Sep. 26th, 2015

skysight: (Default)


Что такое истина? Соответствие наших суждений созданиям природы

Образование придает человеку достоинство, да и раб начинает сознавать, что он не рожден для рабства.

Необъятную сферу наук я себе представляю как широкое поле, одни части которого темны, а другие освещены. Наши труды имеют своей целью или расширить границы освещенных мест, или приумножить на поле источники света. Одно свойственно творческому гению, другое — проницательному уму, вносящему улучшения.

Если какое-нибудь явление превышает, по нашему мнению, силы человека, то мы тотчас же говорим: это дело Божие; наше тщеславие не может удовольствоваться меньшим. Не лучше ли было бы, если бы мы вкладывали в свои рассуждения несколько меньше гордости и несколько больше философии?

Философы говорят много дурного о духовных лицах, духовные лица говорят много дурного о философах; но философы никогда не убивали духовных лиц, а духовенство убило немало философов.

Если ложь на краткий срок и может быть полезна, то с течением времени она неизбежно оказывается вредна. Напротив того, правда с течением времени оказывается полезной, хотя может статься, что сейчас она принесет вред.

Знание того, какими вещи должны быть, характеризует человека умного; знание того, каковы вещи на самом деле, характеризует человека опытного; знание же того, как их изменить к лучшему, характеризует человека гениального

Истина любит критику, от нее она только выигрывает; ложь боится критики, ибо проигрывает от нее.

Где бы ты ни очутился, люди всегда окажутся не глупее тебя

Люди, выдающиеся своими талантами, должны тратить свое время так, как этого требует уважение к себе и потомству. Что подумало бы о нас потомство, если бы мы ничего не оставили ему

Сказать, что человек состоит из силы и слабости, из разумения и ослепления, из ничтожества и величия, — это значит не осудить его, а определить его сущность.

В природе человеческой два противоположных начала: самолюбие, влекущее нас к себе самим, и добродетель, толкающая нас к другим. Если бы одна из этих пружин сломалась, человек был бы злым до бешенства или великодушным до безумия

Ревность — это страсть убогого, скаредного животного, боящегося потери; это чувство, недостойное человека, плод наших гнилых нравов и права собственности, распространенного на чувствующее, мыслящее, хотящее, свободное существо

Не следует нарочно делать умными героев пьесы, а нужно уметь поставить их в такие условия, при которых они должны проявлять ум.

Можно обнаруживать постоянство при малодушии и скудоумии; но твердость может обнаруживать только характер, отличающийся силой, возвышенностью, умом. Легкомыслие, податливость и слабость противоположны твердости

Есть два рода законов: один — безусловной справедливости и всеобщего значения, другие же — нелепые, обязанные своим признанием лишь слепоте людей или силе обстоятельств. Того, кто повинен в их нарушении, они покрывают лишь мимолетным бесчестьем — бесчестьем, которое со временем падает на судей и на народы, и падает навсегда. Кто ныне опозорен — Сократ или судья, заставивший его выпить цикуту?

Неизменно помни, что природа не Бог, человек --не машина, гипотеза — не факт.

Человек не делает ничего, если цели нет и не делает ничего великого, если цель ничтожна

Человек создан, чтобы жить в обществе; разлучите его с ним, изолируйте его — мысли его спутаются, характер ожесточится, сотни нелепых страстей зародятся в его душе, сумасбродные идеи пустят ростки в его мозгу, как дикий терновник среди пустыря.

Дать обет бедности — значит поклясться быть лентяем и вором. Дать обет целомудрия — значит обещать Богу постоянно нарушать самый мудрый и самый важный из законов. Дать обет послушания — значит отречься от неотъемлемого права человека — от свободы. Если человек соблюдает свой обет — он преступник, если он нарушает его — он клятвопреступник. Жизнь в монастыре — это жизнь фанатика или лицемера.

skysight: (Default)
*Меар Он*
*Цивилизаторство. Мод Он*

... процитирую Progenes:

Биология уже не раз теряла девственность в политической борьбе. Совсем недавно вляпалась в социальный дарвинизм. На этот раз она попытается это сделать в компании физиков и математиков.

У академика Колчанова, кроме мирного моделирования растительных меристем, в анамнезе междисциплинарный грант "Исследование закономерностей и тенденций развития самоорганизующихся систем на примере веб-пространства и биологических сообществ", блок2. В этом блоке ответственный академик Колчанов, помимо других вопросов, занимался информационной безопасностью в социальных сетях, которые имеют много сходных черт с живыми системами в природе. Сравнивались различные информационные системы- языки, генетические тексты, биологические сообщества и контенты сайтов.

В этом месте стоит сделать лирическое отступление и познакомить с относительно новым научным направлением, которое называется социофизика. Социофизика родилась примерно лет 40 назад, но настоящего расцвета достигла только сейчас. Идея заключается в том, чтобы приложить физические законы к социуму и посмотреть, нет ли там чего-то общего и, если есть, то попробовать поманипулировать. Один из пионеров социофизики - Serge Galam, физик, но посмотрел на людишек, а они ведут себя как атомы. Хаотично движутся, обмениваются мнениями, формируют кластеры (коллективные фазы), либо остаются себе на уме (индивидуальные фазы) и так далее. Этот процесс можно как-то математически обосновать, поэтому большинство статей на тему социофизики - это суровый физ-мат: уравнение Фоккера-Планка, уравнение Больцмана, модель Курамото, прямое Монте-Карло моделирования. Кому этого супчика мало, то добавляет еще теорию игр.

Идея большинства статей состоит в том, чтобы понять, как формируется общественное мнение и можно ли им управлять и если возможно, то как. Есть люди, которые строго придерживаются своих заблуждений, есть такие, которые могут изменить мнение, есть такие, которые могут терпеть другие мнения, наслаждаясь компромиссом, есть такие, которые это мнение формируют, а есть такие, которые просто его распространяют.

Конечно, в этой картине не хватает главного - общения. Поскольку самое главное в поддержании идеи в обществе - это обмен мнениями с сородичами. Итак, мы видим, что входных элементов не так уж и много, но это все вместе формирует очень сложную динамическую систему. Не надо быть физиком или математиком, достаточно быть опытным завсегдатаем социальных сетей, чтобы понять, что у нас есть все составляющие и питательная среда для формирования и распространения любой общественной мысли. Вот знать бы как точно она формируется и распространяется. Как мне показалось, пока все это в стадии рассмотрения бактерий под микроскопом, к тому же под пристальным критическим наблюдением коллег.

Вернемся к нашим баранам. Что бы вы сделали, если бы вам надо было бы остановить распространение какой-то идеи? Ну, пусть это будет "оранжевая революция". А вы генетик. Представляете себе, что вот это интернет-болото, первичный бульон, там есть какие-то точки кристаллизации неприятного вам мнения (трендсеттеры), вокруг них формируются комьюнити по интересам. Для уверенности можно исследовать эти кластеры и математически описать. Вангую, что единственное предложенное решение будет помешать формированию таких кружков по интересам. Интересно будет посмотреть на реализацию.

Чуть не забыла. Прямое Монте-Карло моделирование показало, что a closed community has to evolve either to a dictatorship or a stalemate state (inability to take any common decision). A common decision can be taken in a "democratic way" only by an open community

________________________________________________________________________________________
Закрытое общество по Попперу(оно же "изоляционистский фэндом" по Орфис или "тоталитарная секта" по Дворкину) имеет только два варианта личного дегразвития(если социофизики правы и если сектоведческий опыт хотя бы отчасти справедлив)

1)Либо оно вырождается в диктатуру, самоизолируется, жёстко делится на "своих, наших людей" и "чужих долбодятлов". Затем начинает накручивать "спираль перфекционистских аутоагрессивных требований", переключая агрессию на самих себя и своих же членов - и затем организует массовый самовыпил от невозможности придти к конструктивному контакту и стратегическому компромиссу в погрязшем в пороках внешнем мире.

2)Либо оно в отсутствие стержневой системы либо авторитарного лидера дробится на множество смешанных частностей, где каждый держится за "свою правду" и свои упоротые слабости и предпочтения, и конечное решение в пользу того или иного результата в таких демократурных условиях в итоге не может быть принято.

Развивается же и становится лучше только открытое в достаточной степени общество с четким набором заданных условий и наличием стратегической цели и тактических средств и приёмов.

Это то,что Нассим Талеб называет "антихрупкой системой", а я называю "жизнеспособной организацией, способной к развитию". В общем, "сообщество с душой", имеющее конструктивные цели, хотя бы частично реализуемые на практике.

Например, так развиваются разные боевые системы в Китае, Японии и Корее: новую школу создать можно,но она должна быть конкурентоспособна и ты должен сначала доучиться до 4 дана минимум, чтобы иметь право преподавать.
Там есть свои Принципы, "добрая" и "демократичная" отмена которых привдет к разрушению позвоночника самой системы.
В то же время, человека,который им объективно соответствует и доказательно реализовал это соответствие, признают Мастером и компетеным носителем принципов системы, человеком, способным эту систему оптимизировать, - а не обрушивают на него спираль наращивания требований.

Соответственно, если Орфо-Фэндом бы существовал и не хотел бы ни демократии,ни диктатуры, а хотел бы здоровый правый меритократический либерализм жизнеспособности-конкурентоспособности, в него с самого начала должны были быть введены некоторые парадоксальные на первый взгляд этические установки. Боюсь, что они должны быть аксиомами и догматами, иначе тупо ничего не получится.



1. Труъ-Объективист не должен считать себя объективистом.


Принцип кажется противоречивым. Он латентно рекурсивен и может быть, при известной истероидной провокативной хитрожопости повёрнут против себя - и над этим стоит поработать.

Я знаю, что многих КО(классических Рэндовских объективистов) от такого "даосизма" и "дзен-буддизма" будет тошнить. Но это дело чести, честности и, к сожалению, одно из принципиальных условий, которое не должно быть отменено, даже если оно не доказано.

Объективист - это, в интерпретации Орфис, в первую очередь человек, реализующий свои индивидуальные интересы, в число которых может входить или не выходить объективизм как частный случай(у людей на "поисковом этапе" - когда "просто любопытно, но ничем не лучше любой другой любопытной хуеты") либо организующий принцип(у сложившихся уже людей, раскуривших всю Базовую матчасть и разобравшихся со своими и социальными противоречиями в достаточной степени).

Если его интересы входят, в силу различия во взглядах и жизненного опыта, в противоречие с установками фэндома, он должен сам покинуть фэндом либо диалогически опровергнуть установки без использования уловок, шантажа и чёрной риторики.

Как писал шизик Альтьюссер - "Невозможно тяжело быть марксистом и философом одновременно".
Нельзя сидеть на двух стульях в одно и то же время - это разрывает мозк.

Надо или занимать нейтральную позицию - и тогда ты просто развивающееся существо в диалоге - либо ты самоопределившийся объективист и отстаиваешь установки, в отношении которых есть полное понимание их частной пользы для тебя.

Позиции необходимо менять при мышлении, но четко разделять эти две рабочие роли и не смешивать их со своей личностью
- более сложным конструктом, который в принципе не вписуем в любую роль целиком(что часто пытаются сделать некоторые фанатичные товарищи, с вредными для в первую очередь собственной психики последствиями)

Норберто Боббио о разделении "идеологов" и "экспертов":

"Наше разграничение идеологов и экспертов опирается на сформулированное Вебером различие между рациональной деятельностью ценностного и целевого порядка.

Идеологи — это те, кто вырабатывает основополагающие принципы и проекты связанных с ними действий, являющихся рациональными по своей последовательности, поскольку они оправдываются, а значит, одобряются и “легитимируются”, так как соответствуют ценностям, избранным как руководство к действию.
Эксперты — те, кто, указывая на наиболее нужные знания, способные привести к определенной цели, поступают таким образом, чтобы соответствующие действия могли называться рациональными относительно цели.

У идеологов акцент — на цели, у экспертов — на средства.



Надеюсь, этот момент понятен и приемлем.


2. Тру-Объективист не должен делить мир на "своих и чужих", на "объективистов" и "необъективистов".

И вообще, не должен делить людей на 2, 4, 8, 16, 32, 64 или 124 типа ни в каком отношении , даже для удобства в каком-либо типологическом психологическом отношении. Каждый человек - есть сложное существо со множеством влечений, целей, механик, установок, убеждений, желаний, действий и дел, организованное как цельная непрерывность; существо, объединённое задачей выживания, наслаждения, добродетели и самоактуализации в соответствующей этим целям среде.

Если возникает мысль "Вот мы няшки, а они какашки" - это повод для психоанализа.

Если эта мысль высказывается явно или скрытно другим объективистом, то следует вопреки симпатии, вопреки родственным чувствам, вопреки национальной, гендерной, приоритетной или любой иной солидарности высказать ему или ей возражение и предупреждение.

Бугагашеньки на тему "Знаете,а ведь люди делятся на два типа..." - исключены даже в качестве шутки. Это признак неорганизованной, импульсивной гопнической натуры, не готовой принимать решения даже за себя.

3. Тру-Объективист не должен делать сохранение фэндома в неизменном виде или же "бунт против установок" коллективистской самоцелью, в отсутствие других обоснований, внешних по отношению к знаниям и установкам фэндома

Ценность истины не в её оригинальности, не в том, что она "переворачивает всё с ног на голову" и не в том, что она приятна, популярна или "объясняет всё" - ценность её в том, что она проводит реальные, доказуемые, опровержимые принципиально существующими техническими средствами связи между наблюдаемыми фактами.


4. Объективист в сложных и спорных случаях, когда опора на собственный,неизбежно ограниченный разум не работает, должен следовать не демократической, коммунитарной установке на "равенство мнений", не леволиберальной установке на "защиту любых обиженных меньшинств/большинств", а комплексу меритократических приоритетных установок, согласно которым мнение более компетентного теоретически и более практически опытного в той или иной области человека должно предпочитаться мнению благожелательного дилетанта, неопытного или невежды, вне зависимости от его расовой, гендерной, фэндомной, социокультурной принадлежности

Так как одним словом описать это невозможно, то придется эту систему прописать самой, когда меня опять накроет.

Она, в отличие от трёх предыдущих установок, менее жёсткая(и должна оставаться таковой) и может быть прагматически модифицирована.
*Меар Офф*
*Цивилизаторство. Мод Офф"
skysight: (Default)
*в тему боевых искусств, их относительной самодостаточности и границ их применимости в разных ситуациях*



skysight: (Default)
...Стоит вспомнить о саентологах в контексте фэндомной этики - саентологи выезжали именно на очень жёстком авторитаризме создателя системы и жёсткой же методике использования разработанных им психотехник.

Но,при этом, фэндом имел изоляционистские черты: так, люди, которые не принимали саентологию как благо, автоматически,в согласии с саентологической этикой становились "законной добычей" как "подавляющий тип личностей".

Подавляющие личности по Саентологической Матчасти токсичны и испытывают наслаждение от того,что вредят саентологам.

Так что с ними следует поступать по их же принципам - то есть аморально.
Они - "законная добыча" любого саентологического няшки.

Мир людей делался саентологами на три типа: "просветлённые" Клиры, лишенные тупой реактивности напрочь - рассудительные и любящие и всегда готовые сотрудничаить; ещё не отклированные простые страдающие человеки; и "негативные личности",которые упорно придерживаются иррациональных взглядов на жисть.

При отстройке любого "про-рационального фэндома" следует как огня избегать этих механик: объективизм классический и позитивизм Конта без отройки контрмеханик как раз имеет в себе тенденцию вырождаться не в фашизм,как часто его обвиняют,а именно в саентологообразную структуру, чего допустить низзя.


2. Низзя допускать "маниакально-депрессивного" фетишизма - то есть брать маниакальный упоротый эйфорический подъём на дофамине за эталон чловеческого поведения, за желаемую "норму".
Это полностью противоположно психоаналитиическому знанию: Фройд недаром говорил о "нормальном человеческом страдании" и о том, в как вредно "длительное щастье" маниакального, психотического характера.

Ну и там много других гадостей - от виктимблейминга и шантажа до парапсихологического солипсизма и "человека как Причины над Временем и Пространством".

Да будет печальный опыт саентологического фэндома примером всем и да никогда не будет забыт и повторён исторически.

С другой стороны, его запрещать тоже не стоит: люди, которым не жалко рискнуть мозгом и которые не склонны верить никому на слово, могут проверить верность вышенаписанного и нижепредлагаемого к просмотру лично на себе, вступив в любой саентологоподобный фэндом и серьёзно отклировав себе сознание.

Нечто подобное,например, предлагает в очень упрощённом виде отечественный "Турбосуслик" - там механики очень похожие и "замыливание" ума примерно такое же.

Это тоже путь, тоже опыт, и я не могу его оценить только отрицательно: бросание из крайности в крайность иногда - единственный нейрогностически достоверный способ ощутить няшность и гармонию золотой середины и твёрдо закрепить её в своей эмоциональной памяти как сравнительно-ощущаемую ценность.


Источник:
http://www.vesti.ru/doc.html?id=2667866

"На российские экраны выходит фильм-сенсация "Наваждение". В документальной ленте оскароносный режиссёр Алекс Гибни разоблачает одну из самых богатых и одиозных организаций в мире — так называемую "Церковь саентологии". Бывшие топ-менеджеры и рядовые члены секты делятся шокирующими признаниями о том, как в неё вербуют новых адептов, и через что они проходят, теряя семьи, друзей и имущество.

Стремительный взлёт по карьерной лестнице, семейное благополучие, избавление от внутренних тревог и страданий и даже приобретение сверхспособностей — всё это по отдельности и сразу культ Рона Хаббарда сулил каждому своему адепту, но лишь немногие отважились рассказать, что творилось за стенами организации на самом деле.

"Учитывая, что все мы потребители Голливуда, это документальный фильм с Джоном Траволтой, Николь Кидман, Томом Крузом и многими другими людьми, которых знают все. Я думаю, что посмотреть на то, что происходит с ними, как они живут, как эта система встроена в их жизнь, будет очень многим интересно", — говорит кинокритик Антон Долин.

"Наваждение" — это документальный триллер со всеми атрибутами жанра: зритель то томится в тревожном ожидании, то нетерпеливо ёрзает в кресле от страха.

"Вы не сможете не заметить, как лихо это сделано. Это расследование? Да. Но при этом это детектив, в котором вы сами являетесь вот этим сыщиком, который открывает и на каждом шагу заново переоценивает найденные факты, найденные версии, найденные какие-то теории", — рассказывает вице-президент Гильдии неигрового кино и телевидения Григорий Либергал.

Джон Траволта в начале 80-х годов, а потом и Том Круз в 90-е году стали не просто главными звёздами саентологии, но и мощным орудием по привлечению новых последователей в руках руководства "церкви".

"Ходили слухи, что он грозился уйти. А один саентолог рассказывал мне, что ему велели собрать весь компромат, все материалы, которые можно использовать против Джона Траволты, записи с его сессий одитинга", — объясняет автор книги "Просветление: саентология, Голливуд и темница веры" Лоуренс Райт.

Во время таких сессий записываются все подробности жизни человека в самых мельчайших подробностях. Информацию держат над человеком, как дамоклов меч, чтобы не дать ему и слова сказать против саентологии.

Фильм "Наваждение" — смелое разоблачение современных технологий манипуляции сознанием масс и финансовой эксплуатации духовных потребностей человека.
Выход "Наваждения" на экраны продолжит уникальный проект "24_DOC в кино", начало которого ознаменовал невероятно успешный прокат в России документального фильма "CITIZENFOUR. Правда Сноудена"".
skysight: (Default)
О. Я вот фрейдолиберал, но редко представляю в своём ЖЖ точку зрения фрейдомарксистов - в том числе на "буржуазное щастье".
В то же время, у левого психоаналитика-лаканиста Дмитрия Ольшанского есть интервью, где он как раз представляет точку зрения психоанализа в его марксистском варианте на психотренинги.
Которые он почему-то воспринимает как часть буржуазного мира и буржуазного счастья, вменяемого в обязанность.

личная мнюха )

И всё-таки я считаю важным диалогически представить разные точки зрения, в том числе и особо упоротые.
Тем более, я их по факту уже коллекционирую из любви к своему и чужому творчеству:)

Личные соображения по любому поводу, ассоциации и критику всего сущего и не-сущего - в комментарии:)



НАША ПСИХОЛОГИЯ:

Дмитрий Александрович, вы считаете, что счастье уже перестало быть ценностью в современном мире и люди к нему больше не стремятся. Это утверждение выглядит спорным…

ДМИТРИЙ ОЛЬШАНСКИЙ:
Современный мир превратился в супермаркет, в котором ты можешь выбрать любой вид счастья, который пожелаешь. Хочешь быть крутым мачо? Пикаперы тебя научат знакомиться и соблазнять девушек. Хочешь семейного счастья? Психологи научат тебя, как правильно строить отношения, правильно воспитывать детей, правильно жить в семье. От тебя вообще не требуется совершать какие-то подвиги и проявлять индивидуальность, алгоритм построения счастья уже давно прописан: «все счастливые семьи одинаковы», как говорит классик. Нужно просто брать уже готовую модель и наслаждаться. Ты хочешь стать успешным бизнесменом? И тут никаких талантов от тебя не требуется, больших усилий прилагать не надо. Существует четко отработанный алгоритм построения успешного бизнеса – стартовый капитал, изнурительный и упорный труд каждый день плюс капля фантазии и толика везения – и ты уже имеешь средний достаток. Звезд с неба хватать не надо. Это может сделать абсолютно каждый человек. Нет ничего проще, чем достичь счастья.

НП: Но если счастье приобрести так просто, тогда почему не все люди до сих пор счастливы?

Д.О.: Многие понимают, что быть счастливым невыносимо скучно и однообразно. Счастливые люди все одинаковы, а люди не хотят быть похожими, поэтому каждый ищет свой собственный способ бытия на этой планете, универсальные рецепты многих не устраивают. Поэтому люди все больше ценят свою индивидуальность, несовпадение с предписанными стандартами буржуазного счастья. Если ты хочешь прожить по-настоящему свою жизнь – а таких амбициозных людей очень много, – то она должна отличаться от пирамиды Маслоу. Мне кажется, что люди уже до такой степени устали от психологических тренингов и навязывания «правильного», «взрослого» и «гармоничного» образа жизни, что приходят к психотерапевту для того, чтобы хоть немного побыть самими собой, со своими деструктивными чувствами, влечением к смерти, агрессией и несчастьем.

НП: Интересное противопоставление: либо быть самим собой и стать несчастным, либо быть таким же счастливым, как серая масса обывателей…

Д.О.: Мне кажется, что жизнь намного сложнее такого черно-белого противопоставления, как счастье или несчастье. Это как оценивать отношение людей к зеленым оливкам: кто-то любит, кто-то не любит, а кто-то об этом вообще не задумывается. Так же и со счастьем: многих людей этот вопрос не интересует. Соответствуешь ли ты предписанным в обществе рамкам счастливого человека, или выпадаешь из них – это очень частный невротический вопрос. Одни гонятся за призраками счастья и окружают себя фетишами успеха и благополучия – деньги, семья, признание, самореализация и востребованность.

Другие протестуют против этих навязанных стереотипов и принципиально отрицают все формы счастья и наслаждаются своим, как им кажется, уникальным способом страдания: превращают себя в нищих художников и странствующих трубадуров. Это другая крайность.

Но есть еще и третьи, те, которые просто живут своей жизнью, не вписываясь, но и не противясь тем шаблонам, которые существуют в обществе.

НП: Вы говорите о счастье как о предписанной модели поведения. Разве не бывает индивидуального счастья?

Д.О.: Бывает, конечно. Но это называется извращением. Если ты создал свой собственный способ наслаждения, который не практикует больше никто на свете, то это перверсия. Вспоминаю сейчас героя фильма Алексея Балабанова «Груз 200»: человек создал свою собственную модель семьи. Он похищает девушку, насилует ее бутылкой, лишает девственности, приковывает наручниками в постели, после чего она становится его женой, и он заставляет всех окружающих относиться к ней уважительно и считать своей супругой. Потом он подкладывает к ней в постель полуразложившийся труп ее убитого жениха, заставляет одного из алкашей ее изнасиловать на этой же самой кровати, после чего убивает его выстрелом в голову, «потому что он ей не понравился». И вот, пока трупы гниют и поедаются опарышами, он вкрадчивым голосом читает девушке трогательные письма от ее жениха из Афгана. Вот вам пример совершенно индивидуального счастья, во всяком случае я других таких счастливых семей не знаю. В его действиях нет и тени издевательства, он ни в коем случае не является маньяком. Более того, он очень заботливо обходится со своей женой, внимателен к ней, узнает, что ей нравится, а что не нравится, он по-своему заботится. Пожалуй, он вообще все делает по-своему. Настолько по-своему, что нам он кажется больным на всю голову. Но в своем мире он абсолютно счастлив.

НП: Да уж, тяжелый фильм. Но это вы крайности берете. А разве простой человек не может жить своей жизнью и получать удовольствие от простых вещей? Стремиться к чему-то и от этого чувствовать себя счастливым?

Д.О.: Конечно, может. Я бы даже сказал, что ему ничего другого просто не остается. Куда бы ты ни пошел, где бы ни работал – тебе всюду предлагают смысл жизни, целесообразность, мировоззрение. Любая идеология, любая религия, любое мировоззрение вкладывают тебе в голову прописанные стандарты счастья. Вся пси-индустрия на это работает, проводятся миллионы тренингов «Как добиться успеха и быть счастливым». От них уже деться просто некуда. Так что хочешь ты того или нет – тебя все равно сделают счастливым. Наш прекрасный буржуазный концлагерь так устроен, что счастье неизбежно.

НП: Вы как-то очень пессимистично говорите о счастье…

Д.О.: Парадоксально, но именно счастье является спутником меланхолии. Тот, кто причастен к объекту своего влечения, больше ни в чем другом не нуждается, он ничего не хочет. Вспомните героиню фильма Ларса фон Триера «Меланхолия» – она не только полностью равнодушна ко всему происходящему, ко всем людям вокруг, но и вообще к миру: «Если Земля погибнет, никому не станет хуже, – говорит она, – это никого даже не огорчит», настолько легко и свободно она приносит себя в жертву неизбежным обстоятельствам. Без каких-либо переживаний и эмоций. Вот вам другой пример совершенно счастливого человека, находящегося в глубокой депрессии.

НП: Неожиданные примеры. Вы просто разрушаете «розовые» мифы о счастье…

Д.О.: Я пытаюсь увидеть его изнанку. Разрушать или создавать мифы – не наша задача. Я пытаюсь понять, что современный мир преподносит нам под оберткой счастья, что находится внутри этого глянцевого фантика. А внутри очень часто нет никакого содержания. Счастье превращается в такое пустое означающее, за которым ничего не стоит, многие стремятся к нему как к самоцели, но совершенно не знают, что это такое и зачем им это надо. И почему они решили, что свою жизнь нужно тратить именно на достижение счастья. Есть же много других не менее интересных вещей.

НП: В чем же тогда смысл жизни, если не в счастье?

Д.О.: Отличный ход! Вот видите, как легко теряется смысл жизни, стоит только поставить его под сомнение. Казалось быть, очевидная вещь – мы живем ради достижения счастья, – но стоит только посмотреть на него с иной точки зрения, как карточный домик начинает осыпаться. Стоит ли жить ради того счастья, которое несет с собой депрессию или перверсию? Действительно, счастье не такая уж ванильная конфетка, какой ее часто преподносят. И если уж ты являешься потребителем счастья, то хотя бы узнай, что за товар ты приобретаешь. Как им пользоваться.

НП: И как же? Как же стать счастливым?

Д.О.: Вопрос не в том «как» – на него вам даст ответ любая идеология и любая религия, стать счастливым элементарно просто: вступи в партию и начни ходить в синагогу – и у тебя появится смысл жизни, цель, средства и возможности… Как говорил Козьма Прутков, «хочешь быть счастливым – будь им». Никаких сложностей с этим нет. Вопрос не в том, «как стать счастливым», а в том, «зачем тебе это нужно», а это более неудобный вопрос, или «Для чего ты хочешь быть счастливым?», «Что тебе это даст?», «Для чего тебе счастье?» – вот те вопросы, на которые каждому счастливцу предстоит искать ответ.

НП: В конституции США прописано право на счастье. Как вы к этому относитесь?

Д.О.: Хорошо, если это право. Ты можешь либо пользоваться им, либо не пользоваться. Сложность в том, что оно часто превращается в обязанность. Во что бы то ни стало ты должен быть счастливым и успешным. Счастье стало требованием, а не желанием, из него исключается какое-либо человеческое содержание. Больше того, навязываются вполне конкретные социальные рамки счастья: семья, дети, карьера, деньги, самореализация и прочие бредни… В ходе последней предвыборной кампании в России в адрес одного из кандидатов постоянно сыпались упреки в том, что у него нет семьи и детей, а значит, он не может быть счастливым человеком и гармоничной личностью. Вот вам пример навязывания требования счастья: во-первых, счастье сводится к формальным показателям, во-вторых, они предъявляются в форме требования – «ты обязан быть счастливым», а если ты не счастлив – ты не можешь быть президентом страны. Таким образом, право на счастье переворачивается и превращается в жесткую норму. Неудивительно поэтому, что многие люди избегают этих «счастностей» и выбирают свою индивидуальность, свой собственный путь в жизни, свое собственное несчастье.

НП: Но ведь у всех людей разное счастье: для кого-то это цель, а для кого-то процесс, для кого-то надежда – это уже счастье. Совсем не обязательно заниматься показухой, чтобы быть счастливым внутри себя.

Д.О.: Да, действительно, счастье у всех разное. Но очень часто оно становится препятствием для развития, человек уже не хочет отказывать ся от уюта и выходить из зоны комфорта для достижения нового опыта и знаний. Счастье не позволяет ему задавать фундаментальные вопросы относительно своего бытия в мире, поскольку ему и так вполне вольготно живется. Счастье создает такую зону удовольствия, воображаемой гармонии, что у человека часто нет стимула, чтобы заниматься самопознанием. В действительности это философский вопрос: что лучше – истина или счастье? Вопрос, который ставит один из героев фильма «Матрица»: хочешь ли ты довольствоваться иллюзией буржуазного счастья и ни о чем не подозревать, или ты все же пытаешься понять, кто ты на самом деле?

НП: А какой выбор сделали вы? Вы счастливы?

Д.О.: Мне это не нужно.

НП: Вы сейчас не лукавите?

Д.О.: Нельзя проваливаться в счастье и полностью превращаться в винтик того или иного дискурса; всегда нужно сохранять что-то человеческое, что-то непоследовательное. Многие невротики прекрасно понимают, что следует ограничивать зону комфорта, нужно сопротивляться счастью и не позволять ему захватить тебя целиком. Как говорил Райкин в одной из миниатюр: «Пусть все будет, но пусть всегда чего-то не хватает». То же самое можно сказать и о счастье: конечно, пусть оно будет, но пусть всегда чего-то не хватает. Всегда остается место для желания, для пустоты, для бессмыслицы, для извращения. То есть место для человеческого.

Источник: http://www.psyh.ru/rubric/3/articles/1543/
© Наша Психология

Profile

skysight: (Default)
skysight

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 456 7 8
9 10 111213 1415
16 17 1819202122
23242526272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 21st, 2017 06:34 am
Powered by Dreamwidth Studios