skysight: (Default)
Сабж:

_________________________
Орокомментарий:
Всё-таки, Ом Тв тут сильно переборщили. Наталья Поклонская действительно делает много речевых ошибок. Но прокурор - это всё-таки не литератровед.
А литературоведение - не наука,а скорее система эстетических убеждений.
Со своими священными текстами и догмами.

Да, несколько режут слух ошибки. Но многие люди куда большие ошибки допускают.
Более того. немалое количество шуткунов этим пользуются.


Мне вспоминается эпизод из русского перевода Нацуме Сосеки "Ваш покорный слуга кот"(не русская, но тоже классика), где между хозяином кота(авторским персонажем) и его знакомым происходит разговор об искусстве.



" Как- то я подслушал разговор хозяина с одним его приятелем, который, кажется, был искусствоведом.
- Неважно что-то у меня получается, - жаловался мой хозяин. - Посмотришь у других - ну что здесь, казалось бы, особенного, а вот как сам возьмешься за кисть: Трудно, очень трудно.
Он действительно нисколько не кривил душой.

- Да, сначала всегда так, - отвечал гость, глядя на хозяина поверх очков в золотой оправе. - И вот что главное: ты никогда не сможешь написать хорошую картину, если твое воображение ограничено стенами дома. Послушай, что говорил старый итальянский мастер Андреа дель Сарто: <Если хочешь написать настоящую картину, то изображай то, что имеется в природе, неважно что именно. Природа сама по себе большая, живая картина. На этой картине есть все: и мерцание звезд на небе, и блеск росы на траве, и летящие птицы, и бегающие животные, и плавающие в пруду рыбы, и стынущие на ветвях опавших деревьев вороны>. Вот и тебе, для того чтобы стать настоящим художником, следует рисовать с натуры. Интересно, что получится.

- Как, Андреа дель Сарто действительно так говорил? А я и не знал. И он, конечно, прав, тысячу раз прав. Ведь так и должно быть, - чересчур восторженно воскликнул хозяин.

За очками в золотой оправе мелькнула ироническая усмешка.
(...)

Хозяин даже во сне не мог забыть о своей картине. Выходит, что художник не может стать даже бывалым человеком, одним из тех, кого называют <учеными мужами>.

На следующий день, после того как хозяину пригрезилась во сне картина, его навестил тот самый искусствовед в золотых очках. Он уже давно не навещал нас. Войдя в комнату, он прежде всего спросил:

- Ну, как картина?

- Я последовал твоему совету и все время старался рисовать с натуры, - с деланным спокойствием ответил хозяин. - И знаешь, рисуя с натуры, я, кажется, научился улавливать тончайшие оттенки в игре красок, замечать самые незначительные детали предметов. Раньше у меня этого не получалось. На Западе издревле уделяют большое внимание рисованию с натуры, потому-то там и достигли такого совершенства. О, великий Андреа дель Сарто!

Казалось, хозяин совсем забыл о том, какую запись он сделал в дневнике всего несколько дней назад.

Искусствовед засмеялся.

- Ты знаешь, я все это говорил просто так. - И почесал затылок.

- Что <это>? - воскликнул хозяин, все еще не замечая издевки.

- Да о том самом Андреа дель Сарто, которым ты так восхищаешься. Я все это выдумал. Мне и в голову не приходило, что ты так серьезно относишься к занятиям живописью. - И, в восторге от своей выдумки, он громко захохотал: - Ха-ха-ха!


Я был на галерее, слышал весь этот разговор и никак не мог себе представить, какая запись появится в дневнике сегодня.

Искусствовед любил пошутить, и для этого он прибегал к самым невероятным уловкам.
Кажется, ему было невдомек, что разговор об Андреа дель Сарто проник в самые сокровенные уголки души моего хозяина, и он с самодовольным видом произнес:


- До чего бывает комично, когда человек всерьез принимает шутку. Люблю посмеяться. Недавно я сообщил одному студенту, что Николас Никклби посоветовал Гиббону не писать его <Историю французской революции>, которая является величайшим произведением того времени, на французском языке, и книга была издана на английском. У этого студента чертовски хорошая память, и до чего же было забавно, когда он серьезно, слово в слово, повторил это на заседании Общества японской литературы. На заседании присутствовало около ста человек, и ни у кого не возникло даже тени сомнения. А вот еще один любопытный анекдот. Недавно в присутствии известного литературоведа зашла речь об историческом романе Гаррисона <Теофано>. Я возьми да и скажи, что из всех исторических романов этот самый лучший, что особенно сильно написан эпизод, в котором говорится о смерти героини, от него веет чем-то демоническим. Так этот самый достопочтенный господин - он сидел как раз напротив меня - нет чтобы сразу признаться, что, мол, <не знаю>, <не читал>, стал говорить: <Да, да, это поистине великолепное место>. Ну, я сразу же понял, что он, подобно мне, не читал этого романа.


У моего нервного впечатлительного хозяина глаза полезли на лоб:

- Ну, а если ты скажешь что-нибудь просто так наобум, а твой собеседник читал об этом. Что тогда?

По- видимому, он считает, что вообще-то людей дурачить можно и неудобно бывает лишь тогда, когда тебя уличат во лжи.

Искусствовед, нисколько не смутившись, ответил:
- В таком случае бывает достаточно сказать, что спутал с какой-нибудь другой книгой или еще что-нибудь в этом роде. - И захохотал.
Хоть этот искусствовед и носит очки в золотой оправе, характером своим он очень походит на Куро. Хозяин молча курил, пуская кольца дыма, а выражение его лица как бы говорило: <Ну, сам-то я на такую дерзость ни за что бы не решился>. В веселых глазах гостя угадывался ответ: <В таком случае тебе и рисовать нельзя>. Вслух же он сказал:
- Однако шутки шутками, а живопись действительно очень сложная штука. Говорят, что Леонардо да Винчи заставлял своих учеников срисовывать пятна со стен храмов. Попробуй сам, когда идешь в уборную, повнимательнее присмотреться к стенам, на которых проступают пятна от сырости. Тогда увидишь, какие великолепные узоры рисует природа. Попробуй тщательно их срисовать, должно получиться что-нибудь интересное.
- Ты опять, наверное, меня обманываешь.
- Нет, нет, уж это-то правда. И потом, разве не оригинальная мысль? Как раз в духе да Винчи.
- И верно, оригинально, - уже наполовину сдавшись, сказал хозяин. Но переносить свою студию в уборную он, кажется, пока не собирался.
"



Тут Ом Тв уж расплевались ядом. И сами же лажанулись. Потому что "расстройстао множественной личности" - это не "биполярное расстройство". И даже "расстройство множественной личности" - это не проблема личностного склада Поклонской.

В лучшем случае, можно сказать про Поклонскую,что:

1. Пониженный интеллект в пределах нормы у неё.
2. Неорганизованное мышление - эффект"мозга-мусорки". Но дело это обычное. Мало кто мысленно любит выделять категории и раскладывать предпочтения по "пирамидам" и "полочкам", по "деревьям" и по "кластерам". Не только ведь среди евразийских государственников,но и среди либеральной оппозиции ситуация с риторикой и культурой диалога очень хреновая.
3. Идейная бессистемность. Эпизод с портретом Николая Второго на акции "Бессмертный полк" чуть-чуть "шизический"(так мог бы поступить человек, не осознающий/не придающий знначения, как в моем случае с "политизированной кепкой", сигнальной функции атрибутики) но ничего слишком упоротого в этом нет, по меркам цивилизованных западных стран. Человек вполне может привнести в событие коллективного характера индивидуальный смысл. И понять событие в меру своей испорченности.
4. Отсутствие навыков работы с информацией. Неумение различать надёжные информационные источники от тупого мусора(общий для 29 из 30 людей грех)
5. Высокая внушаемость.
6. Слабоватая,но в пределах нормы префронтальная кора. Она импульсивна, эмоциональна, но всё равно в пределах нормы.
7. Противоречий в защите чести Николая Второго и в защите культурного наследия - памятника Ленину - для государственного деятеля нет. Более того, госдеятелю нельзя высказывать предпочтения идеологического характера. Надо тупо следовать демократической воле 20 000 голосов народа, даже если тебе это не по нраву. Что Поклонская и делает.



С идеологической точки зрения, Полклонская друг Пу и враг адекватных людей.

С чисто медицинской - она в пределах нормы и даже на "салонную дурочку" не тянет.

Орфомораль:
Даже в целях "антипропаганды" неблагое дело - психиатрией злоупотреблять, дабы очернить своих политических конкурентов. Какими бы неорганзованными в ментальном плане чудиками они бы ни были.
"Не рой другому яму":)

Ом Тв мне друг, но Ыстена дороже.
skysight: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] rimmadyusmetova в Кто ответит за Пермяковых?
К новости "Cрочник Пермяков, убивший невинную семью из семерых человек в Гюмри, оказался психически больным".
Read more... )

skysight: (Default)
Интересно, насколько Малинецкий фрик...

К сожалению, даже если человек из РАН, даже если он доктор наук, это ещё не значит, что мышление тесно связано с реальностью - "заигравшийся в популяризацию" нейрофрик Савельев, безосновательно отрицающий постнатальный нейрогенез, тому пример.

У меня на "научный историцизм"(читать популярный труд Поппера "Нищета историцизма") сильная аллергия, но нельзя допустить несправедливости по отношению к человеку, если он достойный ученый и действительно вывел реальные закономерности событий.

Скрещивание математики с историей не довело ни до чего хорошего математика Фоменко, одного из самых известных научных фриков "от истории".

Я репостну этот материал, но с оговоркой - это может быть и лажа.

Материал(как и вообще всё в нашей жизни), требует тщательной проверки и может являться скорее "интересной упоротой постановкой вопроса,чтоб помедитировать", но не основой из которой надо делать выводы.

Выделю красным то,в чем я (в меру своей ограниченности) сильно сомневаюсь.



Оригинал взят у [livejournal.com profile] matveychev_oleg в Судьба человечества зависит от трех переходов
Оригинал взят у [livejournal.com profile] izborskiy_club в Судьба человечества зависит от трех переходов
Георгий Малинецкий
Профессор, доктор физико-математических наук.

Как известно, история в нашей стране – штука непредсказуемая. Каждый новый правитель, приходя к власти, начинает вымарывать или чернить предшественников. Расставлять акценты по-новому. Но, как утверждают математики, история есть наука не описательная, а количественная. И алгеброй вполне возможно проверить её красоту и правдивость. Об этом говорит заведующий отделом Института прикладной математики РАН, доктор физико-математических наук, член Изборского клуба Георгий Малинецкий.

DETAIL_PICTURE__72777890

Read more... )


skysight: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] progenes в Про гичку і беладонну / Про ботву и беладонну
Надибала дві смішні новини.

Нашла две смешные новости.

Немецкий производитель экологически чистой продукции Alnatura отзывает партию экологически чистого детского питания - кашу из проса. В каше нашлиRead more... )

skysight: (Default)
Книжка спорная и упоротая, но в качестве пищи для размышлений, "ради общего шизотерического развития" и как топливо Специальной Олимпиады - может пригодиться и иметь некоторую условную полезность как стимулятор эвристической поисковой активности.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] profpr в Круг чтения
Недавно в сообществе [livejournal.com profile] rusam одна дама спросила: "Господа, а правда, что наша замечательная русская эмиграция, (все интеллектуалы на подбор) серьезно восприняла книгу "Bell Curve"". Я весьма подивился откликам на этот вопрос: подавляющее большинство про книгу даже не слышало. Меж тем, The Bell Curve: Intelligence and Class Structure in American Life - одна из влиятельных научных книг, определяющих публичный дискурс и политику в США. Вот основные выводы книги, которые я скопировал из Википедии:
- Интеллект существует и поддается аккуратному измерению, в том числе по расам, языкам и национальностям.
- Интеллект - один из важных факторов, если не самый важный, коррелирующих с экономическим, социальным, и общим успехом в США, и его влияние возрастает.
- Интеллект в основном наследуется (на 40% - 80%).
- Никто не был в состоянии продемонстрировать способность существенного улучшения IQ путем изменения среды - за исключением приемных детей - поэтому успех таких манипуляций в будущем сомнителен. Эти факты отрицаются в США.
Можно по-разному относится к выводам и к методам авторов (было много споров в печати и статей об ограниченности их методологии), но незнание их существования в образованной элиты общества мне показалось странным. По-моему, тут есть что-то от неразвитости гуманитарного образования в бывшем СССР.

This entry was originally posted at http://profpr.dreamwidth.org/421564.html. Please comment there using OpenID.

skysight: (Default)
Хильда Байес.

"Роль статистической значимости в неудачах науки

Представьте себе, что существует одна статистическая характеристика, которую все могут использовать с любым набором данных и которая способна отделять истинное от ложного. О, какие тогда мы могли бы узнать вещи! Однако нереалистично ожидать такого рода чудес, разве не так?

Тем не менее, статистическая значимость обычно воспринимается так, как будто это волшебная палочка. Возьмите нулевую гипотезу или поищите любую ассоциацию между факторами в наборе данных и абракадаброй. Возьмите «P-значение» (p value) больше или меньше 0,05, и вы можете на 95% быть уверенным в том, что это либо счастливая случайность, либо нет. Вы в состоянии устранить игру случайности! Вы способны отделить сигнал от шума!

Но проблема в том, что вы не можете этого сделать. И, на самом деле, этим не занимается тестирование статистической значимости. В этом и состоит загвоздка.

Проведение тестирования на статистическую значимость оценивает лишь вероятность получения похожего результата с другим набором данных при сохранении тех же самых условий. Однако оно предоставляет ограниченную картину такой вероятности, поскольку в расчет принимается ограниченное количество информации относительно исследуемых данных. И оно само по себе не способно вам сказать, являются ли основные положения исследования верными и будут ли подтверждены полученные результаты в различных условиях.

Более того, обнаружение самой статистической значимости может оказаться «счастливой случайностью», и подобный вариант становится более вероятным при работе с большим количеством данных, чем при проведении теста на множественные сравнения с теми же данными.

Тестирование статистической значимости может показаться легким занятием, как будто речь идет об отделении зерен от плевел, но одного этого оказывается недостаточно - и оно может развалиться, столкнувшись с большим количеством вызовов. Да и не все тесты на статистическую значимость работают одинаково с разным набором данных. Кроме того, «значимость» еще не означает, что это важно. Разброс воздействия может опуститься ниже порога в 5%. Вскоре мы вернемся к вопросу о том, что это означает на практике.

Общий подход к тестированию статистической значимости было так просто понять и так легко было его провести еще даже до появления компьютеров, что он стремительно завладел научным миром. Как показывает Стивен Стиглер (Stephen Stigler) в своей работе о Фишере (Fischer) и 5-процентном уровне, «он открыл миру экспериментаторов и исследователей тайную область статистических вычислений».

Однако, это также привело к своего рода лавине злоупотреблений. Излишне упрощенный подход к статистической значимости несет ответственность за многое. Как отмечает по этому поводу Джон Иоаннидис (John Ioannidis), существует серьезный игрок, имеющий отношение к неспособности науки воспроизводить результаты.

Прежде чем пойти дальше, я должна кое в чем признаться. Я не являюсь статистиком, но я уже в течение долгого времени занимаюсь объяснением статистических концепций. Я также очень долго пользовалась простым путем в отношении этого предмета. Но теперь я считаю, что увековечивание чрезмерно простых способов объяснения в большом количестве тренингов является главной составной частью проблемы.

Необходимость добиваться лучших результатов в отношении того, что означает статистическая значимость и что она не означает, привела к проведению «часа вопросов» в ходе нашей панельной дискуссии, посвященной числам, на недавней ежегодной встрече во Флориде Национальной ассоциации авторов, пишущих о науке (National Association of Science Writers).

Такой же энтузиаст в области статистики и блогер на портале SciAm Кэтлин Рейвен (Kathleen Raven) организовала и провела панельную дискуссию с участием меня, математического блогера SciAm Эвелины Лэм (Evelyn Lamb), профессора статистики Реджины Наззо (Regina Nuzzo) и математика Джона Полоса (John Allen Paulos). Рейвен в настоящее время занимается организацией постоянного блога под названием «Шум и числа» (Noise and Numbers) при участии именно этой команды веселых и пишущих о науке чудаков.

Два затронутых мною там вопроса имеют отношение и к обсуждаемой теме. Во-первых, нам следует избегать чрезмерной точности и принимать в расчет интервалы доверия и стандартные отклонения. Если у вас имеются данные для интервалов доверия, то вы обладаете лучшей картиной, чем вам может дать статистическая значимость P-показателя (p value). Кроме того, это намного более интересно и намного более интуитивно.

Во-вторых, важно не принимать в расчет информацию из одного исследования изолированно, и этой темой я более обстоятельно занималась в другой своей публикации. Одно исследование само по себе недостаточно для того, чтобы получить искомый ответ.

И это приводит нас, наконец, к Томасу Байесу (Thomas Bayes), математику и священнику 18-го века, чьи идеи являются исключительно важными для дебатов относительно вычисления и интерпретации вероятности. Байес полагал, что нам нужно учитывать наше предыдущее знание, когда мы рассматриваем вероятность, а не только принимать в расчет частотность специфического набора данных, находящихся перед нами, в сравнении с фиксированной, неизменной величиной вне зависимости от самого вопроса.

Более подробно познакомиться со статистическими взглядами Байеса можно в Википедии. Там приводится следующий пример: предположим, кто-то сказал вам, что они говорят с каким-то человеком. Вероятность того, что этим человеком может быть женщина, обычно составляет 50%. Но если эти люди скажут вам, что они говорят с человеком с длинными волосами, то тогда полученное знание может увеличить вероятность того, что этот человек является женщиной. И вы получаете возможность вычислить новую вероятность, основанную на имеющемся знании.

Статистиков часто подразделяют на сторонников Байеса и приверженцев частотного подхода (frequentists).

Если строго придерживаться значения p <0.05 (или 0.001), независимо от чего бы то ни было, то это будет классический частотный подход. Важная причина для озабоченности по поводу данного подхода состоит в недостаточности большей части наших предварительных знаний, а также в осознании того, что люди могут быть очень сильно предубеждены и способны безответственно обращаться с данными, если они прочно не зафиксированы на своем месте, как стойки ворот.

Байесианство испытывало несколько раз взлеты и падения, однако возрастающая статистическая изощренность и мощь компьютеров позволяют ему выдвигаться на передовые позиции в 21-м веке. Но далеко не все находятся в одном или в другом лагере - существует также много вариантов «слияния».

Недавно Вэлен Джонсон (Valen Johnson) в Сборнике Национальной академии наук США (Proceedings of the National Academy of Sciences in the USA) подчеркнул, что методы Байеса для вычисления статистической значимости дошли в своем развитии до такой точки, что они уже готовы воздействовать на практику. Смысл состоит в том, что порог статистической значимости, по мнению Джонсона, следует установить значительно ниже – ближе к 0,005, чем 0,05. Какой ужас. И последствия этого для размеров образцов, необходимых для проведения исследования, будут весьма значительными.

Однако не все зависит от порога P-значения. Статистически значимые результаты могут оказаться важными или не важными по целому ряду причин. Одно из эмпирических правил состоит в следующем: если результаты не достигают подобных числовых значений, исследуемые данные все равно демонстрируют определенные показатели, но они всегда должны быть помещены внутрь более широкого контекста. Такие факторы, например, как величина явного результата, а также наличие или отсутствие интервала доверия свидетельствуют о том, является ли полученная оценка слишком общим планом или нет.

Однако споры по поводу уровня статистической значимости не означают, что отсутствие статистической значимости не является важным фактором. Данные, не доходящие до уровня статистической значимости, слишком слабы для того, чтобы войти в наши заключения. Но и наличие статистической значимости не означает, что нечто обязательно является «истинным», и отсутствие достаточного количества доказательств не обязательно означает, что нечто является «ложным».

Споры, в которых сторонники Байеса выступают против приверженцев частотного подхода и тестирования гипотез, являются живым напоминанием о том, что статистическая область является динамичной, как и другие области науки. Не каждый статистик будет одинаковым образом оценивать имеющиеся данные. Между собой будут соревноваться различные теории и практики, а знание будет при этом развиваться. Есть много способов изучения данных и интерпретации их значений, и нет особого смысла в том, чтобы смотреть на данные сквозь призму только одного показателя. P-величина не является тем значением, которое управляет всеми теориями и практиками."

(с.Автор: Хильда Бастиан (Hilda Bastian)
Источник: http://vk.cc/1ZcA87
Оригинал статьи (англ.): http://vk.cc/2TRpbq)
skysight: (Default)
Если диктатура неизбежна, и фашизм и коммунизм - две крайности на противоположных концах нашего пути, какой же выбор будет самым безопасным? Конечно же, середина! Безопасно неопределенная, неконкретная, умеренная середина смешанной экономики, с умеренным вмешательством правительства и особыми привилегиями для богатых, а также с умеренной степенью помощи бедным; с умеренным соблюдением человеческих прав и умеренным силовым воздействием; с умеренным количеством свободы и умеренной степенью рабства; с умеренным количеством справедливости и умеренным количеством несправедливости; с умеренной степенью безопасности и умеренной степенью террора; и с умеренным уровнем терпимости ко всем, кроме тех самых экстремистов, которые защищают принципы, постоянство, объективность и мораль, и которые отказываются идти на компромисс.

Идея компромисса как высшей добродетели, стоящей над всеми прочими, - это моральный императив, моральная предпосылка смешанной экономики.
Смешанная экономика - это взрывоопасная, неустойчивая смесь двух противоречащих друг другу элементов, которая не может оставаться стабильной, но в конце концов обязательно должна склониться либо к одному, либо к другому пути; это смесь свободы и контроля, то есть не фашизма и коммунизма, а капитализма и тоталитаризма (включая все его варианты)

Те, кто желает поддержать неподдерживаемый, разрушительный status quo, в панике вопят о том, что его можно поддержать, уничтожив две крайности его основных составляющих; но эти две крайности на самом деле - капитализм или тотальная диктатура.

(...)
...Есть, правда, одно отличие того фашизма, к которому мы движемся, от того, который разрушил Европу: наш фашизм - не воинствующий. Это не организованное движение крикливых демагогов, кровавых головорезов, третьесортных интеллектуалов и малолетних преступников. У нас он - усталый, изношенный, циничный и напоминает не бушующую стихию, а скорее тихое истощение тела в летаргическом сне, гибель от внутреннего разложения.

Было ли это неизбежно? Нет, не было. Можно ли еще это предотвратить? Да, можно.

Если вы сомневаетесь в том, что философия способна задавать направления и формировать судьбы человеческих сообществ, посмотрите на нашу смешанную экономику, буквальное воплощение прагматизма, прямое порождение этой доктрины и тех, кто вырос под ее влиянием. Прагматизм утверждает, что нет объективной реальности и вечной истины, абсолютных принципов, осмысленных абстракций и устойчивых концепций. Все можно произвольно менять, объективность состоит из коллективной субъективности, истина - то, что люди хотят считать истиной; и то, что мы хотим видеть в реальности, реально существует, если только консенсус так решит.

Хотите избежать окончательной катастрофы? Распознайте и отвергните именно этот тип мышления, каждую из его посылок в отдельности и все их вместе. Тогда вы осознаете связь философии с политикой и с вашей повседневной жизнью. Тогда вы поймете и заучите, что ни одно общество не может быть лучше своих философских истоков. И тогда, перефразируя Джона Голта, вы будете готовы не вернуться к капитализму, а открыть его.


Айн Рэнд. Капитализм. Незнакомый идеал.
skysight: (Default)
«В идеях Дарвина присутствует некое ободрение. Если диапазон врожденных человеческих свойств порождается особенностями генов, тогда интервал, приспособленный под самые успешные методы мышления, будет посредством естественного отбора проявлять тенденцию к преобладанию.

Существа, глубоко укорененные в своем неверном методе мышления, часто демонстрируют прискорбную и одновременно похвальную тенденцию умереть, не произведя на свет себе подобных»
.

(с.Уиллард Ван Орман Куайн)
skysight: (Default)
Нашей главной заботой в философии и в науке должен быть поиск истины. Оправдание — не наша цель, а блеск и острота ума сами по себе скучны. Мы должны стремиться находить или открывать самые насущные проблемы, и мы должны пытаться решать их, выдвигая истинные теории — или, во всяком случае, предлагая теории, которые подходят к истине немного ближе, чем теории наших предшественников.

Однако поиск истины возможен только, если мы говорим ясно и просто и избегаем ненужных технических приемов и усложнений. На мой взгляд, стремление к ясности и прозрачности — нравственный долг всех интеллектуалов: отсутствие ясности — грех, претенциозность — преступление. (Важна также и краткость, с учетом «публикационного взрыва», но она не столь существенна, а иногда несовместима с ясностью). Часто мы неспособны оказаться на высоте этих требований и не умеем высказываться ясно и понятно, но это лишь показывает, что все мы не так уж хороши как философы.

Я принимаю основанную на здравом смысле теорию (защищавшуюся и уточненную Альфредом Тарским ), согласно которой истинность есть соответствие фактам (или действительности) или, точнее, теория истинна, если и только если она соответствует фактам.


(с. Карл Поппер. "Объективное знание. Эволюционный подход")
skysight: (Default)
http://sunnapress.com/news/islamicworld/6933-komitet-po-izucheniiu-proroka-zapreshchaet-film-lnoahr.html
"Международный комитет по изучению Пророка (мир ему и благословение) и помощи его призыву, запретил американский фильм «Ной» , который будет в конце месяца демонстрироваться в ряде стран мира, передает «Saudia-press».
Как пояснил Комитет в заявлении, обнародованном в прошлую пятницу, указав тоже что и ранее говорилось рядом Комитетов и Исламских обществ в разных концах мира, а именно - отметив запрет представления пророков и посланников Аллаха, и соотвественно на запрет фильма «Ной» для просмотра, распространения, поддержки и демонстрации на телеканалах и в кинозалах.
Указывается, что представления, подобные этому фильму, умаляют права пророков, «унижают их мощь и благие чудеса, дают повод к их осмеянию и поношению, привносят ложь в их жизнеописание. Относительно же сюжета фильма — всё это мы видим относительно истории Нуха, мир ему».
Далее Комитет продолжил: «Не для кого не секрет, что такие фильмы, представляющие пророков, являются ступенью к ложному призыву. Нет никакого оправдания причастности к этому некоторых, приписывающих себя к Исламу, и более того — к знанию, и при этом дозволяющие подобные запретные действия. Ранее комитет уже издавал решение, аналогичному нынешнему».

Международный комитет по изучению Пророка (мир ему и благословение) и помощи его призыву понимает, что «запрет этого фильма и его официальной демонстрации не предотвратит его распространения в открытом информационном пространстве и через интернет. Но однако изначальная позиция исламской общины и её вероубеждение как на уровне правительств, учёных, так и самого народа предствлена в соблюдении обязательного и отстранении от порицаемого, соблюдении прав пророков и защита их — пусть даже языком».
Комитет подчеркнул, что его решение соотвествует вынесенному ранее решению Комитета старейших учёных и Комитета по научным исследованиям и фетвам в Королевстве Саудовская Аравия, решении Общества исламских правоведов в Благородной Мекке, фетве Общества Исламских исследований в Каире, и решениях секритариата Всемирной Исламской лиги.
"

Если это прокомментировать  )
skysight: (Default)
"Общая психология" С.Л. Рубинштейна.

...С учетом того,что в процессе прочтения текстовое сообщение воспринимается с точки зрения заложенной в нем информации максимум на 10%, книгу С.Л. Рубинштейна "Общая психология" надо прочитать не менее 10 раз.

Тут как в анекдоте - "Если СМС не дошло, прочитайте ещё раз".

Монументальный труд на стыке учебной, научной и научно-популярной литературы.

Я не идеализирую советское время и не считаю,что оно было особо хорошим. Но тогда люди умели писать не только "туалетные книжки", но и именно что Фундаментальные Трактаты.
Это также тот самый случай, когда "старое" - не обязательно значит "плохое", "неактуальное" или "скучное".

http://psylib.ukrweb.net/books/rubin01/index.htm
skysight: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] ivanov_petrov в За передовую магию...
http://konservator.livejournal.com/453483.html - тут сам текст: http://www.interfax-religion.ru/orthodoxy/?act=documents&div=716 "Обращение 227" ученых в защиту теологии и преподавания православия в школах.

Тут http://o-proskurin.livejournal.com/108665.html ссылки по теме, в том числе на http://sova-i-zerkalo.livejournal.com/129132.html -
Подсчет профессий подписантов, что и есть самое мне интересное. Итак:

Филологических наук – 50
Физико-математических наук – 40
Юридических наук – 35
Педагогических наук – 28
Исторических наук - 23
Философских наук – 16
Психологических наук – 8
Биологических наук – 5
Экономических наук – 5
технических наук – 3
культурологии - 3
военных наук - 2
географических наук – 2
социологических наук – 2
медицинских наук - 2
архитектуры – 1
геолого-минералогических наук -1
химических наук – 1.
Read more... )
skysight: (Default)
"...Прежде всего, нам необходимо выяснить: что же такое "субъект" рефлексии?

Если мы отвергаем теорию "трансцендентного" "Я", то, очевидно, субъектом следует считать саму сферу субъективного в целом, в частности, "смысловое поле". Если отдельный смысл - это "знание", то все "смысловое поле" - это одновременно и "знание", и то, что "знает".

Иначе говоря, "смысловое поле" само является субъектом осмысления, понимания, познания, само познает себя как в целом, так и в каждой своей части. Ведь познать, понять что-то - это и означает - включить познаваемое в систему индивидуальных смыслов. Таким образом, смыслы, будучи потенциально предметом рефлексии, сами включаются в состав средств рефлексии, являясь функционально, пока они не стали актуально предметом рефлексии, чем-то подобным "невидимому (рефлексивно) видящему", т.е. трансцендентному субъекту.

Все это означает, что рефлексию не следует понимать как своего рода "просвечивание" сферы субъективного с целью обнаружения скрытого от самого субъекта знания.

Рефлексия - это не познание, а скорее лишь изменение формы знания: "знание себя" превращается в "знание о себе".

Все, возможно бесконечное, заключенное во мне дорефлексивное знание, будучи тождественным моему "Я", всегда в наличии, всегда в полном объеме присутствует в каждом текущем актуальном состоянии субъективности, причем присутствует именно в той форме, в какой оно, это знание, реально существует - в виде "смыслового фона" актуально переживаемого, т.е. в виде бесконечной сети взаимообусловленных, раскрывающихся друг через друга потенций.

"Смутность", неопределенность этого фона, как он непосредственно переживается, - это отнюдь не следствие нашего незнания, неспособности пережить "в подлиннике" бытие смыслов. Это есть собственная форма существования смыслов - будучи "предчувствиями", они не есть еще чувства, в них нечего чувствовать, они еще не обрели определенность, оформленность, а есть лишь еще возможность оформленности и определенности.

Если смыслы даны нам такими, какими они существуют "на самом деле", "в подлиннике", то это означает, что наша субъективность никогда нас не обманывает.
Она всегда "выдает себя за то, чем она является", она до конца "прозрачна", не имеет "скрытого плана" или "непостижимой глубины".
Да и откуда "скрытому плану" взяться, если мы имеем здесь знание, совпадающее с субъектом и объектом данного знания?

(с. Жак Лакан, Лекции по психоанализу, Лекция 1: "Отлучение")
skysight: (Default)
"Когда судья говорит свидетелю, что тот должен говорить "истину, всю истину и ничего, кроме истины", то его интересует та истина, которая имеет отношение к делу и которую свидетель может сообщить. Свидетель, склонный отвлекаться от сути дела, будет плохим свидетелем, даже если он высказывает трюизмы, являющиеся частью "всей истины". Совершенно очевидно, что, когда судья или кто-либо другой говорит о "всей истине", он имеет в виду интересную и имеющую отношение к делу истинную информацию, которую можно получить, и многие совершенно искренние свидетели не сообщают важной информации только потому, что они не осознают, что она относится к рассматриваемому случаю."
(с.Карл Поппер, "Логика и рост научного знания")
skysight: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] llama_haifa в Айзек Азимов: Относительность неправды
Всего несколько часов работы, и эссе великого Азимова переведено мной на радость будущим поколениям. Кто заметит мои наверняка многочисленные ошибки - велкам в комментарии с бичом и в кожаных штанах.

Итак, представляю:


Относительность неправды

Айзек Азимов


На днях я получил письмо. Оно было написано неразборчивым почерком, и читать его было трудно. Тем не менее, я попытался его разобрать, на случай что оно важное. В первом предложении автор письма сообщил мне, что изучает английскую литературу, но все же чувствует потребность поучить меня научному мышлению (я вздохнул, так как знаю очень немногих студентов английской литературы, которые могли бы учить меня этому. Однако я осознаю глубину своего невежества и готов учиться всему возможному у кого угодно, так что я продолжил чтение).

Выяснилось, что в одном из своих многочисленных эссе я открыто радовался тому, что живу в эпоху, когда человечество наконец-то стало понимать основы вселенной.

 Я не вдавался в подробности, но я имел в виду то, что мы знаем основные правила, движущие вселенной, а также гравитационные взаимоотношения ее крупных составляющих, как продемонстрировала теория относительности, разработанная между 1905 и 1916 годами. Мы также знаем основные правила, движущие субатомными частицами и их взаимоотношения, так как их очень точно описывает теория квантов, разработанная между 1900 и 1930 годами. Более того, мы узнали, что галактики и скопления галактик – базовые структурные единицы вселенной, а это открылось между 1920 и 1930 годами.

Все это открытия двадцатого века.

 Процитировав меня, молодой специалист по английской литературе перешел к строгой нотации о том, что в каждый век люди считали, что наконец-то поняли вселенную, и каждый век они оказывались неправы. Следовательно, мы можем быть уверены, что наши современные «знания» неправильны. Молодой человек одобрительно процитировал то, что сказал Сократ, узнав, что Дельфийский оракул назвала его мудрейшим человеком в Греции. «Если я мудрейший», сказал Сократ, «то лишь потому, что один я знаю, что ничего не знаю». Подразумевалось, что я очень глуп, раз считаю, что много знаю.

Мой ответ ему был таков: «Джон, люди ошибались, считая землю плоской. Люди ошибались, считая землю сферичной. Но если ты считаешь, что первые и вторые ошибались в равной степени, ты более неправ, чем те и другие, вместе взятые».

Проблема в том, что «правду» и «неправду» считают абсолютными: если идея не идеально и безупречно правильна, то она должна быть полностью ошибочной.

Я так не считаю. Мне кажется, что правда и неправда – расплывчатые понятия, и я посвящу это эссе объяснению своего мнения.

Когда мой знакомый специалист по английской литературе говорит мне, что в каждый век ученые считали, что поняли вселенную и ошибались, я хочу знать, насколько они ошибались. Всегда ли они ошибаются в одинаковой степени? Я приведу пример.

На заре цивилизации было принято считать, что земля плоская. Так считалось не потому, что люди были дураками или любителями верить в глупые идеи. Они считали землю плоской на основании прочных данных. Дело не только в том, что «она выглядит плоской», так как земля плоской не выглядит. Она выглядит хаотично ухабистой, с холмами, долинами, ущельями, утесами и так далее.

Разумеется, бывают и равнины, где ограниченная площадь поверхности земли выглядит довольно плоской. Одна из таких равнин – область Тигра и Евфрата, где зародилась первая историческая (обладающая письменностью) культура – шумерская.

Возможно, именно вид равнины убедил умных шумеров принять обобщение, что земля плоская, что если выровнять подъемы и впадины, останется плоскость. Эту мысль могло укрепить то, что водоемы (пруды и озера) выглядят плоскими в безветренные дни.

Можно сформулировать вопрос так: какова кривизна поверхности земли? На значительном расстоянии, насколько поверхность отклоняется (в среднем) от идеальной плоскости? Согласно теории о плоской земле, поверхность вовсе не отклоняется от плоскости, и ее кривизна – ноль км-1.

Сейчас, разумеется, нас учат что теория о плоской земле неправильна: что она полная, ужасная, абсолютная неправда. Но это не так. Кривизна земли – почти что  ноль км-1, и хотя теория плоской земли неправильна, она, при этом, почти что правильна. Вот почему она продержалась так долго.

Разумеется, были и причины считать теорию плоской земли неудовлетворительной, и Аристотель изложил их около 350 года до новой эры. Во-первых, некоторые звезды исчезают за южным полушарием при путешествии на север, и за северным полушарием при путешествии на юг. Во-вторых, тень земли на луне при лунном затмении всегда имеет форму арки круга. В-третьих, корабли исчезают за горизонтом начиная с корпуса, в каком бы направлении они ни плыли.

Все три наблюдения невозможно объяснить, предполагая, что земля плоская, но можно объяснить при условии, что земля сферична.

Более того, Аристотель считал, что вся твердая материя стремится к общему центру, а если так, то она должна сформировать сферу. Отдельно взятый объем материи в среднем находится ближе к центру в сфере, чем в любом другом геометрическом теле.

Где-то один век после Аристотеля греческий философ Эратосфен заметил, что солнце создает тени разной длины на разных широтах (если бы земля была плоской, все тени были бы одинаковой длины). По разнице в длине теней он вычислил размер сферы земли. Выяснилось, что ее окружность – около 40,000 км.

Кривизна такой сферы – около 0.0000785 км-1. Эта величина, как вы видите, очень близка к нулю километров-1, и ее нелегко измерить с помощью тех средств, которыми располагали древние. Крошечная разница между нулем и 0.0000785 объясняет, почему так медленно совершался переход от плоской земли к сферической.

Даже крошечная разница, такая, как разница между нулем и 0.0000785, может быть очень важной. Разница накапливается. Невозможно создать карту большого участка земли, если считать ее плоской поверхностью, а не сферой. Если не считать землю сферической, навигация невозможна при долгом путешествии по океану.

Более того: плоская земля включает в себя возможность бесконечной земли, или же существования «края» поверхности. Сферическая же земля предполагает одновременно бескрайнюю и конечную землю, и именно эти свойства соответствуют всем более поздним наблюдениям.

Итак, несмотря на то, что теория плоской земли только слегка неправильна и делает честь своим авторам, в окончательном итоге она достаточно неправильна, чтобы предпочесть ей теорию сферической земли.

Однако сферична ли земля?

Нет, она не сферична в строгом математическом смысле. Сфера имеет некоторые математические свойства: к примеру, все ее диаметры (прямые, идущие от одной точки на поверхности к другой через центр) обладают одинаковой длиной.

Земля не выполняет это требование. Разные диаметры земли обладают разной длиной.

Как люди решили, что земля – не истинная сфера? Начнем с того, что очертания солнца и луны – идеальные окружности, в пределах возможностей измерения ранних телескопов. Это укрепляет предположение, что солнце и луна идеально сферичны.

Однако когда Юпитер и Сатурн впервые начали рассматривать в телескопы стало очевидно, что их очертания – не круги, а эллипсы. Это означало, что Юпитер и Сатурн – не истинные сферы.

Ближе к концу семнадцатого века Исаак Ньютон доказал, что массивное тело образует сферу под влиянием гравитационных сил (как и утверждал Аристотель), но только если оно не вращается. Если же оно вращается, центрифугальный эффект приподнимет массу тела против гравитационной силы, и этот эффект становится значительней по мере приближения к экватору. Он также будет тем значительней, чем быстрей вращается тело, и действительно, Юпитер и Сатурн вращаются очень быстро.

Земля вращается намного медленней, чем Юпитер и Сатурн, так что эффект должен быть менее заметным, но все же присутствовать. Измерения кривизны земли, выполненные в восемнадцатом веке, доказали, что Ньютон был прав.

Иными словами, земля имеет экваториальную выпуклость. Она сплющена в полюсах. Она не сфера, а «сжатый сфероид». Это значит, что диаметры земли отличаются друг от друга длиной. Самые длинные диаметры – те, что тянутся от одной точки на экваторе к противоположной ей. Длина такого «экваториального диаметра» равна 12.755 километрам. Самый короткий диаметр тянется от Северного полюса до Южного. Его длина равна 12.711 километрам.

Разница между самым длинным и самым коротким диаметрами – 44 километра, что означает, что сплющенность земли (ее отдаленность от идеальной сферичности) равняется 44/12755, то есть, 0,0034. Это треть процента.

Иными словами, на плоской поверхности кривизна равняется нулю км-1 повсюду. На сферической земле, кривизна равна 0.0000785 км-1 повсюду (или 12,6 сантиметров на километр). На поверхности сжатого сфероида земли кривизна варьирует от 12,557 сантиметров на километр до 12,643 сантиметров на километр.

Поправка при переходе от сферы к сжатому сфероиду намного меньше поправки при переходе от плоскости к сфере. Следовательно, хоть идея сферичной земли и неправильна, она, строго говоря, гораздо менее неправильна, чем идея плоской земли.

Даже представление о сжатом сфероиде земли неправильно, строго говоря. В 1958 году, когда спутник «Авангард-1» был запущен на орбиту, он смог измерить местное гравитационное притяжение земли – и, следовательно, ее форму – с беспрецедентной точностью. Оказалось, что экваториальная выпуклость южней экватора слегка больше, чем выпуклость на севере, и что уровень моря на Южном полюсе слегка ближе к центру земли, чем урвень моря на Северном полюсе.

Казалось, что землю можно назвать разве что грушевидной, и многие тут же решили, что земля ничуть не похожа на сферу, а похожа на грушу «Бартлетт», болтающуюся в космосе. На самом же деле, грушевидное отклонение от идеального сжатого сфероида измерялось в метрах, а не в километрах, а поправка к кривизне заключалась в милионных долях сантиметра на километр.

Короче говоря, мой друг с кафедры английской литературы, мысленно проживающий в мире абсолютных правды и неправды, может воображать, что раз все теории неправильны, то можно считать землю сферической сейчас, кубической через век, полым икосаэдром еще через век, а через триста лет – тороидом.

На самом же деле, ученые, обнаружив удачную концепцию, постепенно совершенствуют ее и шлифуют с все большей и большей точностью, по мере того, как совершенствуются инструменты измерения. Теории бывают не столько неправильными, сколько неполными.

Есть множество примеров и помимо формы земли. Даже кажущаеся революционными новые теории обычно рождаются из маленьких утончений. Если бы было нужно больше, чем маленькое утончение, старая теория не продержалась бы столько времени.

Коперник заменил геоцентричную систему мира на гелиоцентричную. Тем самым, он перешел от варианта, кажущегося очевидным, к вариарнту, кажущемуся нелепым. Однако достаточно было усовершенствовать способы вычисления движений планет, чтобы покинуть геоцентричную систему навсегда. Старая теория продержалась так долго именно потому, что давала неплохие результаты по тогдашним стандартам измерения.

Опять же, из-за того, что геологическая форма земли меняется так медленно и из-за того, что живые существа так медленно эволюционируют, казалось в свое время разумным предполагать, что ничего не меняется и что земля и жизнь всегда существовали в нынешней форме. В таком случае не имело бы значения, сколько лет Земле и жизни на ней – миллиарды или тысячи. А тысячи легче для восприятия.

Но когда тщательные наблюдения показали, что Земля и жизнь меняются с чрезвычайно низкой, но не нулевой, скоростью, стало ясно, что Земля и жизнь непременно очень стары. Так появились современная геология и идея биологической эволюции.

Если бы перемены были более стремительными, геология и эволюция достигли бы своего нынешнего состояния еще в древности. Лишь потому, что разница в скорости перемен статичного мира и эволюционного мира суть разница между нулем и почти что нулем, креационисты продолжают пропагандировать свои заблуждения.

Поскольку вносимые в теорию усовершенствования становятся все меньше, даже древние теории должны были быть в некоторой мере правильными, чтобы была возможность прогресса; прогресса, который не был уничтожен последующими уточнениями.

Например, греки ввели понятия широты и долготы, и создавали относительно точные карты Средиземноморья, даже не принимая в учет сферичность, а ведь мы до сих пор применяем широту и долготу!

Шумеры, скорее всего, первыми установили, что движение небесных тел регулярно и предсказуемо, и разрабатывали способы предсказания, хоть и считали Землю центром вселенной. Их измерения подверглись колоссальным уточнениям, но принцип остается неизменным.

Естественно, современные теории могут считаться неправильными в упрощенческом мировоззрении моего корреспондента, но в более истинном и тонком смысле достаточно считать их неполными.




Источник

skysight: (Default)
"Тайна

Сказано: «Те, кто ничего не знают или знают очень немногое, и должны бы учиться, вместо того чтобы учить, очень любят создавать атмосферу тайны.

Они могут даже распускать слухи о самих себе, что они делают то-то и то-то ради некой таинственной цели. Они всегда стараются усилить ощущение тайны.

Но это — тайна ради тайны, а не ради деяний или знания.

Те, кто поистине ведают сокровенное, как правило, выглядят и ведут себя подобно обычным людям, а навеваемые шарлатанами грезы подобны паучьей паутине — они лишь ловят мух.
Неужели и ты, словно муха, станешь обедом паука?
»
(с. Джами, сборник суфийских притч)
skysight: (Default)
Тут знаменитое люркморовское "правило взаимоисключающих параграфов" в действии.


Труды классиков физики,это,конечно,очень хорошо - но ведь сам факт того,что они дали дорогу новому не значит,что абсолютно все их предположения и формулировки нужно рассматривать(и пересматривать) сейчас как потенциально перспективные на основании сложившегося авторитета и равноценные их главным работам.


Тем не менее, "эфирщиков" это не останавливает:) Опыты Майкельсона их не смущают. А лавры Планка, Тесла и Эйнштейна не дают спать по ночам.




О чем сообщество science freaks регулярно напоминает.

Самое грустное в этом конкретном(но далеко,надо полагать,не единственном) случае - это то,что даже высшее образование не спасло.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] oratorfree в Планетарный Передатчик Энергии - по всей Земле без проводов!
Мы закончили Московский Физико-Технический Институт (МФТИ), что дало не только отличное фундаментальное образование, но и творчество мысли и тягу к неизведанному. Вот уже много лет мы самостоятельно занимаемся изучением забытых или не понятых работ великих физиков - оказывается, что современное развитие технологий это лишь небольшая частица того, что смогли понять и воспроизвести их последователи. И сколько же еще всего удивительного и непознанного в нашем с вами мире!

Read more... )

https://boomstarter.ru/projects/65396/planetarnyy_peredatchik_energii_-_po_vsey_zemle_bez_provodov


skysight: (Default)
"Настанет день, и тебе придется решать, куда идти. И сразу надо идти туда, куда ты решил. Немедленно. Ты не имеешь права терять ни минуты. Тебе это нельзя. Но я думаю, что, как только ты для себя определишь свой дальнейший путь, тебе придется первым делом серьезно отнестись к школьным занятиям. Да, придется. Ты мыслящий человек, нравится тебе это название или нет.
Когда ты преодолеешь всех этих
мистеров Винсонов, ты начнешь все ближе и ближе подходить - разумеется
если захочешь, если будешь к этому стремится, ждать этого, - подойдешь
ближе к тем знаниям, которые станут очень, очень дороги твоему сердцу. И
тогда ты обнаружишь, что ты не первый, в ком люди и их поведение вызывали
растерянность, страх и даже отвращение. Ты поймешь, что не один ты так
чувствуешь, и это тебя обрадует, поддержит. Многие, очень многие люди
пережили ту же растерянность в вопросах нравственных, душевных, какую ты
переживаешь сейчас. К счастью, некоторые из них записали свои переживания.
От них ты многому научишься - если, конечно, захочешь. Так же, как другие
когда-нибудь научатся от тебя, если у тебя будет что им сказать. Взаимная
помощь - это прекрасно. И она не только в знаниях. Она в поэзии. Она в
истории.

Он остановился, отпил глоток из бокала и опять заговорил. Вот до чего
он увлекся. Хорошо, что я его не прерывал, не останавливал.

- Не хочу внушать тебе, что только люди ученые, образованные могут
внести ценный вклад в жизнь, - продолжал он. - Это не так. Но я утверждаю,
что образованные и ученые люди при условии, что они вместе с тем люди
талантливые, творческие - что, к сожалению, встречается редко, - эти люди
оставляют после себя гораздо более ценное наследие, чем люди _п_р_о_с_т_о
талантливые и творческие. Они стремятся выразить свою мысль как можно
яснее, они упорно и настойчиво доводят свой замысел до конца. И что самое
важное, в десяти случаях из десяти люди науки гораздо скромнее, чем люди
неученые, хотя и мыслящие. Ты понимаешь, о чем я говорю?

- Да, сэр.
Он молчал довольно долго. Не знаю, бывало с вами так или нет, но
ужасно трудно сидеть и ждать, пока человек, который о чем то задумался,
опять заговорит. Ей-богу, трудно. Я изо всех сил старался не зевнуть. И не
то чтобы мне было скучно слушать, вовсе не нет, но на меня вдруг напала
жуткая сонливость.
- Есть еще одно преимущество, которое тебе даст академический курс.
Если ты достаточно углубишься в занятия, ты получишь представление о
возможностях твоего разума. Что ему показано, а что - нет. И через
какое-то время ты поймешь, какой образ мысли тебе подходит, а какой - нет.
И это поможет тебе не затрачивать много времени на то, чтобы прилаживать к
себе какой-нибудь образ мышления, который тебе совершенно не годится, не
идет тебе.


(с. Сэлинджер, "Над пропастью во ржи")
skysight: (Default)
А. Эйнштейн, "Природа реальности"

Альберт Эйнштейн
Природа реальности
Беседа с Рабиндранатом Тагором


Эйнштейн. Вы верите в бога, изолированного от мира?

Тагор.
Не изолированного. Неисчерпаемая личность человека постигает Вселенную. Ничего непостижимого для человеческой личности быть не может. Это доказывает, что истина Вселенной является человеческой истиной. Чтобы пояснить свою мысль, я воспользуюсь одним научным фактом. Материя состоит из протонов и электронов, между которыми ничего нет, но материя может казаться сплошной, без связей в пространстве, объединяющих отдельные электроны и протоны. Точно так же человечество состоит из индивидуумов, но между ними существует взаимосвязь человеческих отношений, придающих человеческому обществу единство живого организма. Вселенная в целом так же связана с нами, как и индивидуум. Это - Вселенная человека. Высказанную идею я проследил в искусстве, литературе и религиозном сознании человека.

Эйнштейн. Существуют две различные концепции относительно природы Вселенной:
1) мир как единое целое, зависящее от человека;
2) мир как реальность, не зависящая от человеческого разума.


Тагор. Когда наша Вселенная находится в гармонии с вечным человеком, мы постигаем ее как истину и ощущаем ее как прекрасное.

Эйнштейн. Но это - чисто человеческая концепция Вселенной.

Тагор
. Другой концепции не может быть. Этот мир - мир человека. Научные представления о нем - представления ученого. Поэтому мир отдельно от нас не существует. Наш мир относителен, его реальность зависит от нашего сознания. Существует некий стандарт разумного и прекрасного, придающий этому миру достоверность, - стандарт Вечного Человека, чьи ощущения совпадают с нашими ощущениями.

Эйнштейн. Ваш Вечный Человек - это воплощение сущности человека.

Тагор
. Да, вечной сущности. Мы должны познавать ее посредством своих эмоций и деятельности. Мы познаем Высшего Человека, не обладающего свойственной нам ограниченностью. Наука занимается рассмотрением того, что не ограничено отдельной личностью, она является внеличным человеческим миром истин. Религия постигает эти истины и устанавливает их связь с нашими более глубокими потребностями; наше индивидуальное осознание истины приобретает общую значимость. Религия наделяет истины ценностью, и мы постигаем истину, ощущая свою гармонию с ней.

Эйнштейн. Но это значит, что истина или прекрасное не являются независимыми от человека.

Тагор. Не являются.

Эйнштейн. Если бы людей вдруг не стало, то Аполлон Бельведерский перестал бы быть прекрасным?

Тагор. Да!

Эйнштейн. Я согласен подобной концепцией прекрасного, но не могу согласиться с концепцией истины.

Тагор. Почему? Ведь истина познается человеком.

Эйнштейн. Я не могу доказать правильность моей концепции, но это - моя религия.

Тагор. Прекрасное заключено в идеале совершенной гармонии, которая воплощена в универсальном человеке; истина есть совершенное постижение универсального разума. Мы, индивидуумы, приближаемся к истине, совершая мелкие и крупные ошибки, накапливая опыт, просвещая свой разум, ибо каким же еще образом мы познаем истину?

Эйнштейн. Я не могу доказать, что научную истину следует считать истиной, справедливой независимо от человечества, но в этом я твердо убежден. Теорема Пифагора в геометрии устанавливает нечто приблизительно верное, независимо от существования человека. Во всяком случае, если есть реальность, не зависящая от человека, то должна быть истина, отвечающая этой реальности, и отрицание первой влечет за собой отрицание последней.

Тагор.
Истина, воплощенная в Универсальном Человеке, по существу должна быть человеческой, ибо в противном случае все, что мы, индивидуумы, могли бы познать, никогда нельзя было бы назвать истиной, по крайней мере научной истиной, к которой мы можем приближаться с помощью логических процессов, иначе говоря, посредством органа мышления, который является человеческим органом. Согласно индийской философии, существует Брахма, абсолютная истина, которую нельзя постичь разумом отдельного индивидуума или описать словами. Она познается лишь путем полного погружения индивидуума в бесконечность. Такая истина не может принадлежать науке. Природа же той истины, о которой мы говорим, носит внешний характер, т. е. она представляет собой то, что представляется истинным человеческому разуму, и поэтому эта истина - человеческая. Ее можно назвать Майей, или иллюзией.

Эйнштейн. В соответствии с Вашей концепцией, которая, может быть, является концепцией индийской философии, мы имеем дело с иллюзией не отдельной личности, а всего человечества в целом.

Тагор. В науке мы подчиняемся дисциплине, отбрасываем все ограничения, налагаемые нашим личным разумом, и таким образом приходим к постижению истины, воплощенной в разуме Универсального Человека.

Эйнштейн. Зависит ли истина от нашего сознания? В этом состоит проблема.

Тагор.
То, что мы называем истиной, заключается в рациональной гармонии между субъективным и объективным аспектом реальности, каждый из которых принадлежит Универсальному Человеку.

Эйнштейн. Даже в нашей повседневной жизни мы вынуждены приписывать используемым нами предметам реальность, не зависящую от человека. Мы делаем это для того, чтобы разумным образом установить взаимосвязь между данными наших органов чувств. Например, этот стол останется на своем месте даже в том случае, если в доме никого не будет.

Тагор. Да, стол будет недоступен индивидуальному, но не универсальному разуму. Стол, который воспринимаю я, может быть воспринят разумом того же рода, что и мой.

Эйнштейн. Нашу естественную точку зрения относительно существования истины, не зависящей от человека, нельзя ни объяснить, ни доказать, но в нее верят все, даже первобытные люди. Мы приписываем истине сверхчеловеческую объективность. Эта реальность, не зависящая от нашего существования, нашего опыта, нашего разума, необходима нам, хотя мы и не можем сказать, что она означает.

Тагор
. Наука доказала, что стол как твердое тело - это одна лишь видимость и, следовательно, то, что человеческий разум воспринимает как стол, не существовало, если бы не было человеческого разума. В то же время следует признать и то, что элементарная физическая реальность стола представляет собой не что иное, как множество отдельных вращающихся центров электрических сил и, следовательно, также принадлежит человеческому разуму. В процессе постижения истины происходит извечный конфликт между универсальным человеческим разумом и ограниченным разумом отдельного индивидуума. Непрекращающийся процесс постижения идет в нашей науке, философии, в нашей этике. Во всяком случае, если бы и была какая-нибудь абсолютная истина, не зависящая от человека, то для нас она была бы абсолютно не существующей. Нетрудно представить себе разум, для которого последовательность событий развивается не в пространстве, а только во времени, подобно последовательности нот в музыке. Для такого разума концепция реальности будет сродни музыкальной реальности, для которой геометрия Пифагора лишена всякого смысла. Существует реальность бумаги, бесконечно далекая от реальности литературы. Для разума моли, поедающей бумагу, литература абсолютно не существует, но для разума человека литература как истина имеет большую ценность, чем сама бумага. Точно так же, если существует какая-нибудь истина, не находящаяся в рациональном или чувственном отношении к человеческому разуму, она будет оставаться ничем до тех пор, пока мы будем существами с разумом человека.

Эйнштейн. В таком случае я более религиозен, чем вы.

Тагор. Моя религия заключается в познании Вечного Человека, Универсального человеческого духа, в моем собственном существе. Она была темой моих гиббертовских лекций, которые я назвал "Религия человека".

Беседа состоялась 14 июля 1930 г. на даче Эйнштейна в Капуте под Берлином.


The Nature of Reality. Modern Review (Calcutta), 1931, XLIX, 42 - 43.

Текст взят из кн.: Эйнштейн А. Собрание научных трудов. Т. IV. - М.: "Наука", 1967. - С. 130 - 133.

Profile

skysight: (Default)
skysight

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 456 7 8
9 10 111213 1415
16 17 1819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 21st, 2017 06:32 am
Powered by Dreamwidth Studios