ноги? Потому что таковы особенности деревенской бытовой культуры.

Но я могу сказать на примере моей семьи, что городская социализация проходит очень быстро. Мой отец тоже родился в деревне и поначалу тяготился городом, постоянно хотел вернуться обратно, но под конец жизни привык к Москве и полюбил ее. Что касается меня, то я родился в городе и считаю себя абсолютным горожанином.

С другой стороны, хочу напомнить Андрею Кончаловскому как потомку древнего боярского рода Михалковых, что испокон веков русские аристократы значительную часть своего времени проводили в усадьбах. Да и сам Андрей Сергеевич и его младший брат Никита Сергеевич выросли на Николиной Горе и ходили в местную школу. В определенном смысле они с самого детства жили сельской жизнью.

Утверждение Кончаловского было справедливо для первых поколений новых горожан, когда переселенцы из одной деревни вместе приезжали в город, поселялись в одном бараке и устраивались на один завод. Но сейчас ничего этого нет, даже в самых депрессивных промышленных районах люди давно живут сами по себе.

Неужели в современном российском обществе не сохранилось никаких следов крестьянского самосознания наших предков? Мне это самому интересно как крестьянскому внуку.


Из деревни к нам пришел передельный дух русского социума. Наши с вами предки жили не просто в общине, а в передельной общине, где регулярно перераспределялась земля. Это очень хорошо сформулировал более ста лет назад Петр Струве в сборнике «Вехи», когда отметил, что на Западе преобладает творческий импульс создания нового, а у нас — передела старого.

Все главные события русской истории XX века тоже связаны с переделом. В 1893 году перераспределение земли в общине стало осуществляться через каждые двенадцать лет: в 1905-м, 1917-м, и, наконец, в 1929 году, когда началась сталинская коллективизация, установившая в деревне второе крепостное право. Поэтому передельные инстинкты в русском обществе до сих пор очень сильны. Мы все всегда что-то делим: премии, бюджеты, полномочия, ресурсы.

Это не означает, что так будет всегда, — я уже говорил, что все меняется. Например, последние социологические опросы показывают, что примерно 20 процентов наших соотечественников на самом деле разделяют европейские ценности, хотя не всегда готовы их отстаивать. Эти 20 процентов внушают некоторый оптимизм, хотя многое из того, что я сейчас наблюдаю, мне очень не нравится.
Что именно?

Можно долго перечислять: сокращение населения, нарастание технологического отставания, развал науки, серьезные пробелы в системах образования и здравоохранения, неоправданный рост коммунальных тарифов. Еще мне не нравится конфликт с Украиной, а также последовавшая за ним международная изоляция России с потерей всех союзников. Меня очень раздражают безответственные люди, постоянно и неуместно повторяющие фразу Александра III, что нашими единственными союзниками могут быть только армия и флот. При этом они забывают, что именно в его царствование Россия сначала участвовала в «Союзе трех императоров», а затем вместе с республиканской Францией положила начало Антанте. Нам просто не выжить без союзников.

Как вы считаете, на какую историческую эпоху похожа нынешняя Россия?

Ни на какую, как всегда, мы живем в уникальное время. Начиная с эпохи Ивана III Россия существовала при двух возрастающих трендах: непрерывном расширении территории и неуклонном приросте населения. Сейчас наша страна территориально сжалась, а про убыль населения я уже говорил.

Впервые в русской истории у нас всеобщая грамотность, а большинство людей живет в крупных городах, но при этом существует колоссальный разрыв в доходах между бедными и богатыми. Другой пример: никогда раньше не было, чтобы наша власть не особенно нуждалась в населении. Если для царей и генсеков главным их ресурсом был народ, то нынешний режим стремится выжить с помощью нефти и газа. Поэтому нашей власти ценны в основном работники топливно-энергетического сектора, а также те, кто ее обслуживают и развлекают. Это примерно 20 миллионов человек, а все остальное население — «лишние люди».

Существует ли, на ваш взгляд, преемственность между сегодняшней Россией и дореволюционной?

И да, и нет. Одним из каналов такой преемственности, безусловно, стала русская классическая литература, которая в первые десятилетия советской власти спасла наш народ от полного одичания. Человек, прочитавший на русском языке Пушкина, Гоголя, Толстого, Тургенева и Достоевского, — это, конечно, русский человек. А русский классический театр, а русская природа? Но есть и разрыв, поскольку за 70 лет советской власти действительно сформировалась советская идентичность, не всегда совпадающая с русской. Брежнев был прав, когда провозгласил о создании новой исторической общности под названием «советский народ».

Как вы думаете, в чем отличие советской идентичности от русской?


В понимании природы человека. Дореволюционная Россия была христианской цивилизацией, в основе которой лежит идея первородного греха. Если с христианином случится беда, он не будет в ней обвинять окружающих, а сочтет это наказанием за свои грехи.


Но советский человек мыслит иначе — у него все виноваты, кроме него самого. Ему свойственно причудливое сочетание непомерной гордыни и комплекса неполноценности. Он нередко двуличен, он может бояться начальства и одновременно презирать его. Все, кто родились и выросли в СССР, — это советские люди. Я с Кургиняном могу жестко спорить на телевизионных ток-шоу, но мы оба с ним Homo sovieticus. Путин и Порошенко могут люто ненавидеть друг друга, но они тоже носители советской идентичности.

Но Советского Союза уже четверть века как не существует. Может ли Homo sovieticus эволюционировать?

Я думаю, главная проблема современной России в том, что у нас до сих пор господствует советский тип личности, с которым нашей стране трудно дальше развиваться. Тот тип человека, представителями которого были мой отец или ваш дед, был хорош для крестьянской жизни, но не для города. Поэтому мы с вами по мироощущению заметно отличаемся от них — я чуть меньше, а вы чуть больше. Так и тут — чтобы России выйти из «советскости», заведшей ее в тупик, нужен другой тип человека. Но, к сожалению, наше общество сейчас не меняется. Я преподаю в МГУ и вижу, что советская идентичность продолжает воспроизводиться даже в моих студентах, родившихся уже после распада СССР.


Беседовал Андрей Мозжухин

skysight: (Default)
Хожу с фонарём и ищу Человеков. Иногда нахожу и ,по завету Рэнд и в силу шаманско-менестрельско-велесовской традиции, имею намерение их если не воспеть в стихах, производственно-предпринимательчских романах-трактатах и песнопениях, то хотя бы попиарить в ЖЖ.
Надо ж как-то разгонять мрак действительности кусочками позитивного колдунства.
Noblesse oblidge. Положение обязывает. А шизоидный радикал органически предрасполагает.

Среди современных и,что очень важно, существующих не на бумаге живых людей - нередко находятся герои, которые вполне соотвествуют рэндовскому объективистскому человеческому стандарту морального качества.
К таким на нашей Российской местности и внутри местной языковой общности в первую очередь хочется отнести предпринимателей, подобных Сергею Красину - финансисту и основателю звукозаписывающего лейбла Fancy Music.

Сергей Красин горбатится на двух работах,зарабатывает деньги - и затем немедленно и с большим удовольствием спускает их на классическую музыку - ибо выпуск авангардной,элитарной джазовой и классической музыки, поддержка заведомо "непопулярных" и "непонятных народу" авторов и композиторов - занятие не только не прибыльное, но и убыточное.
С точки зрения классической экономики. Которая отождествляет ценность с прибылью.

По меркам австрийской экономики, собственно, всё как раз норм - с индивидуалистической ("субъективистской") позиции, если актор-предприниматель считает,что он что-то получает от деятельности, то так оно и есть. Ценность(материальная, рекреационная и моральная) не отождествляется с "позитивиститской" прибылью, а гораздо шире этого. Ибо методологический индивидуализм, гуманизм и прочие либерастско-либертарные ништяки рулят. При правильном,добродетельном их применении.


Сергей Красин даже выступал на русском TED, дабы поделиться своим вдохновляющим личным опытом музыкального предпринимательского мецентства.

Сергей Красин :"Как спустить все деньги на классическую музыку и радоваться этому"


К тому же, по первой профессии, Сергей Красин занимается расследованием финансовых мошенничеств и преступлений.
С портала Колта.Ру:
http://www.colta.ru/articles/music_modern/3550?page=4
"
Лейбл все делает легально — для нашей реальности это не совсем обычно. Красин ввел разделение труда, своеобразный конвейер. Для производства разных частей (CD, слип-кейсы, полиграфия, сборка) привлекаются разные фирмы. Процесс контролируется внутри Fancy, и альбом приезжает туда уже готовый.

Сергей Красин: «Могу сказать, что у меня работают 200 человек, но в офисе сидят трое. Очень много работы выполняется фрилансерами. Мне кажется, что в музыкальной индустрии все фрилансеры!»

Красин утверждает, что работает, не планируя получать прибыль. Это звучит в наше время странно. Сергей зарабатывает деньги в других областях, а в музыкальном бизнесе он их тратит.

Сергей Красин:
«Я пришел к выводу, что и сейчас, и 50 лет, и несколько веков назад настоящее искусство поддерживали.
Я стараюсь не думать о продажах. Меня заботит мое удовольствие, которое я получаю от этой деятельности. Я не могу отделить себя от этого — это половина моей жизни».

"

Аксолотли одобряют всеми лапками!
\|/____________\|/_(^_____^)_\|/__________\|/

"Весна священная" - в интепретации Курляндского, например, звучит вот так:




Мне ещё очень понравилась у композитора Дмитрия Курляндского и Владислава Песина серия альбомов "Карты Несуществующих Городов", особенно "Санкт-Петербург":)
http://fancymusic.ru/dmitri-kourliandski-maps-of-non-existent-cities-saint-petersburg/
Пьеса является частью цикла “Карты несуществующих городов” для различных инструментальных составов. Это попытка создания внутренней географии, топографии, внутреннего внешнего мира. У нас у всех особые, уникальные отношения с внешним миром. По-своему, мы создаем, конструируем его в соответствии с собственными ожиданиями и предпочтениями. Мне всегда казалось, что процесс восприятия похож на всматривание в темноту – по мере того, как глаза привыкают к темноте, очертания предметов проявляются в пространстве. И нам не дано узнать, реальные или воображаемые эти новорожденные предметы. Графическая партитура пьесы ставит музыканта в ситуацию поиска, блуждая от одного звукового объекта к другому, музыкант создает уникальную траекторию прохождения материала.
Дмитрий Курляндский


У меня второй праздник за эту неделю:)
skysight: (Default)


Чаплин, Чаплин. Как неосторожно.
Следовало с огоньком возмутиться "продажностью" нынешних дней и призвать верующих к занятию духовными предметами. Православный холоп должен быть духовно выше критики Государя, которому благоволит Бог в лице своего Земного тела, репрезентирумого Церковью.
Такие ошибки стоят дорого:)


Чаплин,походу, почуял ветра перемен и начал вещать о диалогичесом обществе.
Явно пытается на худой конец подольститься к радикальной оппозиции.
Не самый симпатичный союзник. Не хотелось бы такого.
Даже Кураев с Кротовым не слишком-то симпатичны как религиозные,но нелояльные "безнравственным элитам" люди - в силу их непоследовательного отношения к доказательному знанию и двойных стандартов.
Тем более, что нравственная(в широком, в том числе в светском смысле) ситуация относится к России в целом,а не только к элитам, которые избираются гражданами(даже если эти граждане внутреннее чувствуют себя скорее подданными)

"Бывший глава синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин заявил, что отсутствие идейной свободы и широкой общественной дискуссии грозит России катастрофой.

«Некоторые считают, что нужно минимизировать общественную дискуссию, не замечать того, что происходит в умах людей, в сфере общения между людьми, и так мы спокойнее доживем до 17-го или 18-го года. Господа, так не будет», — цитирует Чаплина «Интерфакс».

«Если мы будем пытаться замолчать какие-то проблемы, мы можем отложить катастрофу на год или на два, но этим мы сделаем ее неизбежной», — предсказал протоиерей. Он также добавил, что «охранительство, которое пытается зачистить сферу идей, закрыть ключевые вопросы для настоящего и будущего страны и мира, люди, которые так считают и действуют, совершают политическое самоубийство». По мнению Чаплина, в будущем «их не будет».

Чаплин уточнил, что стране мешают развиваться «безнравственные элиты», а чтобы улучшить власть в стране и предотвратить революцию, «нам нужно активно предлагать модели мирного переустройства страны, в том числе переустройства нравственного».

Говоря о текущей ситуации, Чаплин также отметил, что сегодня «власть поменялась, власть больше не находится в руках силовых структур, формальных государственных либо религиозных иерархий, коммерческих структур». «Власть сегодня формируется в мире идей. Кто первым сформулирует и выскажет идеи, которые наиболее адекватно сформируют будущее, у того будет и власть», — уверен священник.​

Чаплин был отстранен в четверг, 24 декабря, возглавляемая им структура была ликвидирована «в целях оптимизации работы и повышения эффективности», а также исключения параллельных процессов в деятельности синодальных учреждений.

После увольнения он рассказал о своих разногласиях с патриархом Кириллом. Главным пунктом разногласий, по его словам, стало понимание роли церкви в государстве и обществе. При этом Чаплин заявил, что церковь должна обладать большей независимостью и критически вести диалог как с властью, так и с обществом. Кроме того, он раскритиковал методы руководства в РПЦ. По его словам, многие решения в церкви принимаются патриархом «спонтанно, без должных консультаций», а не «коллегиально».

В интервью РБК Чаплин назвал еще одну причину — разногласия с патриархом при оценке событий в Донбассе. По мнению Чаплина, РПЦ должна была активно поддерживать ополченцев, а не занимать миротворческую позицию, выступая с официальными заявлениями о неприемлемости междоусобиц по языковому и национальному признаку.

В пятницу, 25 декабря, Чаплин также предсказал скорую отставку патриарха Кирилла. «Думаю, долго он не продержится. Думаю, что это противоречие между верой в личную харизму и окружающей реальностью будет только усиливаться», — заявил он в интервью радиостанции «Говорит Москва»"
skysight: (Default)
...Среди множества версий происхождения того,что сейчас называется русским этносом, есть одна, которая не даёт мне покоя. Это теория о том, что "русы" и "словене" - не два названи одного и того же этноса, а два разных этноса, один из которых исконный,а другой - паразитически-нагибаторский.

Даже в "Русской правде" - одном из первых правовых документов на Руси - есть это разделение. Русы - это воины. Славяне - это зависимое от них населения, без тех же самых привилегий,хотя убийство рядового руса стоит примерно столько же, сколько и рядового словенина.

"Аже оубиеть мужъ мужа, то мьстити брату брата, любо отцю,ли сыну, любо братучадо, ли братню сынови; аще ли не будеть кто его мьстя, то положити за голову 80 гривенъ, аче будеть княжь моужь или тиоуна княжа;

аще ли будеть русинъ, или гридь, любо купець, любо тивунъ боярескъ, любо мечникъ, любо изгои, ли словенинъ, то 40 гривенъ положит и за нь.

"
Сначала идут князья, потом все,кто носит меч, потом изгои, потом словене. Если верить Фрейду, порядок перечисления имеет значение.

Мне в связи этим приходила в голову мысля, что если Ницше для европейского сознания считал значимым разделение на Аполлонические и Дионисийкие ценности(как он их понимал), то для местного субстрата имеет смысл видеть противостояние не Диониса с Аполлоном,а, скорее, Перуна с Волосом/Велесом(как их понимает сейчас коллективое сознание,включающее в себя и исследователей, придерживающися теории "основного мифа", и разного рода неоязычников с их упрощенным, но живым мифопоэтическим чувствознанием)

Перун.
Бог воинов, княжеской власти, силовиков, бог вершин, господин железа, булата и крови.Стбзил жену у Волоса.

И Волос.
Господин земледельцев, ремесленников, купцов, волхвов, гусляров, ям и низин, воды, змей, драконов, коров и медведей, женщин, плодородия, золота, мирного труда и торговли. Изначально был полюбовно женат на Макоши, но её стыбзил Перун в трофейно-принудительном порядке

Мне лекция Четвернина снова про эту мифопоэтическую модель напомнила.
Именно на неё я опиралась при написании стихотворения "Потерянное Племя".

Мне полюбились те, кто дышит,
Кто в годы злые песни пел
Кто свист ветров над небом слышал,
Кто град златой над ним узрел

Они - потерянное племя
Заря тех горестных времён
Когда солёной крови хмелем
Был каждый третий напоён

Когда росли и раскрывались
Цветы свободы и любви
Когда Земля нуждалась в мире,
Во время большой войны.

Они не были теми, кто мир взрастили
Они не были теми, кого ждал успех
Но всех искренней свой костёр растопили
И споткнулись гораздо больнее всех

Так спи сладко, велесово гордое племя -
В перуньи года нам не жить, не жать
Доколе драконом свернулось время -
Дотоле гуслям моим рыдать!


Гусли угорско-словенский,новгородский инструмент, это инструмент поэтов,сказителей,волхвов и шаманов, нах.
Гонимый церковью инструмент.
Волосов инструмент.
Орфический инструмент.
Инструмент купца и гусляра Садко для путешествия в обитель Морского Царя за женой-душой.
Посему - либерастский инструмент:)

Мне казалось, что то разделение в современной музыке,которое произошло при полярной политизации современного мира, уходит корнями именно в "Перун-Велес"-историю.

В былине о Садко, Морской арь спорит с Царицей - что важнее на Руси?
Злато или булат?
Садко отвечает: булат.
Хотя сам он был человеком "музыки и золота", волосовым парнем

«Всё моё», — сказало злато;
«Всё моё», — сказал булат.
«Всё куплю», — сказало злато;
«Всё возьму», — сказал булат.

(с.Пушкин. Как поэт и чуток Пророк-Шаман, не смог пройти мимо Орфического Нарратива)


"Сейчас кредо грабителей заставляет вас защищать ваши высочайшие достижения как позорное клеймо, ваше процветание как вину, самых великих ваших людей, промышленников, как мерзавцев, а ваши великолепные заводы как продукт и собственность мускульного труда, труда подневольных, управляемых кнутом рабов, как те, что строили египетские пирамиды.

Этим подлецы, которые с самодовольной ухмылкой заявляют, что не видят разницы между властью доллара и властью кнута, следовало бы испытать ее на собственной шкуре. Я думаю, так и случится.

Если вы не откроете для себя той истины, что деньги — корень все доброго, что есть в мире, вы придете к собственному разрушению. Когда деньги станут инструментом отношений между людьми, человек станет инструментом человека.
Выбирайте: кровь, кнут и оружие или доллары, другого не дано, и ваше время истекает.

(с.Айн Рэнд, ставит вопрос насилия/сотрудничества ребром)


Павловская, исследовательница национального менталитета приводит такие данные:
Осуждение богатства — идея древняя, многие народы соглашались с этим постулатом (вспомним хотя бы библейское изречение о тех трудностях, которые ожидают богатого, если он захочет войти в царствие небесное, это так же сложно, как верблюду пройти сквозь игольное ушко). Однако нигде она так широко не распространена, как в России, не окружена ореолом сакральности (речь идет о греховности богатства вообще) и мало где задержалась так долго. Трудно представить себе в России национальный эпос, где герои озабочены, например, поиском золота нибелунгов.

Характерно и то, что развитие капитализма в России не изменило отношения к капиталу. Наоборот, страх перед богатством, идея о его неправедности, даже презрение к нему стали еще сильнее. Поэтесса Марина Цветаева как-то сказала: «Сознание неправды денег в русской душе невытравимо» (Цветаева, 1988: 7). Интересно, что фраза относилась к одному из предпринимателей, Нечаеву-Мальцеву, который сделал крупное пожертвование на строительство музея изящных искусств — дело жизни отца поэтессы. Так что можно было бы назвать ее неблагодарной, если бы не ее искренность и убежденность в сказанном.

Та же Цветаева рассказывала, как известный историк Иловайский, дедушка ее сводного брата Андрея, привозил ему два раза в год, в день рождения и на Рождество, золотой. «Мама эти золотые у Андрюши сразу отбирает, — вспоминала Цветаева. — «Августа Ивановна, вымойте Андрюше руки!» — «Но монет совсем нофенький!» — «Нет чистых денег». (Так это у нас, детей, и осталось: деньги — грязь)». Деньги эти складывали в копилку, она потом потерялась, но никто из детей, включая владельца, об этом не жалел: «Золото для нас сызмалу было не только грязь, но пустой звук» (Московский альбом, 1997: 380).

Советская эпоха прекрасно легла на эти традиционные идеалы. Культ бедности, ненависть к богатству, идея материального равенства (пусть все бедные, зато все равны), а в будущем вообще отказ от денег — все это было понятно и близко народу. В простой системе ценностей, делившей мир на черное и белое, бедность была достоинством, богатство — злом. Вспомним художественные фильмы советских лет: все, кто хоть в малейшей степени интересуется достатком, оказываются на поверку плохими людьми во всем. Счастье не в теплом, уютном доме с красивой мебелью и удобным бытом, тем более в комфортной Москве. Оно в неустроенности строительных бараков где-нибудь в Сибири, или в скромном сельском быте, или вообще в палатке, поставленной на вечной мерзлоте. Неслучайно целые поколения были покорены этой мыслью, она легла на хорошо подготовленную предшествующими столетиями почву.

Даже скромная в те времена профессия бухгалтера осуждалась. Не потому, что эти люди владели материальными средствами, они жили на скромную государственную зарплату, а потому, что избрали своей профессией деньги, т. е. пусть и неизбежное, но зло.
В фильме «Карьера Димы Горина» (1961) скромный московский бухгалтер только тогда становится человеком, когда овладевает профессией строителя в далекой тайге. Бухгалтерские работники, как их показывало советское кино и телевидение, жалкие, мелкие, какие-то убогие. И уже на заре перестройки популярная песня извиняется за выбор героини: «Бухгалтер, он простой, да ну и пусть!»

Убежденность, что бедность — хорошо, а богатство — плохо, была настолько свойственна советским людям, что доходило до парадоксов. Так, теряло смысл и нуждалось в объяснении известное выражение Козьмы Пруткова «лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным». В трактовке школьников 1970-х гг. (хотя это уже время сомнения в идеалах) получалось, что автор имел в виду, что в жизни приходится всегда чем-то жертвовать, нет совершенства — ты можешь быть здоровым (это хорошо), но придется быть и богатым (т. е. плохим), или бедным (хорошо), но больным (плохо). А малыши в детских садах были абсолютно убеждены, что счастье сказочной принцессы возможно только в маленьком бедном домике в лесу, а никак не в большом царском дворце. И именно так они видели свое счастье.

Итак, в России сложилось негативное восприятие богатства. Народная мудрость подчеркивала, что деньги — это тяжелое бремя, которое ложится на душу человеку: «Лишние деньги — лишние заботы»; «Без денег сон крепок»; «Деньги что каменья — тяжело на душу ложатся»; «Без денег сон крепче».


В лучшем случае богатство считалось результатом везения, удачи, выпавшей на долю человека. Чаще всего — результатом жульничества, мошенничества или даже преступления. Мысли о праведном богатстве, заработанном трудом и умом, не существовало. «На основе трудов праведных не построить палат каменных» — эта идея всегда преобладала в русском сознании.

Особенно подчеркивалась идея греховности богатства. Материальное здесь противопоставлялось духовному, и альтернатива была простой: либо ты богатеешь, либо думаешь о спасении души, другого варианта не было. Известный русский философ Н. А. Бердяев писал об отличии русского и европейского предпринимателя: «Даже русский купец старого режима, который наживался нечистыми путями и делался миллионером, склонен был считать это грехом, замаливал этот грех и мечтал в светлые минуты о другой жизни, например, о странничестве или о монашестве. Поэтому даже этот купец был плохим материалом для образования буржуазии западноевропейского типа…» (Бердяев, 1990: 119).

Все это приводило к тому, что богатые люди искали пути каким-то образом оправдаться, даже сами перед собой, за свое состояние. Отсюда гигантские пожертвования русских купцов, попытки перейти в другие сословия, стремление к наградам, общественному признанию. Русский философ Ф. А. Степун как-то подметил: «…ведь удалось же Горькому в 1905 году собрать среди именитой русской буржуазии громадные деньги на революцию, т. е. на собственное изничтожение» (Степун, 1994: 47). Стремление быть передовыми людьми, которыми их традиционно никто не считал, приводило к таким курьезам.

Такое отношение к богатству порождало расточительство и мотовство невиданных размеров, которое сосуществовало в русском купечестве наряду с присущим этому сословию скопидомством. В романе Ильфа и Петрова «Золотой теленок», описывающем первые годы советской власти, даны два типа людей, стремящихся к богатству. Это миллионер Корейко, живущий скромно, почти бедно, но довольствующийся мыслью о том, что у него есть миллион, на который ему достаточно просто иногда посмотреть, и Остап Бендер и его сообщники, для которых деньги — это способ доставить себе удовольствие, получить и тут же промотать, а там будь что будет. Последний тип, безусловно, ближе и понятнее читателю.

Надо особо подчеркнуть, что негативное отношение к богатству отнюдь не означает, что русский человек принципиально не хочет богатеть. За исключением идеологически обусловленного неприятия денег в советский период (особенно в 1930–1960-е гг.), русский человек всегда мечтал о богатстве, может быть, даже больше, чем другие народы, т. к. всегда был склонен к фантазиям, в то время как другие представляли свое место и возможности более четко. Английский фермер или немецкий бюргер мечтали о богатстве в рамках своего сословия. Русскому человеку мерещились «золотые горы и реки, полные вина». Накопительство, монетка к монетке, крохоборство, медленное продвижение вперед — это для смешных персонажей вроде Чичикова. Русскому же человеку было нужно золотое царство: сразу, без усилий и много.

(с Павловская)


В общем, в этом контексте, становится понятны мотивы Рэнд и её чудовищное возмущение как боььшевистским перераспределением, так и идеей древнерусского рабства, огда золото достается тем, у кого кнут, притом добровольно жертвуется теми,кто работает.

Она попыталась этот стереотип "необходимого насилия, необходимой жертвенности" сломать, взрорвать изнутри, показать , как сотрудничество создает проветание, но не слишком преуспела. Каждый человек в чем-то ограничен.
Тысчелетняя ложь. Тысячелетний культ самообкрадывания, къевшийся в подкорку - был её расчленен и выпорот его же оружием.

Но это не значит,конечно, что разделение на "словен" и "русов-рутенов" достоверно с научной стороны. Хрен его знает. Аксолотлям просто удобна эта модель для понимания особенностей нашей души,которая ненавидит деньги,но не может относиться к ним как к источнику заслуженной честным трудом личной независимости.

Но в "Русской правде" - оно присутствует.

Русин — младший княжеский дружинник: гридин — представитель боевой дружины;

Словенин — житель словенской, то есть новгородской земли (Древнейшую Правду Ярослав даровал новогородцам), в данном контексте — рядовой житель.

Сакалиба (также саклаб, сиклаб, саклаби, в арабо-исламской литературе صقالبة, в романских языках и на латинице ед. ч. Siqlabi, мн. ч. Saqaliba) — вначале этим термином в арабских источниках обозначалось тюркское, славянское и угорское население Восточной Европы (в том числе угоняемое в рабство)
Ибн-Русти писал:

"Что касается до Русии, то находится она на острове, окружённом озером. Остров этот, на котором живут они, занимает пространство трёх дней пути: покрыт он лесами и болотами; нездоров и сыр до того, что стоит наступить ногою на землю, и она уже трясётся по причине обилия в ней воды.

Они имеют царя, который зовётся хакан-Рус. Они производят набеги на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, отвозят в Хазран и Булгар и продают там. Пашен они не имеют, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян.
Когда у кого из них родится сын, то он берёт обнажённый меч, кладёт его пред новорождённым и говорит: „не оставлю тебе в наследство никакого имущества, а будешь иметь только то, что приобретёшь себе этим мечом“. Они не имеют ни оседлости, ни городов, ни пашен; единственный промысел их — торговля соболями, беличьими и другими мехами, которые и продают они желающим; плату же, получаемую деньгами, завязывают накрепко в пояса свои…



"Народ руский" - это "народ русов", то есть "люди, принадлежащие русам, военному сословию, производящие для них продукцию"
Очень нехорошее название(даже если само по себе слово "русский" нам привычно и не "отторгается" сознанием), в котором "закодировано" подчиненное положение для рядового трудящегося гражданина, для предпринимателя, учёного, музыканта и независимого мецената-политика-благотворителя.
Таки у нас Левиафанизм государства:)Притом довольно сильный.

Впрочем, сейчас это разделение уже нельзя считать работающим в генетическом смысле - во власти дофига вепсов(Путин - шизоидный вепс-дзюдоист. Живая иллюстрация социального успеха и вертикальной мобильности. Но что-то не сильно радует её "силовой характер"), мордвы(Матвиенко) и русских тоже хватает, и все очень разные и характерологичеси, и идеологически. Тут дело уже давно не в генетике, а в моделях поведения, которые воспроизводятся культурой.

Есть общественность,но нет независимого общества. Есть народ, но нет граждан.

Притом, что ни молодые современные нео-социалисты, ни либералы, ни националисты мимо этого ощущения не проходят,но неверно(в данном случае - "слишком узко") его интерпретируют.
Read more... )
skysight: (Default)




Четвернин сцуко эмоционален:)

Объясняет на пальцах разницу между потестарным и либертарным правопониманием, между "легизмом" и "юриспруденцией".
Что есть право?
Это "воля правящего класса, выраженная предписательно" - или же "право нужно,чтоб защищать гражданина от произвола государства"?

В первой части допускает досадную ашипку:
"В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог" - это Евангелие от Иоанна. Это Новый Завет.
Ветхий Завет(Тора) начинается так:
"В начале сотворил Бог Небо и Землю"(Берешит, Книга Бытия)

Ошибка очень символизирует:)
Зато хорошо описывает русскую семантическую специфику понятий "общество", "государство" и "народ".
skysight: (Default)

Существует распространенное заблуждение, что национал-социализм -- это просто бунт против разума, иррациональное движение, не имеющее интеллектуальных корней. Будь это на самом деле так, движение это не таило бы в себе столько опасности. Однако такая точка зрения не имеет под собой никаких оснований. Доктрина национал-социализма является кульминационной точкой длительного процесса развития идей, в котором участвовали мыслители, известные не только в Германии, но и далеко за ее пределами. И что бы мы ни говорили сегодня об исходных посылках этого направления, никто не станет отрицать, что у истоков его стояли действительно серьезные авторы, оказавшие большое влияние на развитие европейской мысли. Свою систему они строили жестко и последовательно. Приняв ее исходные посылки, уже невозможно свернуть в сторону, избежать неумолимой логики дальнейших выводов. Это чистый коллективизм, свободный от малейшего налета индивидуалистской традиции, которая могла бы помешать его осуществлению.

Наибольший вклад, безусловно, внесли в этот процесс немецкие мыслители, хотя они отнюдь не были на этом пути одиноки. Томас Карлейль и Хьюстон Стюарт Чемберлен, Огюст Конт и Жорж Сорель не уступают в этом отношении ни одному из немцев. Эволюцию этих идей в самой Германии хорошо проследил Р.Д. Батлер в опубликованном недавно исследовании "Корни национал-социализма". Как можно заключить из этой книги, на протяжении ста пятидесяти лет это направление периодически возрождалось, демонстрируя поразительную и зловещую живучесть. Однако до 1914 г. значение его было невелико: оно оставалось одним из многих направлений мысли в стране, отличавшейся тогда, быть может, самым большим в мире разнообразием философских идей. Этих взглядов придерживалось незначительное меньшинство, а у большинства немцев они вызывали не меньшее презрение, чем у всех остальных народов.

Почему же эти убеждения реакционного меньшинства получили в конечном счете поддержку большинства жителей Германии и практически целиком захватили умы ее молодого поколения? Причины этого нельзя сводить только к поражению в войне и сложностям послевоенной жизни, к последовавшему за этим росту национализма и уж тем более (как этого хотели бы многие) к капиталистической реакции на наступление социализма. Наоборот, как раз поддержка со стороны социалистов и привела сторонников этих идей к власти. И не при помощи буржуазии они получили власть, а скорее в силу отсутствия крепкой буржуазии.

Идеи, которые в последнем поколении вышли на передний план в политической жизни Германии, противостояли не социализму в марксизме, а содержащимся в нем либеральным элементам -интернационализму и демократии. И по мере того как становилось все более очевидно, что эти элементы мешают осуществлению социализма, левые социалисты постепенно смыкались с правыми.
В результате возник союз левых и правых антикапиталистических сил, своеобразный сплав радикального и консервативного социализма, который и искоренил в Германии все проявления либерализма.

Социализм в Германии был с самого начала тесно связан с национализмом. Характерно, что наиболее значительные предшественники национал-социализма -- Фихте, Родбертус и Лассаль - являются в то же время признанными отцами социализма. Пока в немецком рабочем движении широко использовался теоретический социализм в его марксистской версии, авторитарные и националистические концепции находились в тени. Но это продолжалось недолго. [Да и то лишь отчасти, если в 1892 г, один из лидеров социал-демократической партии Август Бебель мог сказать Бисмарку: "Имперский канцлер может не сомневаться, что немецкая социал-демократия -- это что-то вроде подготовительной школы милитаризма!".] Начиная с 1914 г. из рядов марксистов один за другим стали выдвигаться проповедники, обращавшие в национал-социалистическую веру уже не консерваторов и реакционеров, а рабочих и идеалистически настроенную молодежь. И только после этого волна национал-социализма, достигнув своего апогея, привела к появлению гитлеризма. Военная истерия, от которой побежденная Германия так полностью и не излечилась, стала отправной точкой современного движения, породившего национал-социализм, причем огромную помощь оказали в этом социалисты.

Первым и, пожалуй, наиболее характерным представителем этого направления является покойный профессор Вернер Зомбарт, чья нашумевшая книга "Торгаши и герои" вышла в свет в 1915 г. Зомбарт начинал как социалист-марксист и еще в 1909г. мог с гордостью утверждать, что большую часть своей жизни он посвятил борьбе за идеи Карла Маркса. Он действительно, как никто другой, способствовал распространению в Германии социалистических и антикапиталистических идей. И если марксистская мысль пронизывала тогда всю интеллектуальную атмосферу этой страны (в гораздо большей степени, чем это было в других странах, кроме разве что послереволюционной России), то это была во многом его заслуга. Зомбарт считался выдающимся представителем преследуемой социалистической интеллигенции и из-за своих радикальных взглядов не мог получить кафедру в университете. И даже после войны как в Германии, так и за ее пределами влияние его исторических исследований (в которых он оставался марксистом, перестав быть марксистом в политике) было очень заметным. Оно, в частности, прослеживается в работах английских и американских сторонников планирования.

Так вот, этот заслуженный социалист приветствует в своей книге "Германскую войну", которая является, по его мнению, неизбежным выражением конфликта между коммерческим духом английской цивилизации и героической культурой Германии. Его презрение к "торгашеству" англичан, начисто утративших военный дух, поистине не знает границ, ибо нет ничего более постыдного, чем стремление к индивидуальному благополучию. Главный, как он считает, принцип английской морали -- "да будет у тебя все благополучно и да продлятся твои дни на земле" -- является "самым отвратительным из принципов, порожденных духом коммерции".

В соответствии с "немецкой идеей государственности", восходящей еще к Фихте, Лассалю и Родбертусу, государство основано и сформировано не индивидами, не является совокупностью индивидов и цель его вовсе не в том, чтобы служить интересам личности.

Это Volksgemeinschaft - "национальная общность", в рамках которой у личности нет прав, но есть только обязанности, А всякие притязания личности - лишь проявление торгашеского духа.
"Идеи 1789 г." - Свобода, равенство, братство - это торгашеские идеалы, единственная цель которых -- дать преимущества частным лицам.

До 1914 г., рассуждает далее Зомбарт, подлинно германские героические идеалы находились в небрежении и опасности, исходившей от английских коммерческих идеалов, английского образа жизни и английского спорта. Англичане не только сами окончательно разложились, так что каждый профсоюзный деятель по горло увяз в трясине комфортабельной жизни, но и начали заражать другие народы. Только война напомнила немцам, что они являются нацией воинов, народом, вся деятельность которого (в особенности экономическая) связана в конечном счете с военными целями.

Зомбарт знает, что другие народы презирают немцев за культ милитаризма, но сам он этим гордится.
Только коммерческое сознание могло счесть войну бесчеловечным и бессмысленным предприятием.
Есть жизнь более высокая, чем жизнь личности, и это жизнь нации и государства.
А предназначение индивида -- приносить себя в жертву этим высшим ценностям. Таким образом, война -- воплощение героической жизни, а война против Англии -- это война с ненавистным коммерческим идеалом, идеалом личной свободы и комфорта, символизируемого, по Зомбарту, безопасными бритвами, которые немецкие солдаты находили в английских окопах.


(. с. фон Хайек, "Дорога к рабству")
skysight: (Default)
Начало:
http://orfis-sakarna.livejournal.com/768205.html
__________________________________________________________________________________________________

Проблема миролюбия ислама(даже если не копать в область истории) пересекается с многими вещами для меня. И позиция Гейдара Джемаля требует многабукав для того,чтобы сопоставить её с орфовской позицией по сходным вопросам.

1. Положение о эссенциальном миролюбии ислама(как и почти любой идеологии, которая основана на двойственности мироздания и повествует о наличии внутри мироздания некоего фундаментального противостояния изначально Благой и изначально Злой сил) является по меньшей мере не бесспорным.
Ещё Пирс отмечал(а в наше время нечто подобное упоминает и Уваров. А до этого об этом размышляли ницшеанцы, адвайтисты, буддисты, джайны, кришнаиты, даосы, манихеи, пифагорейцы и орфики), что всякая "двойственность", проецируемая на социум, уже содержит в себе в психологическом и философском смысле предустановку, во-первых, на конфликт(а значит - на на отсутствие в человечестве общих целей и общей природы, а также,в более глубоком смысле, на логическую, причинно-следственную противоречивость реальности, её "неправильность", "поврежденность" и "расколотость"), а во-вторых, на его принципиальную неразрешимость - "битва наша вечна", до тех пор,пока мир в его нынешнем состоянии вообще существует.


Из этого можно сделать вывод, вполне совпадающий с установками объективизма по Рэнд и опыту джайнов и буддистов: если человек думает о мире, наделяя мироздание личностной интенцией, а личностную интенцию он нарциссически понимает как свою собственную или подобную собственной("С нами Бог!"), то он будет думать о недвойственной, запредельной рассудку реальности, используя свой двойственный ум. Мироздание становится в той или иной степени "манихейским", в нем появляется "борьба Бога и сатаны", "классовая борьба", в нем промысляется такая структура, которая сакрализирует,закрепляет и оправдывает насилие, обман("Война - это хитрость", с. Мухаммад), несправедливость(двуличную справедливость, в лучшем случае)
Это позволяет избегать вопроса о благодарности и воспринимать мир как "нечистый" и "враждебный", а возникающие проблемы и конфликты - как либо конструктивно неразрешимые нигде,кроме как в мире ином(тенденция к эскапизму), либо как разрешимые путем переноса конфликта на другой уровеньКонец Света), либо как неразрешимые конструктивно никогда.

Ислам попал в сложное положение: с одной стороны, Бог только один(а значит - и творящая мир Истина, ал-Хакк, только одна), также известно,что "прямой путь уже отличился от заблуждения"(то есть, истина объективна, и не зависит от желаний и прихотей человека, "прямой угол равен 90 градусам"), но, в то же время, Истина хочет(и даже требует, под угрозой наказаний) от нас, чтобы мы , не зная её в полной мере, уничтожали друг друга по принципу "кто -то из нас неправ, но наверняка не мы".

Притом что известно, что человек, "убивший невинного, даже по неведенью - всё равно,что убил всех людей", он "не услышит даже запаха Рая".
Притом известно, что из 73 течений-партий Ислама только одно окажется на стороне Истины.
Притом известно, что Истина возвышает тех,кто следует ей в своей жизни и унижает тех,кто отступает от её законов.

И здесь Джемаль прав, когда говорит, что мир фундаментально "разделён", но прав в рамках ума.
Ум человека может занять одно из существующих положений:
либо признать,что Истина уже открыта и известна - и за неё надо бороться;
либо занять положение сомнения и поиска - и считать, что Истина превосходит наше понимание,а трактовка знаков и событий лежит целиком на нас, верим мы в личностного Бога, верим ли в Абсолютное Сознание или же считаем все явления естественными(то есть "бог", источник движения - Вселенная, природа и живой мир - её следствие, человеческая культура и цивилизация - прямое следствие природы, а воля людей на земле - воля самой природы)

Ещё может свернуться в себя и занять положение покоя, не наклеивая на себя ни ярлык "ищущего", ни ярлык "постигшего", но при этом сам человек займёт позицию "сохраняющего" и "оберегающего" играющее Сущее в его непостижимых изменениях начала в рамках установленной иерархии служения(так двойственность разрешается у дуалиста Мадхвачарьи).

Можно сказать, что пока атеистические либералы ищут истину, то религиозные люди, традиционалисты и марксисты считают, что её уже нашли, и этого им достаточно.
Некоторые при этом считают, что этого должно быть достаточно и либералам.

Аттар в "Беседе птиц", метафорически описывает это через образ Симурга.



Знай, когда Симург из-за завесы
Свой лик явил, подобно солнцу,
Сто тысяч теней он отбросил на землю.
После устремил взор на чистую тень.
Тень свою Он рассеял над миром.
Каждый миг появлялось несколько птиц.
Облик всех птиц мира
От Его тени, – пойми это, о незнающий!
Пойми это! Коль знал бы ты это заранее,
Нашел бы верную связь с Тем Господином.
Как узнаешь, – смотри, а после будь знающим!
Как узнаешь, не разглашай эту тайну!
Каждый, кто стал таковым, достиг погружения в Истину.
Упаси тебя Бог сказать: «Я – Истина».
Если поступишь так, как я сказал, ты не Истина.
Однако в Истину ты постоянно погружен.
Муж, погруженный [в истину], разве станет хулулитом?
Разве станут эти слова делом болтливого?
Если б ты постиг, чья ты тень,
Был бы свободен, мертв ты или жив.
Если Симург оставался бы скрытым,
Этой тени никогда не явилось бы в мире.
А если бы Симург вновь исчез,
В мире навсегда пропала бы тень.
Все, что здесь является как тень,
Вначале возникло в том мире.
Если твои глаза не в силах узреть Симурга,
Сердце твое не подобно блестящему зеркалу.
Поскольку ни у кого нет глаз, способных узреть ту Красоту,
И немыслимо перенести Его красоту.
Любовь не может вынести Его красоту.
Из совершенства своей милости Он создал зеркало.
Сердце и есть зеркало. Вглядись в сердце!
Дабы узреть в нем Его лик, вглядись в сердце!


Все физические законы нашего мира лежат на тонких линия симметрии и асимметрии дышащего вещества, чья таинственная жизнь лишь самым краешком позволяет касаться себя.
Для меня конечный лик бога отпечатывается в человечестве, притом в той степени, в котором само человечество заинтересовано в себе через людей,которые способны понять это.

Кто такой Симорг?
Кто такой Джон Голт?
Может ли Воронья тень закрыть небо?
Во вселенском уравнении, превращенном в неравенство, каковы обязанности человека по отношению к реальности, не связанной известными нам обязательствами?
Не пора ли понять,что мы - не Истина, но истина обнаруживает в нас себя, и обязывает нас по отношению друг к другу на этом основании?

Универсалисты-унитарии в своём ролике явно поддрживают именно эту "всечеловеческую, сердцеотражающую, вопрошающую" ,нейрогностическую установку, даже если не каждый из них пережил её на опыте:


Мусульмане и атеисты ,готовы осознанно разделить эту(или подобную позицию),уже существуют.


Вопрос здесь метафизически более страшен: можно ли отождествлять божественную справедливость - с полной симметрией, с человеческим безмолвие,с наступлением энтропии, с бесконечным мёртвым равновесием? Или есть другое возможности?

Это упрямый вопрос социобиологии и социофизики: меняя свою природу, когда мы можем остановиться? Должны ли мы останавливаться? Где?
Как мы узнаем, что постигли Бессмертное?

Социалисты решают этот вопрос путем утопического разравнивания, путем построения максимально симметричного общества с максимально полно распределенной информацией, в котором,в конечном счете, сама информация должна будет исчезнуть, так как будет уже не нужна, а человек деперсонифиируется, у него не будет ни одного личного, спонтанного интереса, не связанного с полностью предсказуемым неклассированным холистическим целым.

Это - идеал "уравнительной справедливости", восходящий к Ролзу(и от которого и либералы когда-то тоже пытались "танцевать", но разошлись с социалистами и комммунистами на этом поприще):

Общество Тотальной Уравнительной Справедливости , по Ролзу,должно быть в идеале таким, чтобы, зная полную информацию о каждой его части, человеку было бы безразлично, в каком его месте родиться.

Понятно,что здесь мы попадаем в сеть бездушного механизма, в то,что каждый человек ценен постольку,поскольку технологически автоматизирует мировую машинерию, оживленную через его волю.
Человек - тотально обращен в средство освоения всё больших объёмов энергии,а его личне желания полностью подчинены этой цели и не могут быть уменьшены.
Целью является объекты, их технологическая гонка и борьба.

Это -феноменологическая прагматика Пирса; предельный доминант Двойки, переходящей в Единство, в соотвествиии с нашими Планами.

Постмодернистски, эту историю высмеял Пелевин в "Ананасной воде для прекрасной дамы", где ждущая воплощения душа видит мир поделенным на эмоционально -окрашенные поля и места, где сильнее всего концентрируется эмоция зависти, считаются самыми "престижными" для рождения.(но Пелевин занимает при этом установку на леворадикальный социалистический буддизм, где лучше уж пусть ни у кого никогда не будет больше,чем у других,если это может непроизвольно повредить даже самому мерзкому уёбку. А лучше - и вовсе не рождаться,не размножаться и не гнаться за достижениями и мечтами, раз всё - тлен и суета)

Карл Поппер , работая с такими фашистскими и социалистическими "Историческими Предсказамусами", нашел, что они :

1. Восходят к Платону (и его Государству, где царствуют философы и никто не смеет пукнуть без их разрешения)
2. Тоталитарны(естественно)
3. Утопичны(то есть, мир нельзя тотально контролировать и иметь полную информацию о каждой его части и при этом иметь научный,социальный и культурный прогресс одновременно. Чем-то надо жертвовать)
4. Обычно не исполняются(но каждый раз очередное царство уравнительной справедливости или Конец Света откладывается на потом)
5. Не содержат в себе установки на то,что может возникнуть общество или новое общественное отношение,к которому их критерии, в силу человеческой субъективности, могут быть неприменимы.
6. Сакрализируют агрессивное насилие на основе нефальсифицируемых предположений даже в условиях неполной информации.

Всё это, в свою очередь, упирается в Юма, Поппера, Гёделя и неистребимую проблему индукции.
Должен ли мир быть разнообразным, разумно специализированным, оптимально неравным, идущим навстречу неизвестному,обнимающим и свою вертикаль и горизонталь признающим и Пресвятой Рандом, и борьбу с несправедливостью по правилам?
Или же все должны быть одинаковыми, чего бы это утилитаристически-прагматически ни стоило, чтоб никому не было обидно(кроме тех миллиардов генетиков-кибернетиков-предпринимателей,которых мы зохаваем и запытаем в священной борьбе за потенциальную инаковость и способность к созданию качественно неравновесных систем)?

Без разрушения нет созидания. Разрушение — это критика, это революция. Разрушение требует выяснения истины, а выяснение истины и есть созидание. Прежде всего разрушение, а в самом разрушении заложено созидание.
...
Мы хорошо умеем сражаться, осуществлять диктатуру, а в литературе и искусстве так себе, а кое-кто иногда говорит, что компартия неспособна управлять наукой, и в этих словах есть доля истины.

(с.товарищ Мао)
Но и обратное тоже не сработает, фашистски или анархистски нельзя отказаться от выяснения того,за счет чего образуется благосостояние других - борьба не всегда бывает честной.
Неравенство может переходить(и сейчас явно, в лице очень многих представителей - переходит) черту оптимальности, - оно может выходить за порог взаимной выгоды от разделения и специализации информации.

Хороший инженер может в десятки или сотни раз повысить коннективность элементов системы на собственное и общее благо - и часто человек, талантливый в этом отношении, оказывается талантлив и в иных, он непременно должен быть вознаграждён за это расширением своих полномочий в соотвествующей мере;
но иной человек может и пользоваться "дырами" с социуме для тех или иных способов обогащения в обход общих для всех правил конкуренции;при этом его компания будет пользоваться украденными других наработками, но давить их творческий источник экономически. Вычерпывая воду из колодца, плевать туда ядовитой слюной.

Тем самым, теряется смысл вертикальной справедливости, теряется вертикальная мобильность - те,кому удалось забраться на верх в обход существующих барьеров по случайности или по этическкой нечистоплотности(при минимуме ума) - остаются там и пллются оттуда вниз с эксклюзивистским цинизмом, создавая уже свои правила и барьеры в "сцепке" с государственной властью, а часто и с церковью, религиозными и художественными деятелями, централизуя медийную сферу;
При этом лишаются какого бы то ни было реального шанса на справедливое освещение своих поступков и вознаграждение за них те,кто внизу, даже если их возможности формально-социалистически "равны", а уж тем более - если они изначально различны.

Я лично за инклюзивный гуманистический орфообъективистский капитализм - для всех, кому он нужен и важен по доброй воле,а не только для очень некоторых мудаков-психопатов или для всех кому попало, хотят они того или нет;
и за честных предпринимателей,рачительных собственников, учёных,рабочих, матерей и отцов, порядочных политиков, студентов и всех,кто готов принять на себя гражданскую идентичность и самоуправление как часть своей свободы, кому важно вложение в инфраструктуру и чьи интересы не ограничены кругом детей и друзей в ущерб всему остальному - как его опору
- и диалогический путь развития общества.
Этот путь к децентрализации экономических, рекреационных и информационных ресурсов таким образом, чтобы эффективность, справедливость, уважение к собственности и личная свобода были всегда в сцепке с комплексной системой нравственных ориентиров.

Я могу понять исламосоциалистский взгляд на вещи, но он принесёт много боли - фактически, больше боли, чем если трансформация будет идти сверху,от центра и снизу одновременно, в обход минимального количества чужих индивидуальных интересов, принадлежащих все равно скорее плутократам, чем олигархам. или добродетельно и заслуженно заработавшим людям.
skysight: (Default)

"Каждое "Я", кроме генов, "программируется" культурой в которой вырастает, сначала семейной, потом школьной, "общественной" средой, в которой вращается, книгами, которые читает (или же не читает), телевидением, которое смотрит (или же не смотрит), и т. д.
Поляков от русских (в массе, конечно) в первую очередь отличает отношение к индивидуализму и к коллективизму (все равно, как бы его не называть: народом, классом или соборностью).

Русские давно это заметили и отметили: Пушкин в "кичливом ляхе", Достоевский в "гоноровом пане" ( Игрок) и в других своих гордых "полячишках".

Поляки отплачивали тем же.

Бронислав Трентовский издевательски писал: "Тот, кто намерен жить в России, пусть уверует в московский ум, пусть наберется азиатских понятий <...> Ибо горе, горе тому, кто не обладает московской душой и по-польски глуп! Произведен будет такой сукин сын, бунтовщик и мятежник, в солдаты или сослан пешком в каторжную работу в Сибирь. И закончит жизнь на Нерчинских заводах".

Разницу в нашей культурной запрограммированности наглядно видно в призывах, за что бороться: у русских - "За Бога, Царя и Отечество" (в сталинское время - "За Родину! За Сталина!"); у поляков - "За Бога, Гонор и Отечество" (в "реальном социализме": "за Гонор и Отечество").

Именно этот "гонор", в русском сознании, как правило, неположительный, заносчивый, не отождествляемый с честью, является основой польской культурной запрограммированности.
Стоит, однако, отметить, что по крайней мере для одного русского писателя гонор стал положительной ценностью. Это - Юрий Домбровский, герой которого - Зыбин - спас себя и свою честь благодаря гонору.

Он не сдался следователю, который его уговаривал:
"- Эх, оставили бы вы свой глупый гонор, батюшка, и поглядели бы в глаза, так сказать, простой сермяжной правде! Ей-богу, это не повредило бы! Гонор, норов, "не тронь меня" - это все хорошо, когда имеет хождение. А здесь не тот банк! Тут допрос! И не просто допрос, а активный! А это значит, что, когда вас спрашивают, надо отвечать, и отвечать не как-нибудь, а как следует" ( Факультет ненужных вещей).

Это из-за гонора поляки, наподобие Зыбина Домбровского, в сибирской ссылке, по словам тобольского губернатора А.И.Деспот-Зеновича, "невольно замыкаются сами в себя и создают какой-то призрачный мир, искусственную сферу, составляющую аномалию общественной жизни". Это благодаря гонору польского мужика не удалось в Польше построить колхозы. Это благодаря гонору ни одному польскому королю в голову не пришло закрепощать своих подданных и делать из них рабов.

И благодаря "гоноровым панам" возникла польская "Солидарность" и рухнул в Польше коммунизм.
Поэтому нечего так брезгливо относится к польскому гонору. Жаль, что его в Польше теперь все меньше.

В 1980-е годы многим полякам казалось, что, в отличие от русских, они постигли суть и ценности европейского достойного Я.

В своей знаменитой книге "Этика солидарности" польский философ, ксендз Юзеф Тишнер говорит о солидарности как об этическом движении. Солидарность не является для него ни понятием, ни готовой этической теорией. Это идея, и как таковая однозначного определения она никогда не получает.

"Этика солидарности, - говорит Тишнер, - хочет быть этикой совести. Она предполагает, что человек обладает совестью как прирожденным "этическим чувством", во многом независимым от разных этических систем. Совесть в человеке - самостоятельная реальность, наподобие разума и воли. Человек может упражнять волю и разум, но может и забросить упражнения, может слушать свою совесть, но может и отречься от нее. Совесть - это голос, звучащий в человеке. К чему призывает он сегодня? Прежде всего к тому, чтобы человек хотел иметь совесть".

Не всякое Мы является солидарностью. Подлинная солидарность - это солидарность совестей. С человеком без совести можно ехать в одном вагоне поезда, сидеть за одним столом, читать те же книги, но это еще не солидарность. Суть солидарности в пробуждении чувства сострадания, братства со страдающим человеком. Солидарность - особая межчеловеческая связь: люди объединяются, чтобы заботиться о том, кто в заботе нуждается. Я с тобой, Ты со мной, Мы вместе для него. Но все начинается с Я и совести. Мы вторично. Мы - это Я и Ты в диалоге.


"Добросовестный диалог, - говорит Тишнер, - имеет в качестве своего источника предпосылку, что ни я, ни ты не в состоянии узнать правду друг о друге, если мы далеко друг от друга, если каждый из нас спрятан в подполье своего страха. Чтобы получился добросовестный диалог, Мы ( Я и Ты) должны начать с признаний: "наверное, ты в какой-то степени прав" и "наверное, я не во всем прав". Таким образом мы приближаемся друг к другу, так как каждый из нас готов личную правду другого сделать частью своей правды. Диалог - это создание взаимности и основное средство достижения общественной правды. Диалог означает, что люди вышли из подполья, приблизились друг к другу. Начало диалога - выход из подполья. Надо переступить порог, протянуть руку, найти общее место для разговора. Это место не будет уже укрытием, в котором человек остается один со своим страхом, а будет местом встречи, началом какой-нибудь общины, дома".

Казалось бы, что здесь нового для русского человека? Не о том ли говорил еще Достоевский? Ведь Мы-община (коллектив, класс, народ, Евразия, соборность) - это основа "русского" миросозерцания.

Чем Евросоюз, где солидарное Мы, по крайней мере в теории, - основа общежития, отличается от Евразии?

Разница существенная! Солидарное Мы, в отличие от "русской" (и тем более коммунистической) общины, не поглощает свободного, пусть даже гордого Я. Ведь Я - это "хранитель древностей" (совести, чести, гонора...), без которых нет культуры и такого существенного элемента культуры, выработанного тысячелетиями, каким является право. И без Я нет диалога. Если нет Я - нет и Ты. Остается тоталитарное Мы, которое не нуждается ни в диалоге, ни в праве; остаются политики, для которых все, о чем здесь говорится, - "факультет ненужных вещей".

На Мы, неприемлемое для поляков, в России работали поколения.

А.С. Хомяков, противопоставляя свой идеал западному мышлению, писал: "В Европе <...> не допускают ничего истинно-общего, ибо не хотят уступить ничего из прав личного произвола". Вся борьба за так называемую народность, начатая в русской мысли в эпоху романтизма, привела в конце концов к полному поглощению индивида в советском Мы-народе. Когда Замятин создавал свою антиутопию, советское Мы еще не образовалось, но уже "носилось в воздухе". Ведь богоискатель Горький говорит: "Все несчастья начались от того, что первая человеческая личность оторвалась от чудотворной силы народа... и сжалась от страха, перед одиночеством и бессилием своим... Я - злейший враг человека". И коммунизм уничтожил этого "врага", чтобы получилось, как в "Катехизисе революционера" Нечаева: "Революционер - человек обреченный. У него нет ни своих интересов, ни дел, ни чувств, ни привязанностей, ни собственности, ни даже имени".
Среди русских мыслителей были, однако, и те, кто в какой-то степени предвосхитил суждения Тишнера о солидарном Мы. Это - духовные отцы существующего с 1930 года в эмиграции Народно-Трудового Союза русских солидаристов: С.Франк, С.Левицкий, С. и Е.Трубецкие, И.Ильин. Франк пишет:
" Я никогда не существует и немыслимо иначе, как в отношении ты - как немыслимо левое вне правого, верхнее вне нижнего и т. п. <...> Мы совсем не есть просто множественное число от я (как этому учит обычная грамматика), простая совокупность многих я. В своем основном и первичном смысле я <...> вообще не имеет и не может иметь множественного числа; оно единственно и неповторимо. <...> Поэтому мы есть не множественное число первого лица, не многие я, а множественное число как единство первого и второго лица, как единство я и ты ( вы). В этом - замечательная особенность категории мы. Вечная противопоставленность я и ты, которые, каждое само по себе и в отдельности, никогда не могут поменяться местами или охватить одно другое <...> - противопоставленность и противоположность преодолеваются в единстве мы, которое есть именно единство категориально разнородного личного бытия, я и ты. С этим непосредственно связана и другая особенность мы: в отличие от всех других форм личного бытия оно принципиально безгранично.

Правда, эмпирически мы всегда ограниченно: всякому мы, будь то семья, сословие, нация, государство, церковь, противостоит нечто иное, в него не включенное и ему противостоящее, - какие-то вы и они. Но вместе с тем мы в ином, высшем соединении может охватить и включить в себя всех вы и они - принципиально все сущее; в высшем, абсолютном смысле не только все люди, но все сущее вообще как бы предназначено стать соучастником всеобъемлющего мы и потому потенциально есть часть мы. Если я могу сказать мы про узкое единство моей семьи, партии, группы, то я могу вместе с тем сказать мы, люди, или даже мы, тварные существа. Мы есть, следовательно, некая первичная категория личного человеческого, а потому и социального бытия".


Здесь основная разница между русским солидаризмом и идеей солидарности в толковании Тишнера, для которого солидарное Мы не первично, а вторично, и даже не по отношению к Я и Ты, а по отношению к Я для "него. Сперва - раненый и его крик, потом - отзывается совесть, сумевшая услышать и понять этот крик, и только тогда рождается община. Персонализм, человеческое достоинство здесь на первом плане, на втором - диалог, на третьем - солидарное Мы. Для коллективизма, как бы его ни назвать, здесь вообще нет места, как нет места и для коллективизма в "Европе" и Евросоюзе.
Формулируя этику солидарности, Тишнер предполагал, что ей не нужен враг. Десять лет спустя он осознал свою ошибку. В 1990 году он писал:
"Надо ясно сказать: этика солидарности уже не в состоянии охватить и разъяснить все вырисовывающиеся конфликты. Ибо что говорила эта этика? Она говорила, что нам надо быть вместе, действовать без применения силы, что этика должна стоять выше политики. Все это было ясно, когда был враг. <...> Когда враг исчез, наше вместе расползлось. <...> Некогда Норвид, размышляя над причинами упадка народов, писал, что не в силу неуважения к власти, а особенно королевской, одни народы существуют, а другие перестают существовать. Потому что, будь это так, вся Европа развалилась бы. Причины упадка и развития народов одни и те же: уважение или неуважение к Человеку. Я возвращаюсь к этой мысли Норвида при особых обстоятельствах, в которых мы оказались. Ларек коммунизма развалился. Но толпа перед ларьком пока еще стоит. Что сделать, чтобы эта толпа стала обществом, чувствующим свое национальное достоинство? В этом направлении сделано уже немало. Но следует сделать еще кое-что. Следует вернуться к простейшему опыту - уважению Человека?.

Для Тишнера однозначно, что идею и этику солидарности можно спасти лишь путем уважения к личности и к ее неотторжимым правам, что еще сильнее надо связать персонализм с солидарностью, что самой большой ценностью должен быть всегда Человек-личность, а не Мы-коллектив.
И вот прошло очередное десятилетие, Тишнера в живых уже нет, а толпа перед ларьком коммунизма все стоит - и в Польше, и в России.

А уважение к Человеку? - Вот вы, Человек-славянин, подходите к пешеходному переходу в "Европе" (Лондоне, Берлине, "какой-нибудь" Лозанне...), а потом - в Варшаве и в Москве. Закон везде одинаковый: "Водитель транспортного средства обязан уступить дорогу пешеходам, переходящим проезжую часть по нерегулируемому пешеходному переходу".

В "Европе", едва лишь вы подошли к пешеходному переходу, машины остановились.
В Варшаве вам придется пропустить машины четыре - пятая-шестая остановится.
А в Москве? Риторический вопрос?

А попробуйте лечь в больницу "с улицы" в каком-нибудь из этих городов. Не хотите в Москве, у "всечеловеков"? Предпочитаете в Лозанне, а не в Варшаве? Это понятно - ведь вы хотите уважения к своей личности, а по крайней мере - к своему больному телу.
Русское отношение к "польскому гонору" один из современных публицистов отобразил в анекдоте: поляки глотают сырые яйца, чтобы даже дерьмо с глянцем выходило.

А я защищаю польский гонор и сожалею, что его все меньше в повседневной жизни, а из политики он почти вообще исчез, так как его место занимает политическая и экономическая выгода.

Но если ты хочешь быть человеком гонора и требовать от других уважения к себе как личности, ты должен вести себя достойно и с уважением к каждому другому человеку-личности.

Стоит! - и в этическом и эстетическом плане.


(с. Анджей Лазари)
skysight: (Default)
*Меар Он*
*Режим "ЯНесуБред" Он*

Американская версия универсальных человеческих ценностей:

1) Демократия
2) Права человека
3) Свобода торговли
4) Равноправие мужчин и женщин
5) Защита меньшинств
6) Права ребенка
7) Защита окружающей среды


Общечеловеческие ценности по версии Сатья Саи Бабистов:

1) Всеобщая любовь и согласие. Любовь человека к человеку, человека - к человечеству и любовь к Богу-Истине-Абсолюту-Самой Любви. Патриотизм.

2) Мир во всем мире, между людьми и покой ума. Мирный межрелигиозный диалог, сотрудничество с религиозной, светской и военной элитой.

3) Ненасилие, недеяние, непосредственность, неотчужденность средств и целей.

4) Духовная истина, духовный абсолютизм, духовный центризм, духовное лидерство

5) Праведность, жизнь по совести, обычаю и согласно нравственному руководству наставника.



Та версия усреднённых общечеловеческих ценностей, которую, по моему представлению, реально разделяет большинство хотя бы минимально цивилизованных человеческих сообществ:

1) Здоровье
2) Долголетие
3) Удача в делах
4) Плодородие земли, приплод хозяйственных животных
5) Детность
6) Брачность
7) Прикладная хозяйственная опытность и сноровка
8) Почитание памяти предков
9) Отдых, досуг
10) Статус, лидерство, влияние, репутация
11) Свобода от обязательств и социальной ответственности
12) Простота и высокая скорость решения личных, хозяйственных, юридических и имущественных проблем.
13) Уверенность в прошлом и будущем.



Та версия ценностей, которая, по моему представлению, может претендовать на статус объективистских ценностей:

1) Доказательное знание
2) Прозрачность экономических и обязательностно-согласованных правовых процессов
3) Обобществление универсальных символов при защите авторского права на оригинально структурированную символику.
4) Доступ к информационному оповещению и образованию.
5) Психофизиологическая компетентность(расширенная трактовка "здоровья" и "адаптивности" к конкретным средам)
6) Мирный диалог и обоюдовыгодное развитие(полицентрически-выгодное развитие общностей)
7) Защита резервного биоразнообразия и экологически-интегрированных технологий
8) Свободная торговля
9) Открытое к оптимальным изменениям общество
10) Защита носителей передовых и прогрессивных компетенций
11) Защита репродуктивных общностей(семейно-родовых и гражданских союзов) и их этическая автономия.
12) Свобода от насилия и дезинформации политически-ангажированных групп и партий.
13) Свобода от психически деструктивных политических, идеологических, корпоративно-тренинговых, маркетинговых и религиозных психотехнологических элементов.
Возможность как полноинформированного свободного участия, так и полноинформированного отказа от участия в них.
14) Право индивидуального предпринимателя на защиту от институционального насилия.
15) Телесная самопринадлежность человека зрелого возраста.
16) Свобода передвижения.
17) Свобода от рабства и от пожизненно-закрепленных видов работы, из которых "нельзя уйти"
18) Защита языковых, культурных, национальных меньшинств от исчезновения и забвения.
19) Право на свободное исследование и доказательную, методолгически-корректную интерпретацию всеобщей и национальной истории.
20)Свобода слова
21)Свобода этической журналистики и журналистская неприкосновенность.
22) Право на самозащиту, защиту семьи и защиту частной собственности.


Вопрос в том, как запилить интегральную мета-версию, которая была бы пригодна для дипломатической работы "вовне" и "с народом".
И в том, как выработать принципы баланса межфэндомных интересов.

Мне хочется думать, что у меня более-менее получилось для себя сформулировать и основные противоречия, и основные "выходы" на диалогические ценности внутри этих четырёх версий.
Но это пока в очень общем виде - настолько общем, декларативном и не-процедурном, что это "почти" бессмысленно и нужно только мне и только для психологического комфорта и уверенного самоидентифицирвания.

*Меар Офф*
*Режим "ЯНесуБред" Офф*
skysight: (Default)
http://economytimes.ru/sites/default/files/books/Phelps%2070x100%20Press.pdf

"Что такого случилось в XIX веке, что стало причиной, из-за которой в некоторых странах — впервые в  истории человечества — начался неограниченный рост заработной платы и все больше людей стало включаться в рыночную экономику, получая все большее удовлетворение от собственного труда? И почему многие из этих стран — на сегодняшний момент, чуть ли не все они — потеряли это в XX веке? В этой книге я намереваюсь разобраться, как было завоевано это редкостное процветание и как оно было утрачено.

Я предлагаю новый взгляд на преуспевание стран и народов.
Процветание (flourishing) — это самый важный момент преуспевания (prosperity), и оно включает в себя увлеченность, готовность к риску, самовыражение и личностный рост.
Доход может привести к процветанию, но сам по себе не является его формой.
Человеческое процветание проистекает из опыта новизны: новых ситуаций, проблем, догадок и новых идей, которые можно развивать и которыми можно делиться. Точно так же преуспевание на национальном уровне, то есть массовое процветание, возникает благодаря широкому вовлечению людей в процессы инновации — придумывания, разработки и распространения новых методов и продуктов, то есть в процессы внутренней инновации, осуществляющейся на самых разных уровнях, вплоть до самого низа. Подобный динамизм может быть ограничен или ослаблен институтами, возникающими из несовершенного понимания или столкновения разных целей. Однако сами по себе институты не создают его.
Всеобщий динамизм должен питаться правильными ценностями, не слишком растворяясь в других ценностях.

Признание того, что преуспевание людей зависит от размаха и  глубины инновационной деятельности, чрезвычайно важно. Страны, не  понимающие, чем определяется их преуспевание, обычно предпринимают шаги, за которые им приходится платить потерей динамизма.

Америка, если судить по доступным данным, производит сегодня меньше инноваций, чем до 1970‑х годов, и, соответственно, не  обеспечивает высокой удовлетворенности трудом. Но участники экономики имеют право на то, чтобы их возможности достичь успеха или, как говорил Джон Ролз, самореализации, были сохранены, а  не, наоборот, отняты у  них. В  прошлом столетии правительства пытались предоставлять безработным рабочие места, чтобы они вновь могли преуспеть.

Сегодня же стоит куда более значительная задача: не допустить сокращения возможностей преуспевания для тех, кто уже имеет работу. Для этого понадобятся законодательные и нормативно-правовые инициативы, которые не будут иметь ничего общего со  стимулированием «спроса» или «предложения». Нужны будут инициативы, основанные на понимании механизмов и установок, от которых зависит высокая инновационность. Но правительства, конечно, способны справиться с этой задачей. Некоторые из них начали расчищать дороги для инноваций еще два столетия назад.
Когда я задумал написать эту книгу, я намеревался обсудить примерно такие идеи. Я считал, что главная проблема—чудовищное невежество.

Но через какое-то время я начал сознавать, что существует проблема другого рода — сопротивление современным ценностям и  современной жизни. Ценности, поддержавшие преуспевание, шли вразрез с другими ценностями, мешавшими процветанию или обесценивавшими его. Преуспеванием пришлось в какой-то мере пожертвовать. Сегодня порой спрашивают о том, какой жизнью лучше всего жить и, следовательно, какое общество или экономика были бы наилучшими. В Америке раздаются призывы вернуться к традиционалистским целям, давно известным в Европе,— таким как бо`льшая социальная защищенность и общественная гармония, а также государственные инициативы, проводимые в национальных интересах. Именно эти ценности заставили многие страны Европы рассматривать государство сквозь призму традиционных средневековых концепций, то есть через своеобразную «оптику корпоративизма». Также раздаются призывы уделять больше внимания ценностям сообщества и семьи. И мало кто осознает, насколько ценной была современная жизнь с ее процветанием. В Америке и Европе нет больше понимания того, чем было процветание.

В странах, где столетие назад, как во Франции эпохи «ревущих двадцатых», или даже полвека назад, как в  Америке начала 1960‑х, наблюдалась бурная общественная жизнь, не сохранилось памяти о всеобщем процветании.

Все чаще процессы инноваций в масштабах страны — водоворот творчества, горячка планирования, страдания из-за закрытия проекта, не  увенчавшегося успешным внедрением,— рассматриваются в качестве тягот, которые развивающиеся материалистические общества готовы были терпеть ради увеличения национального дохода и могущества, но теперь в этом нет необходимости. Эти процессы уже не считаются самой материей процветания, то есть перемен, вызовов, постоянного поиска оригинальности, открытий и смысла.

Эта книга — мой ответ на подобные тенденции, поэтому она представляет собой оценку процветания, которое являлось подлинным гуманистическим сокровищем современной эпохи. Это также призыв восстановить утраченное и не отбрасывать современные ценности, на которых зиждется всеобщее преуспевание современных обществ.

Сначала в книге излагается история преуспевания на Западе, то есть рассказывается о том, где и когда процветание было завоевано и в какой мере в разных странах оно было утрачено. В конце концов, наше понимание настоящего по  большей части рождается из  попыток собрать вместе некоторые фрагменты нашего прошлого. Но я также использую в своем исследовании современные данные по разным странам, позволяющие проводить сравнения.

(...)
Многие авторы указывают на то, что они потратили много сил, стараясь освободиться от общепринятых мнений, и мне тоже пришлось выбираться из леса неудачных описаний и бесполезных теорий, чтобы научиться говорить о современной экономике, ее создании и ее ценностях.

Существовала классическая формулировка Шумпетера, согласно которой инновации вызывались только внешними открытиями, а также неошумпетерианская поправка, гласившая, что инновации можно ускорить, стимулируя научные исследования. Два этих взгляда предполагали давно известный вывод: современное общество могло бы обойтись и без современной экономики. (Неудивительно, что Шумпетер считал, что у социализма есть будущее).

Существовала также концепция Адама Смита, согласно которой «благосостояние» людей вытекает исключительно из потребления и досуга, а потому именно на эти цели направлена вся их деловая жизнь, а не на сам опыт, формируемый этой жизнью.

Была еще и неоклассическая экономическая теория благосостояния Кейнса, согласно которой провалы и колебания — главные современные беды, с которыми надо бороться, поскольку у их причин, то есть разнообразных авантюр и инициатив, нет никакой человеческой ценности.

За этой теорией последовала нео-неоклассическая концепция, господствующая сегодня в бизнес-школах: она гласит, что бизнес сводится к оценке рисков и контролю издержек, а не к многозначности, неопределенности, исследованию или стратегическому видению.

Существовала, наконец, и Панглоссова точка зрения, согласно которой институты той или иной страны — воообще не проблема, поскольку социальная эволюция производит наиболее востребованные институты и у каждой страны та культура, которая больше всего ей подходит.

Если данной книге удалось приблизиться к истине, значит все эти идеи былых времен неверны и вредны

Много страниц в  книге уделяется красочным описаниям опыта, появившегося в современной экономике у ее участников. В конце концов, именно он стал чудом современной эпохи. Однако эта дань уважения опыту вызывает вопрос: как выглядит современная жизнь, ставшая возможной благодаря современным экономикам, в сравнении с другими способами жизни? В предпоследней главе я утверждаю, что процветание как самый главный продукт современной экономики во многом созвучно античному понятию "хорошей жизни"(ευδαιμονία по Аристотелю), о котором было написано немало трактатов.

Хорошая жизнь, ευδαιμονία, требует с одной стороны интеллектуального роста, который приходит с активным участием в делах мира, и с другой нравственного роста, который возможен, только если творить и заниматься исследованиями в условиях значительной неопределенности. Современная жизнь, устроенная современными экономиками, служит великолепным примером понятия хорошей жизни. Это шаг в направлении оправдания хорошо работающей современной экономики.
Она может послужить хорошей жизни.
"

-Эдмунд Фелпс
skysight: (Default)
Могут опросить, почему законы, предписываемые природой и раскрытые разумом, законы, которые человек обнаруживает в глубине своего собственного сердца, соблюдаются так плохо? Как происходит, что естественные законы непрестанно нарушаются подчиненными им существами, чьи желания, интересы и потребности одинаковы и чье счастье неотделимо от повиновения этим законам?

Я отвечу, что невежество, заблуждения и ложь являются истинными источниками бедствий, от которых страдают человеческие общества. Люди плохи только потому, что им не известны их собственные интересы, истинная цель их объединения в общество, реальные преимущества, какие они могут от этого получить; они не знают, в чем очарование добродетели, а часто даже в чем состоит эта добродетель.

Неведение людей и их испорченность увековечиваются тем, что их обманывают как относительно подлинного счастья, так и относительно средств его достижения. Их вводят в заблуждение и по поводу их собственной природы, которую стремятся побороть вступившие с этой целью в заговор исступление и клевета; тирания стремится заглушить внутренний голос этой природы.

Людей обманывают, запрещая им обращаться за советом к опыту и разуму и развивать свои способности к познанию, им подсовывают вместо этого призраки, сказки, грозы и поповские вымыслы.
Людей обманывают, обращая их взоры не на них самих и не на общество, а на химеры, в зависимость от которых ставят человеческое благополучие.
Их обманывают, всячески опьяняя и затуманивая их сознание с помощью разного рода заблуждений, ложных мнений, предрассудков, страстей, постоянно втравливающих людей в столкновения друг с другом и заставляющих их думать, что, только совершая дурные поступки, можно добиться счастья.

Нет, не природа делает людей суетными, злыми и развращенными; только из-за незнания природы человека, восприимчивого, разумного и стремящегося жить в обществе, из-за недостаточного стремления понять эту природу так редки на земле счастье и добродетель. Вследствие фатального и неизбежного незнания людьми того, что составляет их действительные интересы, они беспрестанно ошибаются как в своих разнообразных пристрастиях, так и в выборе путей, которые могли бы привести их к благополучию.


Гольбах. Естественная политика
skysight: (Default)
Источник:

http://www.yuga.ru/articles/society/7279.html


"Летом 2012 года в России был принят т.н. "Закон об иностранных агентах", согласно которому были внесены поправки в законодательство, регулирующее деятельность некоммерческих организаций. Закон обязывал регистрироваться в качестве "иностранных агентов" все некоммерческие организации, которые финансируются из-за рубежа и занимаются политической деятельностью.

На данный момент в реестре "иностранных агентов" состоят 94 организации, среди которых "Экологическая вахта Сахалина", ассоциация "Голос", благотворительное общество "Мемориал", фонд Дмитрия Зимина "Династия", "Сахаровский центр", мемориальный музей политических репрессий, правозащитная организация "Комитет против пыток".

9 декабря 2014 года в реестр "иностранных агентов" по решению Минюста была включена "Московская школа гражданского просвещения" (до 2013 года именовавшаяся "Московской школой политических исследований).

В интервью порталу ЮГА.ру выпускница МШГП и тьютор программы дистантного гражданского просвещения Светлана Шмелева рассказала о деятельности Школы, "иностранных агентах", гражданском просвещении и демонизации либерально-демократической идеологии.

Светлана, Школа появилась в 1992-м году. Как началась эта история. Какие цели ставила перед собой Школа в момент своего основания? При помощи гражданского просвещения содействовать развитию демократических институтов в России?

– Я не была свидетелем этого события, но знаю, что в 1992-м году была Школа была зарегистрирована де-юре. До этого она существовала на кухне у ее основателей – Юрия Сенокосова и Лены Немировской. Там много времени проводили самые разные интеллектуалы (например, философ Мераб Мамардашвили), объединенные человеческой потребностью: обсуждать не только личное, но и общее, что-то значимое для всей страны.

Конечно, тогда ни Юрий, ни Лена не думали во что это все перерастет, они даже еще не мыслили в категориях демократии. А когда об этой кухне узнали в Совете Европы (его тогдашний генсекретарь Катрин Лалюмьер приехала в Москву на встречу с Борисом Ельциным, и кто-то ее привел к ним домой), Лена не отличала его от Евросоюза: у нее были довольно абстрактные представления о демократии.

Но затем, когда в Школу стали приезжать люди со всей планеты, практически стала осознана нужда в институтах и праве (можно назвать это и демократией) – через что можно было бы очень разным людям разговаривать. Ведь на площадке Школы оказывались вместе люди даже после войн (например, первая российско-грузинская встреча после августа 2008-го тоже прошла в Школе).
И таким образом через создание Школы, через возможность такого диалога было осознано само понятие демократии, в том числе и самими основателями Школы. У Лены и Юры не было готовых ответов, но был интерес к вопросам. Так появился лозунг Школы, практически требование: "Гражданскому обществу – гражданское просвещение!".

Просвещение, как и компетентность, всегда индивидуальный путь, но можно создать для него предпосылки, условия. Истина рождается в монологе, только если ты уже Мераб Мамардашвили. И поэтому Школа, которая для всех, делает диалоги, целью которых является латинское изречение "Sapere Aude" – "Дерзай знать!". Или "имей мужество использовать свой собственный разум", как перевел Иммануил Кант.

И, конечно, это способствует развитию демократических институтов, отвечая на твой вопрос, но это лишь деревья, за которыми лес.

Учитывая, что Школа возникла в кругу интеллектуалов, среди которых был Мамардашвили, можно ли говорить, что философский бэкграунд присутствовал в деятельности Школы?

– Должна признаться, после того, как нас назвали "иностранными агентами" (без указания чьими именно, естественно), мы, несмотря на грусть от абсурда, подмигивали друг другу, вспоминая высказывание Мераба Константиновича о том, что каждый философ – шпион, поскольку подглядывает за человеком. И да, таким подглядыванием и разглядыванием и занимается Школа, а познание мира является ее центральным запросом.

Говоря о бэкграунде, в моем восприятии, Школа выросла из кружка, возникшего в Институте философии и журнале "Вопросы философии", где Юрий Сенокосов и Мераб Мамардашвили познакомились, дружили, работали. А затем Лена Немировская напишет статью в журнал и возникнет у них на пороге. Позже сложится еще одно важное знакомство с отцом Александром Менем, встречи с которым также многое заложили в основание Школы. И мне кажется, все это наследие до сих пор является платформой для наших сегодняшних диалогов.

С чем было связано такое название? Ведь МШПИ не была "школой" даже в широком смысле этого слова и исследованиями, как я понимаю, не занималась.

– У нас есть шутка: не московская, не школа, не политических и не исследований.
Название для юридической регистрации было, скорее, недоразумением. Но затем оно стало брендом, поэтому мы с ним жили более 20 лет. Но и не страдали от этого, поскольку политические исследования всегда рассматривали как интерес и даже обязательство интересоваться развитием твоей страны, что и является сутью гражданственности.

В новейшей истории России существовали ли какие-нибудь организации со схожей миссией?

– В 90-х, конечно, были люди и организации (например, "Мемориал"), которые также настаивали на том, что просвещение – главное для развития страны и общества. И тогда, конечно, им никто не мешал, но и не помогал. Государственные управленцы того времени считали, что надо дать рынок, и он сам все запустит, люди сами научатся.
Но без объяснения действительности, "правил игры", конечно, многие просто не смогли быть полноценными участниками этого рынка, они не понимали, зачем эти акции, бумаги о приватизации.
И мы видим, что люди восприняли это обманом. Похожая история была, к слову, и с отменой крепостного права или расширением гражданских прав. Людям что-то дали, но что именно не сказали.

И, безусловно, были и есть люди и организации, которые это понимают.

В 2005-м году ты стала выпускницей Школы, затем стала в ней работать. Что лично тебя привлекло в Школе? Поделись своими впечатлениями как от обучения, так и от работы в команде Школы.

– Встреча со Школой стала для меня открытием не только высокого уровня экспертизы, но и – главное – разнообразия. Я коренная москвичка, тогда редко покидавшая пределы города, и для меня было большим впечатлением увидеть людей из всех регионов России, постсоветского пространства, которые интересовались и были небезразличны к общей судьбе. Там я поняла высказывание Мамардашвили: "Культур много, а цивилизация одна".

Я старалась попасть на второй год, а затем на третий, стала постоянным слушателем Школы. И когда Лена с Юрой говорят, что они тоже являются выпускниками и растут вместе со Школой, они не лукавят. Процесс просвещения нескончаемый, как и осовременивания, модернизации. И я поняла, что это не происходит рывками, и можно сказать, растворилась в этом пространстве.

Стала волонтером, привносила то, что умею. Например, так у Школы появился интернет-форум. В какой-то момент мне захотелось познакомиться со всеми теми, кто был в Школе, а не только со своей "параллелью", и я стала разыскивать выпускников в Интернете. Лена довольно скоро предложила работу, но я боялась нарушить бюрократией связь с альма-матер. И надо сказать, до сих не состою в штате. Однако, когда вокруг Школы стали сгущаться тучи, все свое время я стала посвящать ей, и сейчас уже верно сказать, что она стала работой.

Что же касается команды, то это большая удача. Все они также выпускники, и даже с большей отвагой, поскольку переехали ради Школы из регионов, своего дома. И ни один из них не бросил Школу, когда она оказалась вне конъюнктуры. Без преувеличения, я думаю, что работаю с настоящими героями.

Разнообразие – то, что меня не перестает поражать и в команде, и в широком круге экспертов и слушателей. И поскольку в нем, и только в нем и можно развиваться – для себя я считаю Школу даром. Кстати говоря, не осознанном в 2005 году.

Когда я учился в Школе, то сразу обратил внимание на широкий спектр политических взглядов как среди лекторов-экспертов, так и среди обучающихся в Школе. Были как представители власти, так и представители оппозиции, люди, придерживающиеся разных, иногда даже диаметрально противоположных идеологий. Присутствие людей с различными взглядами свидетельствует о том, что главным для Школы – было построение диалога?


– Совершенно верно. Я бы даже сказала – полилога. Инициированная против Школы клевета как раз направлена на разрушение этого пространства. И когда чиновникам, например, запрещают ездить на наши семинары, то цель у этого – исключить возможность нормального диалога.

Давай поговорим о пресловутом "законе об иностранных агентах". Фактически, он не запрещает деятельность Школы. Но вы решили, что в таком статусе продолжать работу неприемлемо?

– Действительно, формально закон не запрещает деятельность, однако делает ее невозможной. Не только из-за ежедневных проверок, отчетности, направленных уже не на открытость (Школа всегда публиковала все свои отчеты), сколько на сжигание времени и сил бюрократией, которую можно выдержать, только имея большой штат юристов и бухгалтеров. И даже не из-за бесконечных штрафов за то, что, например, мы сами не назвали себя "агентом" или за то, что наша деятельность теперь не считается общеполезной.

В 2014 году нам был выписан протокол на 6,5 миллионов рублей, где без какой-либо ссылки на закон взыскиваются налоги за все годы, как будто наша деятельность была коммерческой, поскольку иностранный агент не может делать что-то полезное и, соответственно, благотворительное.

Даже опуская эти формальные и в теории преодолимые преграды, мы не можем подвергать сообщество опасности. Потому что в регионах точечно началась травля. Выходили статьи, написанные под копирку, о том или ином человеке, (особенно если он вел себя активно или баллотировался на выборах), что, мол, он принадлежит к шпионской сети на основании того, что он был на наших семинарах.

Мы поняли, что не можем и не будем ставить на людях этот навязанный штамп. Мы не вправе приглашать их на семинар, организованный "иностранным агентом", о чем мы должны указывать под каждым написанным или сказанным нами словом. И не только потому что многие не поедут, а потому что это неправда. Мы не хотим и не будем называть белое черным, а квадратное круглым.

Подавляющее большинство организаций, признанных "иностранными агентами", так или иначе связаны с либерально-демократической идеологией. У нас в стране идет сознательная демонизация этого политического фланга?

– К сожалению, да, свобода и участие в стране находятся фактически под запретом, а для этого сопутствующие понятия должны быть оклеветаны.

В 2003-м году Владимир Путин поздравлял Школу с юбилеем следующими словами: "Школа сегодня – это просветительский объединяющий центр, где отстаиваются ценности демократии и общественного служения, воспитывается уважение к закону, моделируются инновационные решения". Выходит, теперь эти ценности для России неактуальны?


– Я не стала бы ставить знак равенства между одним человеком, пусть и президентом, и всей Россией.
Безусловно, мы испытываем сегодня ценностный кризис, но я никогда не соглашусь, что моя страна это такое особое место, где люди не разделяют общечеловеческое и не способны к развитию.

Сторонники закона об НКО говорят о том, что такие законы есть во многих странах – например, в США. Насколько американский закон об НКО похож на российский?

– Подобные законы есть, конечно, не во многих странах. В США, например, он появился накануне Второй мировой войны с целью борьбы с пропагандой пронацистских организаций. И даже опуская этот факт, а также наличие оттенка в русском языке, указывающего на предательство, и его отсутствие в английском, главным и принципиальным отличием является то, что в США включение в реестр может быть только по решению суда, когда полностью установлено, в чьих интересах ты действовал, что конкретно совершил, в чем преступление и расхождение с интересами страны.

У нас же просто дается штамп без суда и следствия, ссылаясь на крайне абстрактное понятие политической деятельности, которое все это время обещают уточнить, но пока только заносят в реестр. Остается надеяться, что всем очевидно, что это табу на гражданскую деятельность, хотя бы потому, что в реестр не попало ни одного политика.

После более 20 лет работы Школы вас заклеймили "иностранным агентом", о гражданском обществе говорят все реже. Я, например, недавно разговаривал со своими друзьями, которые преподают обществознание в школе, и, по их словам, такие понятия как "толерантность" и "гражданское общество" уходят на периферию в образовательном процессе. Задам неприятный вопрос: не напрасной ли была деятельность Школы?

– Не могу сказать, что у нас не было шока от такого резкого разворота. Однако и напрасной нашу деятельность не назову. Просвещение тем и отличается от пропаганды, что оно никогда не может быть напрасным. Потому что между информацией, знанием и пониманием – пропасть. И если первые могут улетучиваться, то понимание и сознание никогда.

Да, на критическое мышление (а оно только и может быть таким) наложено табу. И сегодня уже, чтобы прочесть какую-то книгу, вступить в диалог, подвергнуть сомнению, нужно быть практически героем, а героев не бывает много. Поэтому напрасно было так и не введено гражданское образование в школах – когда это не отдельный скучный предмет, но когда дискуссиями, самоорганизацией пронизано все пространство, чтобы обучить способам сосуществования.

А у нас отсутствуют дебаты не только с учителем, но и между учениками, нет этого формата – равенство, а не иерархия. Если ученик начнет отстаивать свои права, это будет не знаменательным событием, а, скорее всего, завершится изгнанием, травлей, отклонением, диагнозом.

Был, к слову, интересный эксперимент, когда учителю советского формата дали класс на лужайке, и урок был сорван. И стало понятно, что детей удерживают двери и парты, а не интерес.

Может ли быть напрасен интерес, который культивирует, пробуждает и инициирует Школа? Лично я счастлива, что он в моей жизни случился. Другое дело, что одной Школы на всю страну недостаточно. Но создана большая библиотека, собран всемирный опыт, и мы надеемся, что следующим поколениям будет легче, чем тому, для которого в Советском Союзе были под запретом все философы, включая Карла Маркса, которого можно было лишь пересказывать в советской интерпретации.

И, конечно, даже если ты открыл для одного человека мир – а именно это для меня, например, Школа и сделала – это уже не напрасно.

Причиной для добавления Школы в реестр "иностранных агентов" стало финансирование из-за рубежа. Реально ли в современной России осуществлять деятельность, подобную вашей, без привлечения иностранного финансирования?

– Не только в России, но и других странах благотворительные организации не существуют в вакууме, поскольку занимаются общим так или иначе. Даже развитие самой суверенной страны невозможно представить себе без разнообразия инвестиций.

Школа всегда гордилась напротив, что находила доноров в десятках и сотнях точках мира. Это делало ее стабильной и независимой. А сейчас мы отказались от всех иностранных пожертвований и международного статуса, открыв российскую организацию с исключительно российскими средствами, и смогли провести лишь один семинар в Голицыне.

Когда общество ввергнуто в выживание и потребности сдерживаются на уровне физиологических, трудно собирать средства не на то, чтобы человек не только выжил, но и читал хорошие книги.

Помимо проведения семинаров, Школа известна и своим книжным издательством. Расскажите о книгах, которые вы печатали. Что издавали "иностранные агенты"?

– Школа издала свыше ста книг. И они очень разные. Есть те, где мы сами учились ставить вопросы и искать на них ответы. Например, одна из таких книг – "История учит" – была издана к 20-летию МШПИ. В ней мы собрали опыт в виде писем интеллектуалов России в попытке ответить на вопрос: "Что делать?".

Есть издание забытого. Например, на семинаре в Ставрополе к Юрию Сенокосову подошел человек и рассказал о Януарии Неверове – просветителе на Ставропольской земле в XIX веке, ярком педагоге-гуманисте, близком друге Станкевича и Грановского, которого знали и высоко ценили Гоголь, Тургенев, Белинский, Герцен и другие выдающиеся интеллектуалы той эпохи. А сегодня он оказался забытым.
И Школа, открыв его для себя через ставропольского журналиста, издала книгу "Синий магистр" о новаторских педагогических идеях духовно-нравственного развития детей, формирования в школе благоприятной среды для усвоения цивилизационных навыков и идеалов.

Совсем недавно нам прислал свою рукопись молодой человек из Казахстана, который все это время думал и жил философией Мамардашвили, написав два тома глубокой философии о "зомби" – понятии, над которым думал Мераб. Он нашел Школу, поскольку мы единственные до сих пор, кто расшифровывает лекции Мераба, превращая их в книги. И сейчас мы готовим к публикации уже книги того человека из Казахстана. И без преувеличения, думаю, мы откроем для мира нового философа – Родиона Гаршина. Потому что все продолжается, все длится, мысли поселяются в самых разных людях.

Также есть множество переводных книг, которыми зачитываются в мире, но которые не были изданы на русском языке. Например, воспоминания Жана Монне, архитектора Европейского сообщества, который на протяжении двух мировых войн убеждал чиновников из разных стран в необходимости объединиться, поступиться своим суверенитетом для того, чтобы исключить войны за земли, преодолеть ненависть друг к другу и заложить основы нового мира, и ему это удалось.

За последний год Школа издала несколько книг Пьера Розанваллона – одного из самых авторитетных современных мыслителей, не считающего идею равенства утопией. Интересно, о чем и как думают в мире, понимаете?

Еще нами был издан сборник переведенных статей Джорджа Оруэлла. Многие читали его романы, но почти никто в России не читал его статей, которые мы первые, к удивлению, перевели на русский язык. Это книга является сжатым курсом лекций о человеческом достоинстве, чувстве долга и главное – независимости и свободе.

Также мы издавали книги основоположников институтов или философских идей, которые продемонстрировали бы их личный путь к общему открытию и обнажали бы то, что при всей сложности жизни всегда есть выход.

И конечно, Школа всегда находится в поиске интеллектуалов в самых разных точках мира. Потому что это удивительно, когда ты открываешь книгу человека из Турции – Хакана Алтиная, с которым мы встретились совсем недавно и уже его издали, – и он думает о гражданственности с точки зрения всего мира и даже тех стран, где он может быть никогда и не был. Где ты видишь наглядно, как чувство ответственности расширило рамки и границы его родины. Что ты можешь быть патриотом лишь столького, за сколько готов взять на себя ответственности. Себя, семьи, страны, планеты. Я бы сказала, что эти книги – поиск ответов для всего человечества.

Еще книга Кристофера Коукера "Сумерки запада", изданная еще в 2000-м году, сейчас вспомнилась. В ней он писал: "Запад истощил свои творческие возможности", и пытался понять, почему это произошло, и что следует предпринять для преодоления.
Я процитирую лишь одно место: "Россию отличало от Запада отсутствие не столько либеральной традиции, сколько философской ... Проблема России – в ее глубокой поглощенности собой. Изживание этой слабости на путях безоглядной вестернизации невозможно: Россия должна открыть себя для универсальных ценностей, но при этом, модернизируя страну, нужно сохранить ее уникальность, а не нивелировать ее. Западу, в свою очередь, также предстоит пересмотреть высокомерное отношение к иным культурам, ибо от способности синтезировать и творчески осмысливать внешние влияния и вызовы зависит само выживание западной цивилизации".

Словом, библиотека у нас интересная.

Чем команда Школы занимается сейчас? Расскажи о ваших проектах?

– Проектами, конечно, это трудно назвать. Поскольку после "заморозки" организации в связи с признанием ее иностранным агентом, это стало личным решением каждого: продолжить то, что длишь, несмотря ни на что.

Мы не перестанем разговаривать с людьми, читать книги, думать. И это реализуется в семинарах, книгах, сайтах, как только набирается необходимая сумма пожертвований. Словом, проектов могло бы быть больше. А пока мы продолжаем нашу онлайн-программу, работаем над архивом и делаем все для того, чтобы наш сайт давал вам что-то новое и интересное.

Но у нас есть одна амбициозная стратегия – собрать современных мыслителей со всего мира для выхода из коллапса, где мы оказались. Но пока в этом даже самим себе страшно признаться.

У Школы есть филиалы в других странах. Что стало с ними после того, как вы были признаны "иностранным агентом"?

– Действительно, по образу и подобию Школы возникли площадки для диалога уже в более двадцати странах мира, а она в такое сложное время была названа примером лидерства России в Европе.

В китайском языке слово "кризис" состоит из двух иероглифов, один означает "опасность", другой "возможность". Так и у нас из-за сокращения деятельности появилось время, и мы стали активнее в Ассоциации школ. И в этом году впервые мы стали делать события там, где есть на это запрос. И это чудо, что мы смогли к 85-летию Мераба Мамардашвили создать диалог на его родине в Тбилиси (но, признаться, хочется это сделать и в Голицыне).

Мне кажется, что школы приобрели, как ни странно. Но действительность школ завязана на их странах. Трудно забыть об аресте директора школы Баку по ложному обвинению. И ничего там невозможно делать. Я, например, там являюсь персоной нон-грата только потому, что имела диалог с президентом и премьер-министром Нагорного Карабаха. И в то же время, есть африканские школы, которые показывали нам ролик, где люди абсолютно серьезно задаются вопросом, можно ли прийти в Facebook, потому что там женщины и мужчины находятся одновременно и вместе.

На Ассоциацию российские законы никак не повлияли, но мы стали больше ей интересоваться.

И последний вопрос из серии "Помечтаем". Какие политические события должны произойти в России, чтобы Школа стала функционировать в прежнем режиме?

– Это произойдет даже в большем размере, когда лидер страны станет опираться на прочную институциональную почву, на будущие поколения не как абстракцию, а взращивание из настоящего.

А пока мы живем неподтвержденным будущим или даже прошлым, не осознавая, что средства определяют цель, и что кашу возможно сварить из топора лишь при наличии других ингредиентов. Выражаясь словами Макиавелли: "Благо государства состоит не в том, чтобы обладать государем, который бы правил в течение всей жизни, а в том, чтобы иметь такого государя, который бы установил такие порядки, чтобы благо не исчезло в связи с его смертью".

Должно быть беспокойство о следующих поколениях и осознание того, что в общей истории лично мы занимаем, в лучшем случае, миллиметр, но без него оборвется вся рулетка.

Справка

Московская школа гражданского просвещения – российская независимая неправительственная некоммерческая просветительская организация. Основана в 1992 году Еленой Немировской и Юрием Сенокосовым. В 1992-2013 гг. носила название "Московская школа политических исследований" (МШПИ). МШГП занималась проведением семинаров для слушателей, представляющих российскую власть (федеральную, региональную, муниципальную), гражданское общество и СМИ, а также издательской деятельностью в гуманитарной сфере.

После внесения МШГП в реестр "иностранных агентов" руководство Школы объявило о приостановке своей деятельности.
"Руководство Московской школы считает неприемлемым осуществлять деятельность в этом ложном статусе и принимает решение о приостановке наших проектов", – сообщается на официальном сайте МШГП.

Автор: Денис Куренов
skysight: (Default)
Источник:
http://lenta.ru/articles/2015/06/10/prodcard/

В Россию возвращаются продуктовые карточки. Минпромторг планирует ввести их в оборот в 2016 году под видом системы поддержки бедных слоев населения. Но проблемами питания это не ограничится. Ведомство рассчитывает помочь отечественному производителю, страдающему от падения потребительского спроса. Забуксовавшую экономику попробуют перезапустить малоимущие россияне.

Одним выстрелом

Талоны на еду, которые в России прочно ассоциируются с советской эрой и дефицитом, возвращаются. Уже к сентябрю Минпромторг разработает проект введения продовольственных карточек. Они станут новым инструментом поддержки малоимущих. Механизм помощи должен заработать в 2016 году.

Пока основные параметры карточной системы неизвестны. Предполагается, что она распространится только на скоропортящиеся товары российского производства. Так, исключается накопление продуктов: пришел в магазин, отоварился и поужинал с благодарностью к государству.

Бумажные талоны остались в прошлом вместе с СССР. Люди получат обычную банковскую карту. Раз в месяц на нее будут поступать бюджетные деньги. Потратить их можно будет только в течение определенного времени и в тех магазинах, которые пожелали присоединиться к программе. Обналичить средства или отложить их про запас не выйдет: по истечении отведенного срока они сгорают. Сумма поддержки пока не объявлена. Но в Кировской области, где запущен пилотный проект, это тысяча рублей в месяц на человека.

Есть и вторая задача, которую пытается решить министерство промышленности и торговли. Карточки позволят подстегнуть потребление. А значит — удержать на плаву отечественного производителя. Все это прекрасно вписывается в программу импортозамещения, за которую как раз отвечает Минпромторг. Таким образом ведомство пытается усидеть на двух стульях: и бедным помочь, и производителей в обиде не оставить.

Население действительно беднеет. Согласно последним данным Росстата, реальные зарплаты (с учетом инфляции) россиян в апреле уменьшились на 13,2 процента по сравнению с апрелем 2014 года. В номинальном выражении их средний размер подрос всего на один процент, до 32 тысяч 805 рублей. Для сравнения: в апреле прошлого года реальные выплаты поднялись на 3,2 процента, номинальные — на 10,8.

На протяжении последних полутора месяцев инфляция увеличивается на 0,1 процента в неделю. Рост цен удалось остановить, но ценой снижения уровня жизни населения. На доходы, которые быстро тают, граждане могут приобрести все меньше товаров. Потребительская активность падает, а заодно — и вся экономика. Ведь потребление было одним из главных драйверов для ее роста.


Пощады не будет
Рост цен остановят за счет доходов населения
Если верить официальной статистике, в 2014 году за чертой бедности жили 16,1 миллиона россиян. В месяц они получали меньше прожиточного минимума — в четвертом квартале прошлого года он был равен 8 тысячам 234 рублям.

При этом число недоедающих людей в РФ достигло шестилетнего максимума. Об этом свидетельствует опрос Национального агентства финансовых исследований. 7 процентов респондентов сказали, что едва сводят концы с концами и им не хватает денег на продукты питания. Больше их было только в кризисный 2009-й (8 процентов).

В Обществе защиты прав потребителей (ОЗПП) «Ленте.ру» также сообщили, что население жалуется на слишком дорогую еду. За три месяца (с декабря 2014-го) в ОЗПП было зафиксировано около 200 обращений, связанных с ценами на продукты. В феврале организация обращалась в правительство с просьбой ввести продовольственные карты. В ОЗПП полагают, что это «единственный разумный выход» из ситуации. В противном случае, многим россиянам придется тратить до 60 процентов своего семейного бюджета на еду. Карточки Минпромторга призваны помочь таким людям.

Перезагрузка промышленности

Другая сторона медали — поддержка отечественного производителя. В министерстве рассчитывают, что каждый рубль, вложенный в карточную систему, даст экономике регионов пять-шесть рублей. Такой эффект, говорят в ведомстве, удастся достичь за счет мультипликации. Бюджетные деньги пройдут через сельское хозяйство, перерабатывающую отрасль, оптовиков, торговые сети — и приумножатся.

Отечественный производитель так же, как и малоимущее население, нуждается в поддержке. Промышленное производство в России по итогам апреля упало сразу на 4,5 процента. Хуже было только в октябре 2009 года (11,2 процента). Спад коснулся и пищевой промышленности. Выпуск круп снизился на 20,4 процента, соков — на 14,5, сухого молока — на 13,7, мясных консервов — на 7,9, колбасы — на 1,9.

Производство сокращается на фоне беспрецедентного падения импорта. Так, по итогам первых четырех месяцев 2015 года, ввоз рыбы в Россию рухнул почти вдвое по сравнению с аналогичным периодом прошлого года — до 130,4 тысячи тонн. Импорт мяса уменьшился на 41 процент (до 155 тысяч тонн), мяса птицы — на 46,4 процента (до 65,1 тысячи тонн). Чтобы заменить иностранные продукты, нужно выпускать свои. Но производство падает. В том числе и из-за снижения спроса на товары, вызванного сокращением доходов населения.


От застоя к дефициту
Падение промпроизводства может привести к росту безработицы и нехватке продуктов
«По ряду базовых продуктов — свежие овощи, молочная продукция — объем российского производства недостаточен для внутренних нужд», — рассказал «Ленте.ру» директор по развитию Ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров (Руспродсоюз) Дмитрий Востриков.

Минпромторг пытается «перезагрузить» забуксовавшую промышленность: люди получат немного денег, купят на них строго определенные товары, а производители обретут шанс на развитие. Благодаря росту потребления малоимущих граждан надежда появится и у экономики в целом.

Государство заплатит за все

Но есть одна проблема. За введение карточной системы заплатит государство. Федеральный бюджет у нас принят с дефицитом в 2,68 триллиона рублей. Региональные же бюджеты (из них также планируется финансировать программу поддержки) испытывают еще большие трудности.

По оценке главы Счетной палаты, в 2015 году дефицит субъектов федерации достигнет 950 миллиардов рублей. Кроме того, они погрязли в долгах. 4 июня международное рейтинговое агентство Standard & Poor's посоветовало региональным властям готовиться к дефолтам. В мае эксперты ВШЭ сообщали, что в 20 субъектах федерации долговая нагрузка является сверхвысокой. По данным на 1 мая, госдолг регионов превышает 2 триллиона рублей.

«Реализация данной инициативы дорого обойдется бюджету, в котором, с учетом дефицита, и так каждый рубль на счету. По разным оценкам, в год государство будет тратить около 250 миллиардов рублей», — сказал в беседе с «Лентой.ру» управляющий по исследованиям и анализу долговых рынков Промсвязьбанка Александр Полютов. К программе есть еще несколько вопросов. Пока нет прозрачной схемы отбора производителей, механизма обеспечения должного качества продуктов, отмечает аналитик.

Деньги на раздувание социальных расходов взять неоткуда. Урезать другие затратные статьи государство не собирается. Это 8 июня подтвердил министр финансов Антон Силуанов. И отметил, что в ближайшие два-три года россиянам придется «не жировать». В то же время потенциальные доходы, на которые делает ставку Минпромторг, пока остаются делом отдаленной перспективы. Еще неизвестно, отобьются ли государственные вливания.

Что здесь главное? Накормить бедных или поддержать производство? Это дискуссионные вопросы. Так или иначе, но карточная система будет введена, и деньги из бюджета потратят. Председатель комитета Торгово-промышленной палаты России по развитию потребительского рынка Александр Борисов отмечает, что это изменит систему поддержки производителей. Иными словами, агропром получит миллиарды рублей не напрямую, а через стимулирование потребительского спроса. Александр Борисов признает, что сейчас нормы питания не соблюдаются: многие люди недоедают мяса, овощей, фруктов. «В современном государстве не должно быть граждан, не способных удовлетворить свои базовые потребности», — прокомментировал он «Ленте.ру».

Дмитрий Востриков из Руспродсоюза, в свою очередь, полагает, что введение карточной системы — более целесообразная мера поддержки потребителей, нежели госрегулирование цен или постоянные проверки магазинов.

Тем не менее продуктовые карты — это все равно рычаг воздействия на рынок. Государство пытается построить закрытую модель экономики, стремясь выдавить с рынка иностранные товары. Ранее глава Минпромторга Денис Мантуров говорил, что импортозамещение обойдется в 2,5 триллиона рублей. Чиновник отметил, что деньги вложит не только государство, но и бизнес. В текущих экономических условиях ждать частных инвестиций может только самый оптимистичный человек.

Вот и приходится наращивать бюджетные расходы. По сути, система продовольственных карточек — это звено программы импортозамещения, еще один шаг в сторону регулирования рынка. Фактически государство займется продовольственными интервенциями — за льготную картошку или яблоки потребитель потратит не свои деньги, а бюджетные. Таким образом будет поддерживаться искусственный спрос на определенные товары и жизнеспособность отечественных компаний. Основной риск здесь — уход от конкуренции. Проще говоря, предприятия продолжат работать не потому, что производят качественные товары по приемлемой цене, а благодаря дотациям правительства.

_
skysight: (Default)
Источник:
http://www.svoboda.org/content/article/27264683.html

"Российские НКО, объявленные Минюстом "иностранными агентами", собирают деньги для продолжения своей деятельности.

Лидер движения "За права человека" Лев Пономарев объявил, что организация находится в беде, и попросил помочь собрать 300 тысяч рублей на штраф за отказ регистрироваться в качестве "иностранного агента".

А защитники природы и борцы с браконьерами из "Экологической вахты Сахалина", которых 18 сентября также признали иностранными агентами, решили вернуть деньги Фонду Леонардо Ди Каприо, полученные на сохранение заказника "Восточный"
.

На сайте Эковахты объявлен сбор средств для продолжения работы над экологическими проектами.

​Пожертвование от фонда Леонардо Ди Каприо на проект по сохранению заказника "Восточный" и прилегающих к нему диких лососевых рек в Смирныховском и Ногликском районах было получено "Эковахтой Сахалина" в июле этого года.

Созданный в 1998 году Фонд Ди Каприо поддерживает проекты по сохранению дикой природы по всему миру. В сентябре 2014 года Леонардо Ди Каприо стал посланником мира ООН по глобальным климатическим проблемам.

В 2010 году актер участвовал в Петербургском международном форуме "Поможем тигру" и встречался с тогдашним премьером Владимиром Путиным, который поблагодарил Ди Каприо за его работу и назвал "настоящим мужиком".

В 2013 году Леонардо ди Каприо выделил миллион долларов на программу сохранения тигров на Земле. Также его фонд пожертвовал 3 миллиона долларов организации Oceana, занимающейся защитой океанов.

"Эковахта Сахалина" – первая российская организация, получившая поддержку Фонда Ди Каприо. Однако уже сегодня утром средства в размере 159 тысяч долларов были возвращены обратно на счет фонда.

Кроме того, "Эковахта Сахалина" намерена в ближайшее время вернуть 30 тысяч долларов зарубежной некоммерческой организации "Центр дикого лосося", полученных на сохранение диких популяций тихоокеанского лосося.

"Экологическая вахта Сахалина" была внесена Минюстом в реестр иностранных агентов 18 сентября. Организация настаивает, что у министерства юстиции не было оснований включать ее в реестр иностранных агентов, поскольку она не занимается политической деятельностью. Однако на всякий случай экологи отказались от зарубежного финансирования.

"Эковахта Сахалина" намерена добиваться снятия статуса иностранного агента через суд.

В случае отказа организация, которая существует с 1995 года, пообещала прекратить свою деятельность, сообщил Радио Свобода руководитель "Эковахты Сахалина" Дмитрий Лисицын:

– Мы попали в списки иностранных агентов 18 сентября этого года в результате очередной, четвертой по счету проверки Минюста. Мы были морально готовы к этому решению, ожидали его. За несколько дней до этого мы получили акт проверки Минюста, в котором было указано, какую нашу деятельность они признали политической и что стало основанием для включения в реестр.

– И какую же вашу деятельность они признали политической?


– Ну, например, перепост на нашей неофициальной странице "ВКонтакте" петиции Всемирного фонда дикой природы в защиту Арктики при нефтегазовых разработках. Мы просто поместили у себя на странице ссылку на эту петицию, под которой Всемирный фонд дикой природы собрал несколько тысяч подписей. При этом Всемирный фонд дикой природы не признан иностранным агентом, а мы признаны, поскольку Минюст посчитал наш перепост признаком политической деятельности.

– И каковы будут ваши дальнейшие действия?


– Мы будем обжаловать это решение в суде. Мы будем бороться до конца и отстаивать ту идею, что мы не ведем политическую деятельность и на этом основании нас неправомерно включили в реестр. Во-вторых, мы устраняем второе основание включения в реестр – иностранное финансирование. Поэтому мы откажемся от текущего иностранного финансирования, которое у нас есть, и от большей его части мы уже сегодня отказались. То есть мы отправили все документы в банк, чтобы вернуть грант Фонда Леонардо Ди Каприо в размере 159 тысяч долларов. Это, конечно, для нас огромная потеря, большие деньги. Грант был выдан на работу в течение нескольких лет, и нам очень, конечно, неудобно перед Леонардо Ди Каприо, но государство нас поставило просто в такое положение, что мы вынуждены это сделать.

– А как Фонд Леонардо Ди Каприо узнал о вашей организации? Вы сами подали заявку на этот грант?

– Да, мы туда обращались. В принципе, любой может обратиться в этот фонд и в тысячи других подобных фондов. Такие фонды работают по всему миру десятки лет.

– Эти деньги, я так понимаю, Фонд Ди Каприо выделил вам на сохранение заказника "Восточный". Что это за проект?



– Это последняя не нарушенная человеком дикая территория на Сахалине. Создания этого заказника мы добились еще в 1999 году. До этого, до 1999 года, мы в течение нескольких лет смогли остановить рубки леса, которые ему угрожали. И добились того, что леспромхоз, которому принадлежали права на вырубку этого леса, добровольно отказался от аренды этого леса, от этих прав именно в пользу создания заказника. И в дальнейшем нам удалось добиться того, что там была прекращена рыболовная деятельность и в заказнике был создан очень строгий режим охраны, гораздо строже, чем во всех остальных заказниках в области. И дальше мы полностью искоренили там браконьерство, там в принципе нет браконьерства, что для Сахалина, учитывая, насколько богатые там лососевые реки, это является, конечно, абсолютной аномалией.

– Насколько это проблема распространена на Сахалине?


– На Сахалине браконьерство распространено везде и является страшной бедой и угрозой для лосося. Там его нет. То есть нам удалось это браконьерство там прекратить. К сожалению, на сегодняшний день морская акватория, прилегающая к заказнику, которая не менее важна для лосося, чем нерестовые реки, не имеет охранного статуса. И вот наш проект был направлен в том числе и на то, чтобы придать природоохранный статус этой акватории. Для этого нужно было провести там целый ряд специальных исследований, нужно было провести специальные процедуры, вроде государственной экологической экспертизы, подготовки оценки воздействия на окружающую среду, и другие специальные вещи.
И одновременно с этим наш проект предусматривал работу по сохранению среды обитания этих лососей.

– И как повлияет на вашу работу отказ от гранта фонда Ди Каприо?


– Наша работа требует определенного количества финансовых средств, потому что тот же самый заказник "Восточный" находится очень далеко от Южно-Сахалинска, это труднодоступная территория. И мы там постоянно поддерживаем в течение полугода патрульные группы волонтеров. И без денег нам работать крайне сложно. Иностранное финансирование занимало около 95 процентов бюджета нашей организации.

Мы сейчас от него отказываемся, и мы рассчитываем на то, что сахалинцы, а также все жители России помогут нам в охране природы острова.
Было бы логично, если бы природу Сахалина помогали охранять сахалинцы, а не американцы.
Хотя мы с огромной благодарностью и уважением относимся к ним, и к Ди Каприо, и к другим нашим партнерам, спонсорам, донорам, которые помогали нам все эти годы.
Мы не считаем получение этого финансирования чем-то предосудительным.

Наша организация никогда не получала деньги от государственных структур каких-либо стран и от корпоративных структур.
То есть мы всегда получали деньги только от фондов, организованных, созданных частными лицами.

– Подействует ли на Минюст ваш отказ от иностранного финансирования, как вы думаете?

– Мы надеемся на это. А если нет, тогда мы приостановим деятельность организации.
Потому что мы никогда не будем работать с клеймом "иностранного агента", так как мы не являемся иностранным агентом и не хотим, чтобы на нас вешали этот ярлык.
___________________________________________________________________________________________________


А вот противоположный вариант: у некоторых даже есть нехилой состоятельности "феи",но они от них гордо отказываются и просят "помощи зала", более этически(с их точки зрения)оправданной.
skysight: (Default)

Научный цикл лекций, который организует Департамент науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы совместно с проектом «Сноб». Декан экономического факультета МГУ Александр Аузан рассказал о том, почему в одних странах люди живут плохо, а в других хорошо, как религиозные установки влияют на развитие государства и как с помощью экономики рассчитать эффективность смертной казни


Александру Аузану задали задачку: рассказать про всю экономику за академический час.
Ему это показалось забавным и интересным.
И таки рассказал.

"Совершенство - недостижимо. Разнообразие - возможно"


(с.А.Аузан)

Profile

skysight: (Default)
skysight

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 456 7 8
9 10 111213 1415
16 17 1819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 08:54 am
Powered by Dreamwidth Studios