skysight: (Default)
Екатерина Шульман много хорошего рассказывает в лекции, но есть вещи, которые напрягают меня.
Она,например, считает,что из России могла бы выйти хорошая Швеция и терпеть ненавидит Канаду за плохое отношение к аборигенам.
Любит социал-демократию.
Считает Швецию идеалом,к которому Россия должна стремиться, а либертарианство - "нерусским" и "негодным" для России.



Многое вызывает вопросы. Есть в Швеции какая-то нарастающая антинтеллектуальная потеря здравого смысла, левый маразм,который смущает при взгляде даже из сегодняшней России как она есть(мы тупые,может быть, массово, телезомбированные, испорченные низкой обратной связью от некачественного контента, испорченные последствиями низкой конкуренции, но есть вещи, которые непостижимы даже с нашего "дна". Если есть "мракобесие", то тут уже скорее "жиробесие")

http://www.thecommentator.com/article/4811/sweden_almost_a_libertarian_role_model_almost
Либертарианец радуется шведскому индивидуализму, добродушному пофигизму и тому,что налогообложение всё-таки шведы либерализовали.

Однако отмечает некоторые упоротости типично социал-демократических поворотов сюжета.
"
...First, the system is so geared toward “equality” that a cook at one Swedish school was told to reduce the quality of the food she prepared because other schools had less capable cooks.
"

"Начать с того, что система столь сильно ориентирована в сторону "равенства любой ценой", что повару в одной из шведских школьных столовых было указано ухудшить качество еды, которую она готовила, потому что в других школах не было столь же способных поваров"


Хм. А как было в СССР(возьмём 50-ые-70-ые годы), если в какой-то из школьных(или нешкольных)столовых качество еды вдруг становилось,в силу чрезвычайных обстоятельств, страшно подумать - ЛУЧШЕ,чем в других?
Это осуждалось?
Поощрялось?
Просили ли людей УХУДШИТЬ качество еды, чтоб не вызывать зависти, не "провоцировать микроагрессивность", не "застрессовывать" других тем,что еда где-то лучше?
Или,наоборот, ставили преуспевших в моральный пример "недотягивающим",чтоб знали, как надо работать?


Мне же совсем бы не хотелось жить в России со всеми отрицательными перекосами "уравнивающей системы"(хотя что до мультикультурализма, изучения множества языков и создания новых, самосозидания человеческой личности во внешнем и внутреннем как внутри, так и вне традиционалистских парадигм,этногенерации, веротерпимости, этнопонимания, ЛГБТАИК-нейтрального отношения - я ничего не имею против. Но мультикультурализм при его грамотной реализации - это же всё-таки не мультидебилизм)


Екатерина Шульман считает цензы злом безусловным.
А как по мне, так как раз интеллектуальный ценз был бы очень кстати.

Качество принятия решений в условиях диктатуры интеллектуального большинства невозможно скомпенсировать вне авторитарной модели никакими другими ненасильственными способами.

Хотя,конечно, нравственность высокоинтеллектуального человека может быть очень разной.

Не всегда понятной с точки зрения инфантила, с точки зрения невежественного человека,с точки зрения лентяя,с точки зрения труса,с точки зрения подлеца, с точки зрения дебила, с точки зрения гедониста,живущего только на уровне немедленного удовольствия или,напротив, с точки зрения жертвенного мазохиста,который получает кайф только от пафосного мучения себя и други и подвига(притом скорее военного),но не от простого мирного труда.

Стива Джобса изнеженные американские социал-демократы считали умным, просветлённым, волевым, сострадательным, высокодуховным, трудолюбивым, свободолюбивым и уважающим свободу других, но строгим и требовательным до жестокости со своими подчинёнными на работе человеком.
Ну а почему должно быть иначе? Было б странно, чтобы уважающее свои усилия существо не стремилось вывести на свой уровень эффективности других,если такова его лидерская роль.

Иначе нет честной игры.

Но и дурак не обязательно добр и нравственен.

Человек ,потерявший гордость и самоуважение ради жалости и ожидания милости, будет катиться в сторону самоуничтожения. Это будет счастливое существо, довольное,ровное, ,но лишенное энергии,воли к жизни,апатичное, эмоционально хрупкое настолько,что не будет иметь способности к сопротивлению внешнему давлению.

Для социал-демократа - утопия, рай, сладкий сон, тихое вялое амёбоподобное равнодушие.
Для объективиста(а также правого либерала и правого либертарианца) - это замятинский кошмар вытесненной человеческой компетентности, проданной за иллюзию безопасности гордости, совести, зрелости, доброй,но не наивной мудрости, красоты индивидуального эмпирического опыта.

От такого Джон Голт бы сбежал нахрен. От такого Дэгни Таггарт бы сбежала нахрен.
Чтобы остаться видоспецифичным человеком в приемлемом диапазоне генеративного разнообразия.


В общем, каждому своё:).

Леваки ненавидят заслуженное счастье и любят полученное даром. Людей, путем самосовершнствования добившихся успеха и гордых этим,считают за "зомби-болванчиков" и "нарциссов"(хотя нарциссизм в оригинальном понимании - инфантильное и первичное состояние человека,а никак не зрелая гордость за сделанное своими руками и мозгами, за свои личные усилия)На словах сначала поддерживают мультикультурализм. но почему-то только в его личном понимании и в личной перспективе. При этом допускают плюралистическую мультизаконную путаницу.
Притом сами проявляют нарциссизм,отказываясь признавать низкое качество ими сделанного и упирая на диалектику и релятивизм.

Либералы любят заслуженное и считают,что полученное даром годно лишь для детей и животных нечеловеческих видов. Халява человека развращает, жизнь чужим умом - отупляет.
Людей, живущих в патерналистских государствах,считают сосунками,задержавшимися в развитии, и сделавшими лишь условно "свободный" выбор(едва ли свободу потакания страстям можно считать свободой,если силы воли удержаться от них у человека-гедониста на практике не обнаруживается)


Старообрядцы, амиши,толстовцы, пелевинские примитивисты, зелёные ультраконсерваторы считают,что человеку лучше жить по культурным кодам 16-19 века,сократив потребности до прожиточного минимума. Стойкость,аскетизм, послушание родителям, общинный коллективизм, духовность, религиозность, умеренная научность на уровне младшей школьной программы, жизнь на природе в естественной среде, фермерство, экологичность, спонтанное детозаведение, отказ от медицинских услуг, физический труд, молитва, пост, ранние браки, ранняя смерть, многодетность, многосмертность, Божий(естественный) отбор, низкая продолжительность жизни,но при этом без ужаса и страха перед смертью,болезнью, лишением, перед "отставанием" от культурного времени,от убегающего технологического горизонта.
Равенство по нижней границе, невинность и неведение. И животная жизнеспособность.
skysight: (Default)
...Случай с сыном Курта Воннегута интересен и чем-то цепляет, не даёт покоя. Дело, конечно, в редкости побед такого рода - из множества шизофреников и биполярников в относительно комфортное состояние до сих пор выкарабкиваются единицы.
Дело и в какой-то подозрительной лёгкости: обычно борьба со своим состоянием гораздо более мучительное дело,чем в данном Марком Воннегутом интервью, где описываются несколько сильных приступов и склонность к перепадам настроения.

То,что диагностика вызвала сложности, и сначала была диагностирована шизофрения, а затем МДП(маниакально-депрессивный психоз, он же биполярное расстройство), добавляет ещё подозрений,что,может быть, они ошиблись и во второй раз, и речь не о шизофрении и не о маниакально-депрессивном психозе, а об относительно легком шизоаффективном расстройстве.

Потому что "голоса", бредовые идеи, перепады энергии характерны для шизоаффективного расстройства, но оно при этом оставляет душу человека значительно менее "разрушенной",чем те корчащиеся в муках осколки, которые наблюдаются при шизофрении или при тяжёлом МДП.

Люди ,у которых шизоаффективное расстройство, гораздо легче поддаются лечению и в целом могут жить нормальной жизнью. Прогноз при шизоаффективном психозе куда благоприятней. И "победы" встречаются чаще.

И тогда история сына Курта Воннегута становится правдоподобнее и вероятнее.
Радость за его репродуктивный успех - здоровых и благополучно воспитанных детей - омрачается подозрением, что неизавестно, а не вылезет ли наследственное во внуках - ведь у него самого наследственность идёт "по бабушке" и по "прабабке", а шизоаффективные психозы могут выползти в достаточно позднем возрасте - в 30-50 лет.

Вот на этом обучающем видео проинтервьюирована именно больная шизоаффективным психозом.
Видно, что в целом, трудностей в налаживании эмоционального контакта с социумом и адаптации к окружению, у неё нет, но есть отдельные проблемы, которые могут вызвать затруднения в работе и личной жизни.
Если не считать момента на двенадцатой минуте, когда могло случиться непоправимое.
Кстати, и Альтюссер свою жену именно задушил,когда его "психануло" во время того,как он делал ей массаж, и он потом оправдывался,что "Она ведь сама того хотела", и герой романа Германа Гессе "Степной Волк" убивает по сюжету свою "лучшую половину", Гермину, притом непонятно, происходит ли это в реальности или его уже накрыло. По сюжету, вроде как накрыло, но смерть-то настоящая. И потом герой оправдывается,что Гермина раньше дала ему на то согласие,когда упомянула мельком, что хочет мученической смерти, став святой.

И интервьюируемая в видео тоже оправдывается, когда рассказывает о "эгоизме человеческом" и необходимости убить мужа, а только потом себя, чтобы спастись от порабощения инопланетянами.
skysight: (Default)
Так. Записать ориентировочные формулировки, а то потом забуду.
Максимально коротко.
От Адама Смита и Фридриха фон Хайека ответвляется традиция правого либерализма как политического,экономического, морального, интеллектуального системного идеала. В значительной степени за последнее время её целостность раздробилась, произошла сильная поляризация(притом о большему счёту - вздорная и ложная) позиций в большинстве стран ("первой 70-ки", скажем так) и это ухудшило интеллектуальный климат и сделало достигнутые миллионолетним физическим и умственным трудом человеческие ценности более призрачными и хрупкими, чем когда-либо ранее.

Классический объективизм Айн Рэнд, относясь к этой же ветви, идеологически дистанцируется от имморализма и апатеической позиции либертарианцев и фузионистов и поднимает значимость эстетических и философских вопросов, а также положительную роль морали, которая не является лишь некоторой "надстройкой" над общественными и экономическими отношениями, но движущей их силой.

Какую роль может в этом отношении исполнить - концептуально - генеративная , орфовская версия объективизма?(веточка от веточки, соответственно)
Прежде всего,это те базовые вопросы,которые не были до конца удовлетворительно решены во всех остальных системах политической, экономической, социологической, антропологической, культурологической, исторической, юридической, философской, психологической,педагогической, психотерапевтической и религиозной мысли, а также в желаемом образе общественных практик, которые уже сложившийся как личность генеративный объективист может и будет практиковать - отдельно или совместно с другими объективистами.

Это вполне отвечает целям и не вступает в серьёзное противоречие с изначальным импульсом Рэнд о том,что "Объективизм - это философия жизни на земле".
Классический объективизм подчеркивал при этом слова <i>"философия" и "жизни". Генеративный же подчеркивает - "на земле", добавляя к этому обстоятельства и предъявляемые ими вызовы.


В то же время, генеративный объективизм не попадает в ту рабскую зависимость от исторического контекста, на которую обрекает себя последовательный марксизм(о непоследовательном, сыром, синкретическом марксизме говорить не имеет смысла - любая система должна быть чем-то большим, чем просто реакреационно-вдохновляющей рамкой, сведённой до чистой эстетики, но при этом не должна превращаться в систему порабощения одного индивида другим или одной общности другой - в обоих крайних случаях учение обращается во зло и порядок разрушается, обращаясь в гедонизм или формализм) - а лишь развивает заложенную создательницей системы мысль об "индуктивной порое" личности.


В общем и целом, Генеративный объективизм дорабатывает те вопросы,которые актуальны в связи с сегодняшним уровнем развития общественных отношений, не теряя при этом связи с источником их.
Г.О. должен задаваться вопросами следующего характера:

1. Каковы оптимальны моральные рамки поведения развитого, разумного, добродетельного успешного индивида?
2. Как ведёт себя зрелая личность?
3. Как координировать совместные действия лично заинтересованных в достижении общей цели индивидов?(внутри "эгоистического союза" по Штирнеру)
4. Каким образом разрешать возникающие споры и в пользу кого?
5. В дальней перспективе,какое это влияние окажет на меня? На нас? На других людей?
6. Какой образ жизни позволит совместить высокое развитие тела и ума в сочетании приспособленностью к сложным условиям и одновременно - с возможностью пользоваться производственными и вычислительными мощностями цивилизации без отрыва от неё в мирное время и во время конфликта?
7. Каким наилучшим образом можно воплотить идеал минимального государства и свободного общества в жизнь с наибольшей синергией, наибольшей эффективностью и наибольшей прочностью получившейся системы в условиях относительной неопределённости?
8. Каким образом эффективно,с пользой для индивида и для системы, разрешить конфликтные ситуации многообразного рода,которые могут появиться между ними?
9. Каким образом лучше всего осуществлять экотехнический контроль над средой, дабы, сохраняя биоразнообразие, не испытывать биологических угроз и не снижать в значительной степени технологический "выход"?

Г.О., желающие практически реализуемого блага, не могут в этих вопросах сохранять либертарианскую или анархистскую индифферентность и "дурной" "псевдоплюрализм", основанный на неведении, дезинформации, системной мракобесии,мошенничестве, подрыве гражданского доверия и произволе фантазий и грубой силы.
В то же время, мы не можем и занимать "консервативной" позиции и смешиваться с почти столь же "индиффернтирующими" консерваторами.
Социуму необходима и значительная часть "тормозов", и "газ",но также нужно и "сцепление".
И отступление к первому варианту, и отступление ко второму, приведёт к самопожертвованию в пользу более жизнеспособных систем, даже если на дальней перспективе такие системы будут менее рациональны,менее свободны,менее гуманны, менее осмысленны и менее внутренне разнообразны.

Моей задачей, т.образом, в ближайшее время,становится формулировка "кирпичиков" конструктора - то есть принципов("-измов"), из которых будет складываться образ жизни и система оценок генеративного объективиста.каким бы мне хотелось видеть такого человека , внутри сообщества, которое соответствует таким людям о качествам. Это неизбежно приведёт к некоторой "терминированности" , но здесь уж ничго не поделаешь. Язык поганить не будем,но использовать его кооридирующие возможности необходимо(даже если в результате это всё будет звучать "по-сектантски")

Бояться этого не стоит. Почти любой фэндом имеет свою языковую подсистему ассоциативных отношений. Только в тоталитарных фэндомах она может травматически изолировать человека от общества до степени потери полного контакта с окружением. Пока всё внутри конституционных отношений на добровольной(и более того - дружеской,товарищической, плюбовной,приятельской основе) - таких вещей избежать возможно.

Даже если это пока нужно лишь мне, я остановлюсь на этом. Буду пока считать себя писателем фентези:)))Человеку не запретишь мечтать ,особенно о хорошем и добром.
У некоторых это принимает регрессивные формы,но единственная здравая форма - это ориентироваться не на эстетику,а на реальные действия и реальные задачи общественного типа.
Личность(а не амёба) может реализовать себя только так.

Проще всего взять - и тупо "прописать" это с очень серьёзным лицом в виде Трактата как Тоталитарный Диктатор из теократической страны:)))
Против системы может работать только система - "произвольное" сложение человеческих сил не работает против быстрой, четкой,однозначной, высокорганизовангой структуры, даже если последняя в некоторых отношениях и более "примитивна",и более "примативна".
skysight: (Default)





Very insightful and pragmatic in every sense of the word.
mughat3
+Ramon Thomas: Not pragmatic. Principled and practical.

"The Pragmatists declared that philosophy must be practical and that practicality consists of dispensing with all absolute principles and standards—that there is no such thing as objective reality or permanent truth—that truth is that which works, and its validity can be judged only by its consequences—that no facts can be known with certainty in advance, and anything may be tried by rule-of-thumb—that reality is not firm, but fluid and “indeterminate,” that there is no such thing as a distinction between an external world and a consciousness (between the perceived and the perceiver), there is only an undifferentiated package-deal labeled “experience,” and whatever one wishes to be true, is true, whatever one wishes to exist, does exist, provided it works or makes one feel better.
A later school of more Kantian Pragmatists amended this philosophy as follows. If there is no such thing as an objective reality, men’s metaphysical choice is whether the selfish, dictatorial whims of an individual or the democratic whims of a collective are to shape that plastic goo which the ignorant call “reality,” therefore this school decided that objectivity consists of collective subjectivism—that knowledge is to be gained by means of public polls among special elites of “competent investigators” who can “predict and control” reality—that whatever people wish to be true, is true, whatever people wish to exist, does exist, and anyone who holds any firm convictions of his own is an arbitrary, mystic dogmatist, since reality is indeterminate and people determine its actual nature."
http://aynrandlexicon.com/lexicon/pragmatism.html


Dean Harris
+Ramon Thomas Literally a pragmatist, but not in the philosophical sense. Philosophically pragmatism is a total lack of principles, one of the least practical philosophies there are.



____________________________________________________________________________________
Орфомысли:
...Порадовало, что и в такой глобально "заколлективированной", радикально "неокейнсианской" стране(спасибо Абэ-сама за это), как Япония, встречаются объективисты и ведутся лекции.
Зацепило одно замечание в комментариях насчёт разницы между объективизмом(как метафизическим учением)и прагматизмом(как анти-метафизическом учением).


Классические объективисты, действительно, как "твёрдые реалисты", "продуктивные индивидуалисты" и "активные анти-теисты", считали учение прагматиков об отсутствии "прямого" доступа к реальности деструктивным и антигуманистическим, противоречащим разуму учением, основанным на постановке субъективного переживания , субъективного опыта выше разума; о постановке "очеловеченного", пропущенного через органы чувств и субъективные установки опыта доступных человеку фрагментов реальности выше, чем реальность как она есть в самой себе и в заложенных в ней законах, в её возможностях и невозможностях. Это позволило прагматикам совершить "коллективистскую" подстановку : коллективный опыт оказывался при такой постановке вопроса выше индивидуального(ибо физическая реальность, как сила, являющаяся конечным источником любых сил, выносилась за скобки, как нечто несущественное и зависящее только от веры). Объективность сводилась (что ужасало даже Рорти, начитавшегося Юма) просто к "когнитивной диктатуре подавляющего большинства субъективностей".

Прагматики, однако, не были "людоедами". Как часто бывает в таких случаях, прагматики(тот же Пирс), интересовались природой "я", "реального" и социального" внутри распознаваемых разумом отношений, обязательств и степеней свободы.

В некоторых отношениях, прагматизм Пирса не расходится с метафизикой Рэнд, он просто выводит вопрос "силовых решений" в условиях когнитивной неопределенности на более отчаянный и требующий конструктивного разрешения уровень.


Объективизм в его классическом виде показывает: не все йогурты одинаково полезны. Реальность создает разницу. Разница создает различные стратегии действия.
Реальность как предельно независимая и предшествующая человеческому существованию(как коллективному, так и индивидуальному) идентичность не изменится только благодаря фантазии: только человек, владеющий знанием о законах природы и следующий им, может добиться результата, выгодного для себя. Природу можно изменить, только следуя ей же.
Продуктивность различных элементов реальности отличается, но всегда зиждется на способности к поддержанию себя ценой прекращения одних отношений и созданиях других отношений между своими элементами.

Прагматики, защищая человеческое, защищая социальное, критиковали не только понятие Божьего предопределения - они вместе с тем атаковали и метафизический натурализм.
Объективисты, защищая человеческое, индивидуальное и социальное, критикуя учение о внеположенном, сверхъестественном, сверхпричинном, Разумном Замысле, пропустили "мистический натурализм" мимо ушей.

Сейчас, современный объективизм уже не может себе позволить пропускать мимо себя мистико-натуралистические учения, потому что красно-зелёные ультралевые идеологи(доминирующие в сильно уходящей в гуманитарную, плюралистическую крайность индиферрентизма американской научной школе) и любящие "демонстрировать" биологическое преимущество "альтруизма" на выборках в 6-20 человек не получают критической рецепции от людей, заинтересованных в справедливости и честности больше, чем в равенстве и толерантности (понимаемой как индифферетность к невежеству) любой ценой.


Современный объективизм должен стоять на двух ногах - и правой(антисоциалистической, антиимпериалистиской), и левой(антинацистской, антифашистской) одинаково твёрдо.
Позиция "не навреди другому" и позиция "не навреди себе" должна проявлять себя и в нашей рыночной этике, и в политической этике, и в плане чистоты научной работы.

Не сохранив эту чистоту, эту преданность идеалу, которая вдохновляла Айн Рэнд, мы не сохраним и этику и будем скорее поддерживать иллюзию, чем реальность - иллюзию "справедливого мира".
Не сохранив этику, мы потеряем цивилизацию, в которой культурная сублимация растёт одновременно с инновациями, а не "тормозится" теми силами рынка,которые направлены на разрушение самих основ рынка, на образование "квазигосударственности" ценой разрушения отношений, основанных на преданности, обоюдовыгодной инновации и уважении к индивидуальному разуму.

К сожалению, установка прагматизма на плацебо-эффектность(на эффектность в ущерб эффективности, ведь - "истина это то,что, как тебе самому или подавляющему большинству кажется, что "работает") во многих культурах работает на консервацию культурного опыта, на слепое доверие в ущерб познавательному ,критическому, проверяющему интересу.

В самой Японии, это "работает" и прослеживается на всех уровнях, включая некоторые психологические глюки и комплексы: так, любая европейская девушка, даже если кожа у ней объективно темнее,чем кожа коренных японок, будет получать комплименты - "Какая у тебя кожа белая!Какая ты красавица". Просто потому что это стереотип, вошедший в ранг закона,по которому строится индивидуальное восприятие.
И как бы я(как анимешница)не любила мультипликационную сторону Японии, за этой изнеживающей няшностью стоит чудовищная в своей кровавости система, частью которой стать не хотелось бы ни одному информированному о её реальных достоинствах и недостатках индивидуалисту.

Иначе говоря, индивидуальное восприятие/поведение в Японии не имеет силы/желания/информированного допущения подняться выше уже сложившегося о себе стереотипа. Это буквальная реализацию Оруэлловской антиутопии: человек бессознательно видит черное белым,а белое - чёрным, потому что так принято.
Личность в Японии смотрит глазами отвлеченного, "виртуального" коллектива, которого нет нигде, кроме как у неё в голове.
Личность не принадлежит себе даже на уровне восприятия чужой телесности.



При всей разнице в благосостоянии между Японией и Северной Кореей, перспектива у них может оказаться одинаковой, потому что культивируется и навязывается очень схожий образ мышления.

Но меня несколько огорчило то,что лектор не поменял угол интерпретации идей Рэнд применительно к Японии.

Дело тут в "проклятой тройке цивилизационных ценностей": большинство цивилизаций, даже имея возможность реализовать три ценности одновременно и синэргически, реализуют только две из трёх.

Это преданность, поощрение инноваций и этически-оценочный индивидуализм.

Япония реализовала первую и вторую, но "закрыла" индивидуализм как возможность. Во многом, первая добродетель реализовалась антагонистически, ценой третьей, а значит, не реализовалась по-настоящему. Сейчас нарастают тенденции к тому,что и вторая ценность будет пожертвована в пользу первой.

США аккумулировали до определенной степени вторую и третью(но противоречиво, необъективистки, вне метафизического императива), но полностью отбросили первую.

Индия аккумулировала первую и частично третью, но при этом полностью "закрыла" вторую(во всяком случае, в социальном плане), и даже третью реализует только там, где она не вступает в конфликт с первой.

Китай и Россия вообще обходятся только первой в лучшем случае и в очень примитивном, раннефеодальном варианте. У российских(и украинских) элит есть понятие личной преданности, есть понятие корпоративной преданности, но при этом оно основано на вере, а не на анализе ситуации и закреплено "культурой зависти и страха", а не "культурой восхищения и благодарности".

При такой ситуации, светский гуманизм оказывается равномерно "растворённым", нераспознаваемым принципом, растворённым в националистических, либеральных, социалистических, монархических,православных, родноверческих партийных интенциях. Он существует в "разобранном", неработающем, неактивном, не "биодоступном" виде.

Классический объективизм не несёт в себе каких-либо нормативов, которые бы были направлены на решение этой задачи, которые бы "работали" на синэргию этих трёх жизненно важных для классического объективизма ценностей.

Генеративный объективизм мне приходится выводить, имея ввиду этот недостаток данной системы и имея ввиду, что современный человек не может обходить "проклятые прагматистские вопросы" прежними методами(в условиях роста нацистских, этатистских, монархистских и социалистических настроений ОДНОВРЕМЕННО с "ультралевыми-ультраправыми-ультранижними" ИГИЛ-сочувствующими силами и "внутренним примитивизмом", который пышно разрастается в условиях виртуализации общечеловеческого опыта)
Общество поменялось: войны могут быть информационными, ложь(как и неправильно понятая правда)может нанести больше вреда, чем атомная бомбардировка.

Как говорил Готама Будда(которого как раз не принято в к.о. рассматривать как индивидуалиста - хотя он им ,вообще-то, был, безо всякого влияния Аристотеля) -
"Что бы ни сделал враг своему врагу или недоброжелатель недоброжелателю, неверно направленная мысль может сделать человеку ещё хуже"

В данный момент, в мире 50 000 объективистов и полтора миллиарда мусульман, 87% которых считают смертную казнь за вероотступничество(по сути, за свободомыслие и свободу слова, за свободу сомневаться) приемлемой мерой наказания.
Это интенции, выраженные в цифрах.

И,если мы вернёмся к "продвинутому" прагматизму и к коллективистской логике, то - Аллах есть, потому что так думает, демократическое большинство, и для него Аллах нейрогностически реален и этически императивен.

А если мы "примитивные однобокие метафизики"-объективисты, то даже если Аллах существует в преобладающем коллективном опыте, это:
а) ничего не меняет экзистенциально, на уровне интерпретаций того, как Сунна может соотноситься с жизнью.
б) ещё не значит, что Его реальность надо признавать первичной перед материальной реальностью доказательного порядка на уровне ценностей и на уровне спонсирования соответствующих радикальному Исламу интенций.

Атеисты,к сожалению, понимают этот водораздел недостаточно чётко и часто гордо становятся на позицию прагматизма. Но ведь если ты прагматик сегодня, то уже атеистом быть не можешь, не греша против себя и своей логики.
Прагматики-атеисты в итоге чаще других атеистов "скатываются" в примитивный натурализированный мистицизм либо в креационизм(обратную сторону тех же яиц)

Если на уровне эстетики это может быть безвредно(трудно найти поэта, который бы до определенной степени не "обожествлял" Мать-Природу), то едва ли на уровне этики.
skysight: (Default)
Список работающих и неработающих аятов Корана:
https://ru.wikiislam.net/wiki/Список_отмененных_аятов
Список нагляден сам по себе.

На большинстве лояльных Конституции РФ мусульманских сайтов тема "отмененных" аятов Корана так или иначе замалчивается и замыливается.
Авторы статей цитируют Коран так, как если бы все его положения были равносильны, имели равнозначный с точки зрения традиционных правил истолкования юридический и правовой смысл и были безвременными. Они проводят черту между "террором" и "справедливой войной", и делают это очень наивно и топорно. Для человека, салафитскую литературу знающего или имеющего представление об отменяющих аятах, это выглядит крайне неубедительно и не способствует перспективному диалогу на "попперовских основаниях"(т.е., с допущением, что в перспективе неправыми могут оказаться оба собеседника)

Я имею ввиду авторов того же разряда,что, например, Шамиль Аляутдинов:
http://umma.ru/fetvi/terrorism-i-islam/8750-dzhikhad-i-sovremennyj-mir
Это относится именно к такому "розовому" подходу по принципу: "Они все равно не спросят,а я им не скажу"
Действительно, аяты Корана имеют безвременный и вечный для верующего смысл и по идее именно поэтому не могут заключать в себе каких бы то ни было противоречий.

Но именно поэтому, явная разница в смысловых установках имеет свой способ истолкования: хотя все аяты являются равносильными в Вечности, тем не менее, "проецируясь" на земное время, некоторые из них имеют силу в разные эпохи и существуют только до определенного момента, а затем "перекрываются" иными его установками. По сути, это действительно единственный логичный и непротиворечивый подход - при условии, что человек признает текст Корана истинным Словом Бога-Творца Вселенной и признает себя Ему лояльным в первую очередь.

Именно так дело обстоит с аятами касаемо отношения к инаковерующим и атеистам: более поздние аяты "отменяют" более ранние в действии-во-времени, хотя и не отменяют их в существе.
Понятно,что когда такой "европеизированный"(или русский, или украинский, или финский) мусульманин столкнётся с классической салафитской аргументацией, он окажется в связанном по рука и ногам, интеллектуально и морально беспомощном положении, ибо отрицать действие более поздних аятов он не может, оставаясь при этом добрым мусульманином, а значит, обязан принять именно салафитскую индоктринацию и их установки на отношение к инаковерующим.

Поэтому обычно русские мусульмане-авторы популярных порталов нажимают на "изолирующую" позицию, на "нелюбопытный" подход: не контактируйте с сектантами, опирайтесь только на Коран,нам ничего больше не надо, в Коране есть все, это и есть защита от сектантов и террористов.

Но как раз это-то и не работает. Как раз опора на традиционное истолкование Корана,с учётом отменённых аятов, почти неизбежно склоняет человека в "салафитском" направлении. Ведь именно под предлогом "углубленного изучения Корана" салафиты и начинают свою работу по донесению его правильного(на салафитский взгляд)смысла.

Получается, что и "мирные" сайты, и салафитские кружки работают синергически на цели ИГИЛ, даже если первые явно этого не хотят.

И напротив, опора на хадисы и исторические прецеденты, дает немного более широкий взгляд на вещи.

Печалит меня такая близорукость вроде бы учёных и вроде бы мирно настроенных русских мусульман. Такой подход работает против мира и за террор.

Как минимум, нужны какие-то комментарии по поводу того, как "работает" для современного мусульманина аят Меча и в чем ещё он может выражаться, если не в "малом" джихаде, который он недвусмысленно подразумевает?

Улыбка, воспитанность, призыв к нравственности прекрасны, а в особенности сопряженные с советом физически,интеллектуально, духовно ,социально развиваться.

Но вот только это всё уже не может стоять выше недвусмысленно указания на принесение "мира" через "меч". Ведь слово Аллаха превыше всего, и его установки - важнее идеалов культурного проповедника Аляутдинова. А призыва к развитию ради развития в Коране нет. Развитие подчинено именно интересам распространения Слова Аллаха.
И никак невозможно сказать, что это всё - "выдернутые" цитаты из подстрочных переводов",потому что концепт отменяющих аятов легитимен и является официальной установкой суннитского Ислама в целом и салафитов - особенно.

Я знаю, как это Унитарные Универсалисты понимают и трактуют - они не признают "бездействия" Бога и признают,что Завет обновляется непрерывно, а значит, положения священных писаний,посланных через пророков всем народам Земли ,даже отменяющие предыдущие, могут обновляться и в "пост-пророческий" период времени. Да и ну никак нельзя признать, что Бог хочет людям зла и потому прописывает "неэффективный", неубедительный порядок действий и отношений - скорее уж, УУшники решат, что это человек что-то не так понял, не так записал. При таком подходе возможен диалог и с атеистами,и с иноверцами, возможно взаимообогащение и какая-то перспектива.
В ином случае, во всех переговорах, мы будем только пытаться заклеить пластырем порванную брюшную артерию. Невозможно качественно "закрыть" глубокое расхождение в вопросах мировоззрения путем поверхностно-примирительных мер.

Но это положение( о значении опоры на человека и его разум в пост-пророческий период) не имеет силы в отношении даже доброго, умного, интеллектуально развитого мусульманина-суннита-фундаменталиста, жаждущего принести пользу миру. Пост-пророческие трактовки не признаются последним, ибо являются новшествами и излишествами, следствием ослабления веры, и значит, малый джихад и террор неизбежны до Последнего Суда, воскрешения мёртвых и пришествия ангелов, а все ресурсы(в том числе забота о семье и своем развитии) подчинены этой цели, а не наоборот.

Плохо, что "недоговаривание" одних даёт силу другим...
Недостаток честности, мужества, подготовки и откровенности, ориентировка на самый "популярный" уровень среди знающих людей быстро отталкивает самых пассионарных и любопытных от "правильных", но "плоских" ресурсов и влечет к "неправильным", но зато к гораздо более откровенным и глубоким источникам инфы, дающим к тому же столь важную для молодых людей инициатическую вовлеченность в осмысленную и "взрослую" деятельность.
skysight: (Default)

Сабжевая вещь:
http://postnauka.ru/video/46429

Орфокомментарий:

Очень расстроил уровень подачи материала. "Постнаука" этого недостойна.
По-моему, популяризация темы аполлоническо-дионисийского мифопоэтического нарратива и "развенчание мифов о мифах" не должны доходить до такого грубого упрощенчества, даже если автор и ориентировлся именно на "школьников".

Начитанной школоте вообще говоря, известно и такое понятие, как "амбивалентность мифа" - то есть безличное, стихийное, деперсонифицированное в богах и героях, их запредельность дуализму порядка и хаоса, добра и зла.
Герои и боги - это не обязательно "хорошие парни" современных повествований.

Начитанной школоте также известно, что, несмотря на амбивалентность, присущую народному , "языческому сознанию", поэты более позднего, постгомеровского времени стремились "очеловечить " богов, придать им больше "портретности" и конкретизировать их роли.

При этом, дуализм не был чужд философскому наследию многих школ древнегреческой мысли и даже дофилософском народным религиям.

Очень странно, упомянув Диониса и Аполлона, не упомянуть и Орфея.
И ,соответственно, орфические мистерии и ранних орфиков.
Которые прямо противопоставляли поклоннение Аполлону и поклонение Дионису.

Противопоставление Дионисийского и титанического начал у орфиков, судя по всему, имело жёстко дуальный характер.

Кроме того, противопоставлялись в мифах самые разные дуальности:

1.Титаны и боги. Старшее и младшее поколение богов, борьба их за власть(Миф о Зевсе, Метиде и рождении Афины)
2.Олимпийские и неолимпийские боги.
3. Боги и лучшие из людей(отсюда и "зашкаливающая" ревнивая мстительность, например , Афины, к Арахне-ткачихе)
4. Рока, который царит над всем, даже над Богами - и их личных желаний.
5. Героев и монстров. Всяческое змееборчество и драконоборчество - это если и не метафизический дуализм, то вполне отчётливое противостояние разноликих сил в сознании язычника. Солнце борется с порождениями ночи.

Народная амбивалентность - ещё настолько незрелая, что не существует и в чистом виде, как её пытаемся представить, опять же, мы , дуально противопоставляя недвойственность -двойствнности.
Эк я завернула:)

Поэтому нельзя даже сказать,что Аполлон, по мифу, пораженный хитрожопым и мстительным Эротом в сердце, одержимый страстью, помчался за Дафной в силу особенностей своей дикой и необузданной природы - тут столкновение нескольких сил, и одна сила может оказаться "сильнее" другой.

Медведь силен, но в народных сказках его обманывает лиса; волк опасен и жесток, но иногда зайцу удается его перехитрить.

Аполлон почти догоняет ослабевшую и перепуганную нимфу Дафну, в упор не воспринимающую его неземной красы и гармонии - но в ответ на её молитву Дафну спасает отец, превращая в лавр, недосягаемый для насильственных действий сексуального характера.

Здесь мы и видим игру сразу нескольких сил.
Тут вряд ли можно увидеть указание на "чистое" амбивалентное единство характера; тем более,что сама личность грека была лишь системой последовательных форм одержимости божественными силами, опознаваемыми как таковые; греки и самих себя-то видели, как это хорошо описал Кон, скорее личностным множеством, а не неким цельным и непротиворечивым единством.


А как пишет об этом Гусейнов?

" ...каждое божество такого масштаба, как Аполлон или Дионис, содержит в себе самые разные элементы, в том числе элементы страсти, элементы боли, которые приписываются только Дионису и которых лишается Аполлон."

Это верно, но зависит от конкретной традиции и конкретного социального слоя. Боги в народе и Боги у философов и поэтом - очень разные. В разных историях мы увидим их разны лики. Можно притяуть за ухи всё,что угодно, особенно если избегать конкретики.

"
...Как только мы начинаем рассматривать эти божества изолированно, обнаруживается, что у Аполлона ничуть не меньше иррационального, больного, несчастного. Эти два бога-близнеца всесильные, которые могут убить кого угодно, застрелить из своего лука невидимой смертью, страшно мстительные, причем мстящие, например, за то, что их увидели нагими, как Артемиду. Она мстит мужчинам, она враждебна мужчинам, она девственница, она ненавидит все, что связано с плотью, с полом. Поэтому она, сестра-близнец Аполлона, превратит Актеона в оленя, которого растерзают, за то, что он только увидел ее. А сам Аполлон, этот рациональнейший бог, который все время стремится к какой-то связи с другими существами, но эти существа убегают от него, они его не любят, не готовы его полюбить. Вместе с тем это бог темного, таинственного знания, потому что Пифия, жрица Аполлона, прорицает, как мы знаем, вовсе не рациональными конструкциями, не силлогизмами."
*рукалицо*

Как можно при этом быть филологом и читать курс лекций по древним грекам на Постнауке, мне уже не очень ясно.
Определенно, следует немного больше уважать свою аудиторию.

Кто навидался девушек в бикини, тому,может,и странно,что оскорбленная богиня(а греческие боги блюдут свой суверенитет сами и не сваливают защиту своих "оскорблённых сакральных чувств" на жрецов) готова убить наглого смертного за лицезрение её прелестей.

Аполлон, который как-то стремится к какой-то связи с какими-то существами... Это он о Дафне, но приличия ради - и ради, опять-таки, бедной нищщасной школоты,стоило пересказать миф тогда уж. Это ничуть не сделает материал скучнее и не обязательно признак занудства.Автору сколько лет,чтобы так неуклюже эвфемизировать?


Ницше ,конечно, нельзя огрублять до роли вдохновителя всего фашизма.
Но и упрощать его либертинское начало, сводя его к абстрактному освободителю человечества, по Вячсеславу Иванову - тоже не стоит.

Ницше был антигуманистом до мозга костей - "В мире нет прямых дорог. Любая земная тропа крива". Он был антипрогрессивистом, воспевал мощь великих полководцев и военную силу, а отнюдь не силу любви, разума или свободы.

Его идеалом были сильные люди.

В этом плане гораздо точнее его понял Рассел - и недаром противопоставил его гуманисту и пацифисту-Будде.

И Ницше, и Будда - за тысячи лет до него - стремились создать концепию "нового благородного человека вне сословных рамок".
Ницше в "Заратустре" намеарил следующее:

"
Есть одно старое заблуждение: имя ему – Добро и Зло. Вокруг прорицателей и звездочетов вращалось до сих пор колесо заблуждения этого.
Некогда верили прорицателям и звездочетам, и поэтому веровали: "Все – судьба: ты должен, ибо так надо!"
Потом перестали доверять прорицателям и звездочетам, и поэтому верили: "Все – свобода: ты можешь, ибо ты хочешь!"
О братья мои, до сих пор только смутно гадал человек о звездах и о грядущем, не зная их: и потому о добре и зле до сих пор лишь гадают, но не знают их!



"Ты не должен грабить! Ты не должен убивать!" – некогда слова эти провозглашались священными; перед ними склоняли колени и головы и снимали обувь.
Но я спрашиваю вас: были ли во всем мире более страшные разбойники и убийцы, нежели эти святые слова?
Разве мало в самой жизни убийств и разбоя? И для того чтобы стали священными эти слова, не пришлось ли убить саму истину?
Или же это было проповедью смерти – провозглашать священным то, что противоречит и противоборствует всему живому?
О братья мои, разбейте, разбейте старые скрижали!

Мне жаль всего минувшего, ибо вижу я, что оно предано, – предано духу, милости и безумию каждого нового поколения, которое приходит и все, что было, перетолковывает так, чтобы стало оно мостом ему!

Может явиться великий тиран, коварный враг, который подвергнет насилию и принуждению все прошлое по произволу своему, пока не станет оно для него мостом, и знамением, и криком петуха, и глашатаем.

Но вот другая опасность и предмет страдания моего: память черни не идет дальше деда, а с дедом и время прекращается.

Так предается забвению все прошлое: ибо может статься, что толпа некогда будет господствовать, и время потонет в мелкой воде.

Поэтому, братья мои, нужна новая аристократия, враждебная толпе и всякой тирании, аристократия, которая снова напишет слово "благородный" на новых скрижалях.
Много нужно благородных и многосторонним должно быть благородство их, чтобы могли они составить аристократию! Или, как сказал я однажды: "В том и божественность, что есть боги, но нет никакого Бога!".


О братья мои, я показываю вам новую аристократию и посвящаю вас в нее: вы должны стать зачинателями и воспитателями, сеятелями будущего,
– поистине, не о той аристократии говорю я, принадлежность к которой можно купить, как покупают ее торгаши за золото свое: ибо все, что имеет цену, не имеет большой ценности.
Пусть будет отныне честью вашей не то, откуда происходите вы, но то, куда идете. Воля ваша и стопы ваши, стремящиеся дальше вас самих, – да будут отныне вашей новой честью!
Поистине, не то, что служили вы принцу, – какое мне дело до принцев! – или служили опорой шаткому, чтобы крепче стояло оно!
Не то, что при дворе род ваш ценою притворства вышел в придворные, и вы научились быть разноцветными, словно фламинго, и часами выстаивать в мелких прудах:
– ибо умение выстаивать – добродетель придворных; все они думают, что к блаженству после смерти принадлежит также позволение сесть!
И не то, что дух, который вы называете святым, вел предков ваших в землю обетованную, которая, как я считаю, недостойна обета: ибо там, где выросло худшее из деревьев, нечего обетовать!
– и поистине, куда бы ни вел "святой дух" рыцарей своих, во всех походах их бежали перед ними козлы и гуси, безумцы креста и прочие помешанные!
О братья мои, не назад, а вперед должен смотреть аристократизм ваш! Да будете вы изгнаны из земель отцов и прадедов ваших!
Землю детей ваших должны вы любить: любовь эта да будет новым аристократизмом вашим; любите ее, землю еще не открытую, лежащую в дальних морях! Пусть ищут ее корабли ваши!
В детях ваших возмещаете вы то, что были детьми отцов своих: так должны искупить вы все прошлое! Эту новую скрижаль воздвиг я над вами!
"


Для Будды, "брахманами" в "Дхаммападе" были владеющие собой, преодолевшие свое противречивое естество люди - архаты.

В "Дхаммападе", Сиддхартха начеттанил:

"Прекрати поток, или вперед, гони прочь желания, о брахман! Познавая уничтожение санкхар, ты узнаешь несозданное, о брахман!
Когда брахман в двух дхаммах достигает другого берега, тогда с него, знающего, спадают все путы.
Я называю брахманом того, для кого не существует ни этого берега, ни того берега, ни этого и того вместе, кто бесстрашен и свободен от привязанностей.
Я называю брахманом того, кто размышляет, свободен от страстей, спокоен, кто делает свое дело, преодолевает желания, кто достиг высшего блага.

Солнце сияет днем, луна светит ночью. Воин сияет в доспехах, брахман сияет при размышлении. Но день и ночь напролёт ярким блеском сияет просветленный.
Тот, кто отбросил зло, зовется брахманом; тот, кто живет в покое, - отшельником; отбросивший свою грязь называется «очистившимся».
Нельзя ударить брахмана, но и брахман пусть не изливает свой гнев на обидчика. Позор тому, кто ударил брахмана, и еще больший позор излившему гнев на обидчика.
Для брахмана нет ничего выше, чем удерживать свой ум от приятного. Где исчезает желание уничтожать, там прекращается страдание.

Я называю брахманом того, кто не совершил зла ни телом, ни словом, ни мыслью - кто сдерживает себя в трех вещах.
От кого бы мы ни узнали дхамму, указанную совершенно просветленным, с благодарностью нужно почтить его, как брахман - жертвенный огонь.
Брахманом становятся не из-за спутанных волос, родословной или рождения. В ком истина и дхамма, тот счастлив и тот брахман.
Что за польза тебе в спутанных волосах, о глупец! Что за польза тебе в одежде из шкуры! Ведь внутри тебя - джунгли, ты заботишься только о внешности.


Человека, который носит пыльные одежды, истощенного, с просвечивающими венами, одинокого, размышляющего в лесу, я называю брахманом.
Но я не называю человека брахманом только за его рождение или за его мать. У кого есть привязанности, имя тому «говорящий бхо». Я же называю брахманом того, кто свободен от привязанностей и лишен благ.


Я называю брахманом того, кто разорвал путы и кто, действительно, не дрожит от страха, кто преодолел привязанности и отрешился от мира.
Я называю брахманом того просветленного, который устранил препятствия и разорвал ремень, плеть и цепь с уздой.
Я называю брахманом того, кто, не будучи виноватым, сносит упреки, наказания, заточение, у кого терпение - сила, а сила - войско.
Я называю брахманом того, кто, свободен от гнева, соблюдает свои обязанности, добродетелен и лишен похоти, кто сдержан и для кого это тело - последнее.
Я называю брахманом того, кто не льнет к чувственным удовольствиям, подобно воде на листе лотоса или горчичному зерну на острие шила.
Я называю брахманом того, кто отрешился от мира и сбросил ношу, кто даже в этом мире знает уничтожение своего страдания.
Я называю брахманом того, кто достиг высшего блага, кто знает правый путь и ложный путь, мудреца, чьи знания глубоки.
Я называю брахманом того, у кого мало желаний, кто не имеет дома и не связан ни с домовладельцами, ни с бездомными.
Я называю брахманом того, кто не убивает и не заставляет убивать, кто не поднимает палку на живые существа, трусливые они или храбрые.
Я называю брахманом того, кто среди взволнованных остается невзволнованным, среди подымающих палку - спокойным, среди привязанных к миру - свободным от привязанностей.
Я называю брахманом того, с кого страсть, и ненависть, и гордыня и лицемерие спадают столь же легко, как горчичное зерно с острия шила.
Я называю брахманом того, кто говорит правдивую речь, поучительную, без резкостей, никого не обижающую.
Я называю брахманом того, кто здесь, в этом мире, не берет того, что не дано, будь оно длинным или коротким, малым или большим, добрым или злым.
Я называю брахманом того, у кого ни в этом мире, ни в том нет желаний, кто отрешен и не имеет склонностей.
Я называю брахманом того, у кого нет желаний, кто с помощью знания освободился от сомнений и достиг погружения в бессмертие.
Я называю брахманом того, кто здесь избежал привязанности и к доброму и к злому, кто беспечален, бесстрастен и чист.
Я называю брахманом того, кто, как луна без пятен, чист, безмятежен, невзволнован у кого угасла радость существования.
Я называю брахманом того, кто преодолел эту грязную, трудную дорогу, сансару, обман, кто переплыл и достиг другого берега, кто вдумчив, свободен от желаний и лишен сомнений, не имеет привязанностей и спокоен.
Я называю брахманом того, кто здесь, отказавшись от страсти, бездомный, бродит вокруг, в ком угасло желание существовать.
Я называю брахманом того, кто здесь, отказавшись от желания, бездомный, бродит вокруг, в ком угасло желание существовать.
Я называю брахманом того, кто, оставив привязанность к человеческому, преодолел и небесные привязанности, кто отрешился от всех привязанностей.
Я называю брахманом мужа, победившего все миры, того, кто отказался от приятного и неприятного, кто хладнокровен и отрезает себе путь к новому рождению.
Я называю брахманом того, кто знает все о смерти и рождении живых существ, кто свободен от привязанностей и просветлен, кто Сугата.
Я называю брахманом того, чью стезю не знают ни боги, ни гандхарвы, ни люди; Архата, у которого исчезли желания.
Я называю брахманом того, кто свободен от привязанностей и ничего не имеет, для кого ничего нет ни в прошлом, ни в будущем, ни в настоящем.
Я называю брахманом того, кто мощен, как бык, благороден, мужественен, победоносен, обладает великой мудростью, свободен от желаний, совершенен и просветлен.
Я называю брахманом того, кто знает свое прежнее существование и видит небо и преисподнюю; кто, будучи мудрецом, исполненным совершенного знания, достиг уничтожения рождений; кто совершил все, что возможно совершить.
"

Преодолев в сознании личностное, субъективистское, абсолютизирующее, этерналистско-нигилистское разделение на самосущие добро и зло, брахман разрывает родоплеменные, националистические. сословно0-кастовые, телесные, имущественные путы, путы имени и формы, путы биографии и престижа.

Брахман есть тот, кто обуздывает страсть к развлечениям любого рода, кто освободился от сомнений,тревог, страхов, обусловленных мнимыми представлениями об "уничтожении" и "возникновении из ничего" различных объектов

В уме Архата ни одна вещь не "появляется" и не "исчезает", а лишь меняет составные части, реконструирует себя в потоке впечатлений, иногда "сливаясь" с бытием, иногда из него "всплывая" вновь, поднимаясь волной на поверхности и снова ходя на глубину.
Для такого ума смерть и рождение - не то же,что для жадного, беспокойного, пубгливого, богещего за каждым новым впечатлением, как собачка за палкой.

Казалось бы, довольно близко к "новой аристократии" Ницше.
Но Рассел тонко увидел различие: для Будды, люди типа Ницше были худшими противниками.

Будда, в то же время, решительно отвергал "скользкие" , софистические и контрсоциальныно-маргинальные учения, смешивающие или вовсе отвергающие социальную, каммическую реальность добра и зла.

Потому как есть камма, социальная действительность, совокупность человеческих умонастроений, вызванных к жизни порядком взаимных обязательств, ожиданий, верований и надежд, область "гуманитарная" - и есть ньяма, природная закономерность.
Камень падает на ногу не потому,что обижен или мстит за прошлые обиды в предыдущем рождении, но потому что это чистая случайность.

Многие учения времен Будды, преподаваемые шраманами и брахманами были в том числе вульгарно-механистическими :
"Никто умирает,никто не страдает, просто разные элементы меняются местами, сострадать никому не надо, и то, и то - природа. Даже если человеку рубят голову, это просто элемент земли разделяется с элементом воздуха"

Но Сиддхартха отвёрг эту крайнюю, нигилистически-конструктивистскую позицию, неизбежно ведущую в имморализм.
Не только из-за её жестокости, но и потому что она опрадывала политический беспредел высших сословий.
Брахману как сословному жрецу, согасно добуддийским предписаниям индуизма, принадлежало все земное имущество. Когда брахману сословному давали жертву,это считалось просто тем, что брахман брал себе своё же.
Клерикализм бл таким, чято современной России не снилось.
Брахманы ИРЛ были жестоки, невоздержаны, портили девушек и вели себя нередко гнусно - но не было никакого правового противовеса против такого поведения, только этические рекомендации.
Убийсто брахмана считалось высшим грехом.
В общем, этому сословию всё можно было,и им ничего за это не было. Брахман отвечал только перед Богами и своей совестью

Будда пересмотрел эту концепцию.
Для него касты были не неким вечным порядком, утвержденным богами, но условностью. Боги для него были просто могущественными, но подверженными желаниям существами Сансары, которым поклоняться незачем.

Есть живые существа - и они абсолютно едины и равны в том отношении, что способны страдать.
Страдание может быть бессмысленным и может продолжаться бесконечно долго.
Человек может прожить в хижине 40 лет и все эти 40 лет страдать,что живёт не в золотом дворце.
Но не всякое страдание присуще разуму по дефолту. Огромную чачсть этого страдания можно сократить, если отбросить желания конкретных объектов.

Критика таких "скользких угрей",которые сводили все к неопределённости , агностицизму и имморализму, и попытка все же выстроить прочную метафизическую основу вне сословной, но в то же время, внутри социальной реальности проходит красной нитью через буддийскую традицию.


Что касается Ницше, то его страсти были иными.
Он терпеть ненавидел и Гегеля, и Шопенгауэра; но это было, своего рода, делом чести - лучшее обязано быть врагом хорошего; по такой логике, невозможно быть хорошим сыном и продолжателем определенной философской линии, не свергнув отца.

Не всё было гладко и с еврейским вопросом.
Ницше ,может,и не был фашистом и в поздние годы противопоставлял себя вагнеровскому духу, но он точно был анти-иудаиком, анти-сионистом, анти-раввинистом.

Фашизм, фрейдизм и марксизм вдохновлялись Ницше, да. Но Фрейда вдохновляла критика цивилизации, а не собственно антипрогрессивизм.
Фашизм взял на вооружение ницшеанскую полнокровность и презрительное отношение к человечности как к слабости.

Марксизм попытался совместить и первое,и второе - и оправдать тоталитарную коллективистскую диктатуру рабочего класса ,по иронии, одним из самых индивидуалистичных мыслителей.

Отвергая реальность этического и пользу технического прогресса или, по крайней мере, не рассматривая её как гипотезу или как возможность, человек неизбежно приходит к "праву сильного", крайностям гиперсубъективизма(назовем это дело "вульгарной пелевинщиной"), деперсонификации и примитивному депрессивно-пресыщенному псевдогедонизму.
Что до Ницше было ещё де Садом отмечено и наглядно показано.

Для меня самой граница между объективистами-буддистами-гуманистами-экзистенциалистами-либералами и садистами-либертинами-ницшеанцами с "психопатической моралью" очень болезненна и очень существенна и на правовом, и на этическом,и на философском и на мифопоэтическом уровне.


Мир ведь что такое? Это обычно или Игра, или Насилие.
И то,и другое невыносимо отвратительно моей природе лично и вообще природе человека в её полной, цветущей, радостной форме.

Но между ними есть маленькое пространство - прослойка"воздуха". Вот эту прослойку воздуха я всю жизнь, сознательно и бессознательно, стремлюсь раздвинуть с тем же отчаянием, с которым опаздывающий на электричку человек пытается раздвинуть двери закрывающегося перед его носом вагона.

Такой вот "Срединный Путь" - между Дионисом и титанами, между Трезвостью и Опьянением, между нуждой и пороком, между страстью и страданием.

Это не некое дуалистическое "противопоставление Добра и Зла",на которое нападает шизоидный нон-дуалист Ницше, исходя из естественной для Нашего Племени пассивной агрессивности к любому навязанному извне порядку.

Но это - две системы жизни, две системы ценностей(из многих), два способа оценки мира, два способа его десакрализации, от принятия одного из которых очень многое зависит.

Потому как есть разница между "не жалей ближнего в его самопотакании" и "не сострадай ближнему в его борьбе вообще".
Общую суть расковырял и педантично дифференциировал позже другой Представитель Нашего Племени - Карлос Сезар Сальвадор Арахна Кастанеда.

Разница между ними - примерно как между Айн Рэнд и Ричардом Рорти. Это противостояние "леволиберальных иронических насмешников", циников и агностиков - с метафизиками, прогрессивистами, с теми, кто не боится когнитивной ответственности за решение в условиях неполной определенности.

"«Я не доверяю всем систематикам и сторонюсь их. Воля к системе есть недостаток честности.» (с.Ницше)



Я не считаю, с одной стороны, что "Сократ выхолостил духовность в сциентизм" и,с другой стороны, особенно легко возразить и на "аргумент от честности".

То, что всякая система несовершенна, неполна и груба, бесспорно; но нельзя отвергать их только на этом основании или неразборчиво записывать в бесчестные тех, кто стремится возвести некоторый метафизический конструкт в качестве "позвоночника" своей идентичности;
Скорее, можно сказать обратное: отсутствие воли к системе - есть недостаток и воли самой по себе, и недостаток любви(любовь стремит человека к дифференциации, к разборчивому и прихотливому смакованию оттенков любимого предмета), и трусливое избегание обстоятельств того. мира, в котором существуешь, а значит, и предательство себя.

Иные люди, да, не ощущают относительности своих ценностей - пытаются выстроить нерушимые крепости из сухих песков. Но и это не признак недостатка рефлексивности, недостаточности совестливости, а лишь нежелание подвергать сомнению ту модель, которая хорошо приводит мысли в порядок.

Можно согласиться с Ницше разве что как с человеком, который решительно возродил архаическое право на индивидуализированный нарратив, на самоконструирование и самоописание, на страстный наивняк.

Но и это - часть большой романтической традиции, на которую он опирался в огромной степени.

Очень неприятно, что так сумбурно, так "лохмато" и непричёсанно филолог Гусейнов излагает концепт аполлоническо-дионисийского дуализма.
Пичалька орфическая...
Аксолотли не одобряют идолизации Фридриха Ницше в качестве предтечи социальных конструктивистов.

Это мило, но несправедливо к более ранней средневековой и античной утопической мысли и вообще к человеческим мечтам о рае и сознании, достигшем освобождения из собственного внутреннего ада.

Не раскрыта в сабжевой статье и тема дружбы и последующего антагонизма с Вагнером. А ведь в "искусстве и революции" Вагнер как раз и расписывает тему Аполлона, притом он Аполлона воспринимает не как "аскета от музыки",но как гедонистическое, сильное, жизнеутверждающее существо:

"Когда греческий дух в эпоху своего расцвета в политическом и художественном отношении одержал верх над грубой азиатской религией природы и положил в основу своего религиозного сознания культ прекрасного и сильного свободного человека, он нашел свое лучшее выражение в Аполлоне, ставшем действительно верховным и национальным божеством эллинов.

Аполлон, убивший дракона хаоса Пифона, истребивший своими смертоносными ударами хвастливых сыновей тщеславной Ниобеи, провозглашал при посредстве своей жрицы в Дельфах первоосновы, самое существо греческого духа и тем самым как бы открывал обуреваемому страстями греку спокойное, незамутненное зеркало его же собственной, неизменной природы в ее глубочайших истоках, — Аполлон был исполнителем воли Зевса на греческой земле, он воплощал собою греческий народ.

Мы должны представить себе Аполлона в эпоху полного расцвета греческого духа, не в виде изнеженного предводителя муз, каким его нам изобразила позднейшая роскошная скульптура, но с печатью глубокой жизнерадостности, прекрасным и вместе сильным, таким, каким изобразил его великий трагик Эсхил. Таковым научался познавать его юный спартанец, когда ребенком он верхом далеко сопровождал старших в отважных приключениях, когда юношей он становился в ряды своих товарищей, которым он противопоставлял не какой-нибудь титул, а лишь свою чарующую красоту, свою общительность, составляющую всю его мощь и все его богатство. Таковым же представлял его себе афинянин, когда все импульсы его прекрасного тела, его безудержных душевных стремлений и его неугомонной мысли побуждали его воспроизводить свою собственную сущность в идеальных образах искусства, когда голоса сливались в полнозвучном хоре, воспевавшем творения божества и дававшем импульс к полному увлечения танцу, который своими привлекательными и смелыми телодвижениями изображал эти божественные деяния; когда он возводил прекрасный свод над гармонически расположенными колоннами, устраивая один за другим обширные гемициклы, и проектировал искусное расположение сцены. Таковым же являлся прекрасный Аполлон поэту-трагику, вдохновленному Дионисом, который указывал всем родам искусства, пышным цветом расцветшим на основе прекраснейшей жизни — не по приказу, а вследствие естественной, внутренней необходимости,— на смелое, связующее все слово, на возвышенную поэтическую цель, ради которой все граждане должны были собраться, как вокруг общего очага, чтобы создать высочайшее произведение искусства, какое только можно себе представить,— драму.

Здесь получали осязательную реальность деяния богов и людей, их скорбь, их радость — в той форме, в какой они, мрачные или светлые, проявлялись в высокой сущности Аполлона: в виде вечного ритма, вечной гармонии всякого движения, всего существующего; ибо как раз то, что их вызывало и одухотворяло, жило и трепетало и в душе зрителя и находило свое совершеннейшее выражение там, где глаз и ухо, ум и сердце могли охватить и воспринять все в живом, жизненном процессе, непосредственно узреть и ощутить, а не только мысленно представить все то, что в противном случае должно было бы создать воображение. Дни представления трагедии были празднествами в честь божества, ибо бог здесь ясно, определенно выражал свою волю: поэт являлся его главным жрецом, он действительно сливался со своим произведением, управлял танцем, присоединял свой голос к хору и в звучных строфах воспевал премудрость божественного разума.

Вот в чем заключалось искусство греков: образ Аполлона, воплощенный в творениях живого реального искусства,— вот искусство греческого народа во всей его недосягаемой правдивости и красоте.
(...)
Грек, вечно на страже своей личной, полнейшей независимости, преследующий везде тирана (ибо, как бы этот последний ни был умен и благороден, он мог бы пожелать над ним господствовать и стеснить его свободу и смелую волю); грек, презирающий доверчивую вялость, которая лениво и эгоистично отдыхает в льстивой тени чужой заботливости; он всегда настороже, неустанно обороняясь от чужеземного влияния, не позволяя доминировать никакой традиции (как бы стара и достойна уважения она ни была) над свободой своей жизни, своих поступков и своей мысли,— грек умолкал перед призывом хора, охотно подчинялся полным смысла требованиям сцены и великой, неумолимой необходимости, приговор которой автор трагедии провозглашал на сцене устами своих богов и героев.
."


На этой почве-то Ницше с Вагнером идеологически разошёлся: Вагнер отдал себя Аполлону, Ницше же категорически предпочел Диониса как сакрально противостоящего в своей молодецкой удали упадочному духу мёртвой, удушающей аполлоничности.

... даже красавец и "удалой молодец" Аполлон в Вагнеровском его видении был для Ницше слишком мерзким иудохристианином, слишком унылым задохликом, недостаточно последовательным адептом жизнеутверждающей и ликующей аристократической морали - морали демонстративной избыточности ресурсов, чада, угара и кутежа.

Дионис, токмо Дионис, всё прочее - декандантское искусство, сухой академизм, идеи "спасения", старость, смерть, мягкотелость, обветшание,склочность и лицемерие.

О чем Ницше и напишет потом в "Казусе Вагнер".
"...В более тесной сфере так называемых моральных ценностей нельзя найти большего контраста, нежели мораль господ и мораль христианских понятий о ценностях: последняя выросла на гнилой насквозь почве ( - Евангелия приводят нам точь-в-точь те самые физиологические типы, которые описывают романы Достоевского), мораль господ ("римская", "языческая", "классическая", "ренессанс"), наоборот, является символическим языком удачности, восходящей жизни, воли к власти как принципа жизни. Мораль господ утверждает так же инстинктивно, как христианская отрицает ("Бог", "тот мир", "самоотречение" - сплошь отрицания). Первая отдает вещам от своей полноты - она прославляет, она украшает, она осмысливает мир, - последняя делает ценность вещей беднее, бледнее, обезображивает их, она отрицает мир. "Мир" - это христианское бранное слово. - Эти формы контраста в оптике ценностей обе необходимы: это способы смотреть, которым не поможешь никакими основаниями и опровержениями. Не опровергнешь христианства, не опровергнешь болезни глаз. Что с пессимизмом боролись, как с некоей философией, это было вершиной ученого идиотизма. Понятия "истинный" и "ложный", как мне кажется, не имеют в оптике никакого смысла. - Против чего только и следует защищаться, так это против фальши, против инстинктивного двуязычия, не желающего чувствовать эти контрасты как контрасты: какова, например, была воля Вагнера, который был не малым мастером в такой фальши. Поглядывать исподтишка на мораль господ, на аристократическую мораль ( - исландская сага является почти важнейшим ее документом - ) и при этом проповедовать противоположное учение, учение о "евангелии низменных", о потребности в спасении!..

Я удивляюсь, кстати сказать, скромности христиан, ходящих в Байрейт. Я сам не вынес бы известных слов из уст какого-нибудь Вагнера. Есть понятия, которым не место в Байрейте... Как? христианство, состряпанное для вагнерианок, быть может, вагнерианками - ибо Вагнер был в дни старости вполне feminini generis -? Повторяю, нынешние христиане кажутся мне слишком скромными... Если Вагнер был христианином, ну, тогда Лист, быть может, был отцом церкви! -

Потребности в спасении, сущности всех христианских потребностей, нечего делать с такими шутами: она - самая честная форма выражения decadence, самое убежденное, самое мучительное подтверждение его в возвышенных символах и приемах. Христианин хочет освободиться от себя. Le moi est toujours haissable.

- Аристократическая мораль, мораль господ, наоборот, коренится в торжествующем Да себе - она есть самоподтверждение, самопрославление жизни, она также нуждается в возвышенных символах и приемах, но лишь "потому, что ее сердце слишком полно".

Все прекрасное, все великое искусство относится сюда: сущность обоих - благодарность. С другой стороны, от нее нельзя отделить инстинктивного отвращения к decadents, насмешки, даже ужаса, вызываемого их символикой: это является почти ее доказательством.

Знатный римлянин смотрел на христианство как на foeda superstitio; напомню о том, как относился к кресту последний немец с аристократическим вкусом, Гете. Тщетно искать более драгоценных, более необходимых контрастов


- Но такая фальшь, как фальшь байрейтцев, не является нынче исключением. Все мы знаем неэстетическое понятие христианского юнкерства. Эта невинность среди контрастов, эта "чистая совесть" во лжи скорее современна par excellence, этим почти определяется современность. Современный человек представляет собою в биологическом отношении противоречие ценностей, он сидит между двух стульев, он говорит сразу Да и Нет. Что же удивительного, что именно в наше время сама фальшь становится плотью и даже гением? что Вагнер "жил среди нас"?"

Наше Шизовое Эльфийское Племя настолько сурово, что может перестать дружить с человеком по политическим, религиозным, юридическим и мировоззренческим соображениям, даже если расхождения достаточно, на взгляд нормального человека, малы, и составляют не более 1/40 оценочной части дискурса.

А тут - "половинчатость" у Вагнера,  которая для Фридриха Ницше была нестерпима и вызывала омерзение.

В общем, если цель авторского выступления была - раскрыть Суть противостояния аполлонического и дионисийского начал, то он с ней не справился.

Надо на эту тему писать знатокам поэзии Серебряного века, в особенности фанатам символистов, которые,в то же время, упарываются Фрейдом и Юнгом и почитают древнегреческую протофилософию.

Иначе тема будет непоправимо профанирована.

skysight: (Default)
Anima libera,
ti senti candida,
lassù nel cielo volerai

Anima libera,
sempre mi illumina,
nel buio dei pensieri miei

Anima libera,
sovente è magica,
sei la speranza dentro me

Anima libera,
leggera e unica,
nel cosmo azzurro brillerai

E non lasciare che,
paure inutili,
nascondano la luce in te

Io non ti scorderò,
io ti celebrerò,
col ritmo di questa canzone.

(с. Emi)

Что звучит солидно на итальянском и латыни, то на русском звучит по-дурацки.
Вспомнилось из дневника Макс Фрая про разницу между русским и литовским:

"Разговор подслушан несколько дней назад, воспроизвожу по памяти, не искажая смысл.
Мальчик и девочка (двадцать плюс-минус) разговаривают по-русски. Девочка русская, мальчик - местный, двуязычный. Девочка рассказывает:
- Они называли меня романтичной. Не знаю, как это перевести на литовский, чтобы ты понял смысл.
- Ну так "romantiška", что тут сложного?
- Нет. Думаю, это будет неточно. Вот если я "romantiška", это что значит? Чем я отличаюсь от других людей?
Мальчик надолго задумывается. Наконец говорит:
- Ну, ты любишь сидеть на берегу моря, смотреть на закат. Любишь стихи. Думаешь о возвышенном. Так?
- Примерно так. Только когда "романтичная" говорят по-русски, это значит, что я сижу на берегу, смотрю на закат, читаю стихи, думаю о возвышенном, и при этом дууууура!"
skysight: (Default)

...Единомышленничества лишь недостаточно для хорошего союза;
Дешёво, ненадежно и пусто самое близкое мировоззрение, если оно основано на грубой первичной чувственности, энтузиазме и благопожеланиях, не закаленных в полемике и не оплаченных лимфой, кровью и нервами;
Единомыслящий, не выстрадавший в себе истину - хуже врага, готового многое потерять и многое преступить за возможность защищать удобную ему ложь.
skysight: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] artyom_ferrier в Немного о русофобии и русском мире

Меня иногда спрашивают: «Артём, почему вы живёте на территории России, когда такой русофоб?»

И вот тут становится ясно, что люди чего-то очень сильно недопонимают в этой жизни.

Я – живу в этой стране, на этой территории, потому что я здесь родился, вырос, и, соответственно, мне тут всё родное, с детства знакомое и «ностальгичное».

Нет, я довольно комфортно себя чувствую и на тихоокеанских пляжах, и в латинских льяносах, и в центре Парижа, но всё-таки берёзки, окушки в речках, подосиновики в рощицах – это как-то ближе к моему «мнемо-биологическому коду», если угодно.

Ну а государство РФ живёт на той же территории, которая мне так симпатична, – постольку, поскольку такие парни, как я, позволяют ему это делать. И, в общем-то, я даже сейчас не вижу причин совсем уж аннигилировать и рвать в клочья это государство. Это создаст слишком много проблем. Но у него есть некоторые болезни, как хронические, так и вновь приобретённые, которые надо подлечить. Ну, как если ваш ребёнок, почувствовав себя крутым, начинает грязно приставать к девочкам в школе и стрясать мелочь с малышей – это нуждается в некотором лечении. Ибо иначе – плохо кончится.

Да, для меня государство – это не Родина-Мама и не Отечество-Папа. Это именно что наш коллективный такой ребёночек, которого мы, живущие на этой земле, породили, взращиваем, воспитываем – и отвечаем за его поведение перед другими обитателями глобуса. И можно, конечно, науськивать его, типа, иди, перетискай всех девчонок и обуй хорошенько всю малышню – но, боюсь, прошли времена, когда подобная модель поведения была… да не то что «моральной» - но хотя бы «выгодной» или в принципе «возможной».

Теперь – об отношении к прочей двуногой фауне, населяющей ту же страну, что так нравится мне.

Read more... )


skysight: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] artyom_ferrier в Почему амеры тормозят с поставками оружия Киеву?
Многие украинцы, конечно, возмущаются, что Запад (даже США, не говоря уж о «гнилой трусливой» Европе), всё жуют сопли, выказывают очередную сто первую озабоченность, но не оказывают Украине практически никакой реальной военной помощи, когда Путин гонит на Донбасс эшелоны и колонны со своими «трактаристами-шахтёрами», сотни единиц военной техники вплоть до Смерчей, Тюльпанов, Пионов, и тысячи тонн боеприпасов.

Read more... )

skysight: (Default)
Пытка голодом у знающих людей пыткой "по-настоящему" не считается. Организм неоднократно голодавшего человека приучен к резервному окислению кетонов и субъективно чувство голода подавить относительно легко. Начальный дискомфорт преодолим даже простым переключением внимания.

Мне первые три дня голодания(считающиеся самыми тяжкими) не казались сильно сложными в период активного экспериментирования.

Другое дело - жажда.
К чувству жажды организм не адаптируется.
Муки жажды злей любого голода.
К ним невозможно приучиться психофизиологически.

Боль можно подавить усилием воли, унять "панику организма"
Муки жажды нельзя унять, это само дыхание смерти, дыхание Соли, дыхание Пустыни, дыхание Рыжеволосого Сэта.

К тому же, дело происходит гораздо быстрее.

*заметки на тему нейрореализма*
*мэл гибсон - один из самых анти-нейрореалистичных режиссеров фильмов*
skysight: (Default)
Написано в контексте "Игры Престолов", Де Сада, цикла о Шуте и Убийце, Сильмариллиона, Аббатства Рэдволл, Легенд Ньюфорда и "Обитателей холмов".

В большинстве современных произведений фентезийного жанра, рассчитанных на массового зрителя, в повествовании значимую роль играют мелкие тёмные силы("хтоника, хаос, болезнь").
Бесы, демоны, монстры, одержимость, духи, призраки, проклятия, договоры с дьяволами, вампиры(пусть даже играющие положительную роль), зомби...

В то же время, участие в повествовании условно-светлых и "сверхсветлх" сил(космос, небесное измерение, исцеление, "сверхздоровье") несоизмеримо меньше - феи,ангелы, добрые гении в основном попадаются в произведениях для младшей возрастной категории.

Самый максимум - патронусы и архетипичские Добрые Волшебники из Гарри Поттера, ангел Лео из "Зачарованных" либо ангелы и деймоны из "Тёмных начал" Пулмана(но и там тоже явная теневая асимметрия).
На крайняк - "взрослые сказки"(весьма выигрышный жанр, по-своему, в настоящее время ещё и контрмера против нарастающего меркантилизма и цинизма), но никак не крупноплановое, серьёзное современное массовое фентези, с пафосом, драмой и трагедий не сверхчеловека, но человека, Человека с большой буквы.

Дальше уже почти сплошь идет спор между Нудным Правильным Эстеблишментом и Демоническим, Ницшеанским индивидуализомом.


Причин тому много. Самая тупая, очевидная, "бросающаяся в глаза" - это то,что участие светлых духов в повествовании требует от автора наличия очень четкой иерархии ценностей.
Что в основном характерно для религиозных авторов либо авторов "с эзотерическо-психологическим" уклоном.
Наличие в авторской вселенной светлых сил,к тому же, требует нехилой теодицеи, умения показать "глубинные причины" страданий "хороших" персонажей.

"Где вы, ангелы, когда мне нестерпимо плохо, а я не сделал ничего дурного?"

В ином же случае, всё как бы и так понятно - силы неведомые, условно-темные, чужие, Большой Другой принимают форму врага, а всё условно-хорошее в мире исходит от труда и героизма самого человека.

Мы биологически так устроены, что не ищем "глубинных" оправданий и обоснований того факта, что "бобром" является именно наш вид, пусть даже в огромном числе фантастических произведений люди во вселенной играют и роль разрушителей, причин всего зла и "должны уйти",уступив место более развитым видам и расам. Но такая игра всё равно происходит именно за счет игры контраста на уже существующем фоне человеческой, "гуманистической несомненности".

А вот наличие сил высших приходится обосновывать - и убедительно обосновать их сложно и с религиозно-мистической, и с сюжетообразующей стороны.

Светлые-добрые-вечные сверхъестественные помощники часто создают имбаланс в повествовании - тогда приходится придумывать много морально-этических ограничителей(пример - фильм "Константин". Хорошая ,но не слишком убедительная попытка) и прочих "правил обращения с Тетрадкой Смерти".

Хороший тон - сделать их очень безличными, непонятными, труднодоступными. Но такое чаще встречается не в фентези,а в фантастике.

Происходящее с персонажами субъективное зло обосновывается в итоге не "недосмотром", а "неисповедимостью господних путей" и "сверхчеловеческой" логикой высших сил, играющих в макромасштабе далеко не только за наш эгоцентричный вид.

Два других частых "ограничителя" и "оправдателя" -
1)Требование моральной безупречности намерений персонажа
2)Требование иррациональной веры("Не поверишь - не будет чуда")

Оба они тоже сложны для автора с точки зрения компетентного обоснуя.

Если Толкиен и, в меньшей степени, Льюис титанически хорошо справлялись с задачей(как и нефентезийные верующие классики - они пытались как-то качественно-событийно решить задачу, избежав банальности и банальных ответов. Да, "надо было поступить хорошо - но это было совершенно невозможно"), то у современных авторов такого глубокого мужества, такой чёткой системы ценностей и их обоснуя нет, как нет и желания дать свой личный ответ на постоянно возникающую в ряде нетривиальных ситуаций невозможность поступить хорошо и ответное Молчание Неба, когда приходит время платить по счетам.

Частенько всё сводится к более или менее удачным вариациям следующих механик:

1) Кто сильнее, того и тапки
2) Кто умнее и/или лучше знает законы Мироздания ,того и тапки
3) У кого больше друзей и связей, того и тапки(самый простой и ставший оттого "классическим" способ обосновать эволюционную, сюжетообразующую победу слабых,добрых,глупых, молодых, рассеянных, миролюбивых героев над злыми, умными, хитрыми, не стеснёнными моралью, но разобщённо-эгоцентричными старыми злыднями, друг другу не доверяющими)
4)Хороший герой много трудится, не теряет даром времени, вырастает выше прочих персонажей, помирает, но его жертва не напрасна(нарратив "Самоубийства Бога"). "Кто такой Джон Галт? - Джон Галт это мы!"

Эти четыре "слишком простых ответа, портящих хороший сюжет" имеют ,вообще говоря, непосредственое отношение к "интересности" повствования.

Наша ЦНС "заточена" под накопление значимой информации.
Для этого нужно постоянно решать - кому жить и почему именно ему.
Кому умереть и почему именно ему.
Между кем и кем распределить значимые ресурсы с наибольшей выгодой.
Продуктивный и репродуктивный отбор.

Обойти эти вопросы и сделать сюжет интересным, "массовым" - практически невозможно.
Но можно искусно уводить повествование от наиболее грубых,очевидных решений, усложнять нарратив, делать его менее "исчислимым", не "размывать" мораль, а утончать, уточнять, структурировать её, увязывая с изменяющимися физическими реалиями нейтрального, случайного характера, "сажать" сюжет в хороший сеттинг на основе неочевидного матана.

Задача "сделать фентезийную эпопею лучше Толкиена" трудноразрешима именно при современном, упрощенческо-подростковом подходе. Мы либо скатываемся в плоское, дуалистическое, эгоцентрически человеческое "бобро не победить не может" - либо,напротив, в пошлое "борьбу одних засранцев с другими, ещё большими засранцами"

Кафка,хоть и по иному поводу, но замечательно написал:

"Всё обман: искать минимума заблуждений, оставаться при обыкновенном, искать максимума.
В первом случае обманываешь добро, чересчур облегчая себе его достижение, и зло, ставя ему слишком невыгодные условия борьбы.
Во втором случае обманываешь добро, даже не стремясь к нему, стало быть, в земных делах. В третьем случае обманываешь добро, как можно дальше от него удаляясь, и зло, надеясь обессилить его преувеличением.
Предпочесть следовало бы, значит, второй случай, ибо добро обманываешь всегда, а зло в этом случае не обманываешь хотя бы с виду"


В первом слчае будет унылое Марти/Мэри сью-повествование в стиле "плохого фанфика про суперняшку" или ,в лучшем случае - "хорошего стёбного фанфика про клевого мужика или не лыком шитую дефку"

В втором случае будет расплывчатая повседневность, без готовых ответов, обрвочными сюжетными линиями. Всегда найдутся люди,которых эта наивная видимость простоты, " о чем вижу, о том и пою", скрывающая под собой множество смыслов, оттолкнёт - и именно они потом будут писать - "Этот фильм вообще "ни о чём", зря потратил кучу времени, непонятно, что хотели нам сказать и хотели ли вообще, сплошной СПГС"

В третьем случае, будет история противостояния, где выбор идет между разными сортами зла, что в известном смысле пошло, попсво и мало вдохновляет.

Такой трэшак психопатичен, уныл, беспросветен в своей чернушности и нигилистическом всеобъемлющем цинизме - и,как следствие, смотреть на разные сорта негодяев и дебилов становится без "внутренней моральной, романтической рамки" скучно(всем,кроме психопатов - им норм, они так живут, и они как и раз и есть те странные люди, которые к таким фильмам пишут комменты типа "О, вот это я понимаю, ТРУъ-вещь!")

Более простой пример - невозможно создать многосерийный массово-интересный хентай про монстроподобного самца скорпиона, совращающего с пути истинного самца монстроподобного осьминога.
Или историю про эпическое противостояние многоножек с безножками в кишечнике бегемота.


Из повествования неизбежно выпадет "принципиальная антропность", а вместе с ней - и массовый интерес и мета-историческая актуальность.

А как же Гигер? - спросит тут пытливый читатель.
А Гигер выезжает на Фройде, он фалличен и антропоморфен, просто эта репродуктивная антропоморфность чуть менее заметна с первого взгляда за "машинностью" процесса.



В каком-то стареньком боевике(никак не вспомню название) один из персонажей сформулировал собственый Путь так:
"Люди делятся на два типа - хорошее говно и плохое говно. И я хочу,чтоб хорошее говно победило"

Вариант вроде бы менее замыленный, чем "побеждает дружба", но можно было бы и попробовать "выйти" на "победу здравого смысла над тщеславием".

Возможно ли это в современной массовой индустрии, с её склонностью всё "разжёвывать" зрителю, укладываясь в дефицитный хронометраж, неясно.

Редко можно в одном лице встретить одновременно талант к сюжетообразованию, талант к прописыванию психологичского портрета, талант к прописынию непредсказуемых для читателя,но логично вытекающих из правильно прописанного характера поступков, талант языковой, талант владения реалиями места, времени и сеттинга и талант эмоционально-морализаторский.

Это требует специфической тренировки и подготовки, а её-то как раз и нет - более того, зачастую нет и экономического стимула создавать такие фильмы, писать такие книги, рисовать такие графические романы и мультсериалы.
skysight: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] melted_down в Мультизаконие
Один камрад недавно высказал в фб очень занимательную идею.

В нынешних реалиях, любое общество, исповедующее мультикультурализм, рано или поздно упирается в то, что требуется адаптировать судебную практику до... кхм, "мультизакония". Просто для удерживания градуса напряженности внутри общества на операбельно-низком уровне.
Речь о том, что правоприменительная практика начинает различаться в зависимости от того, к какой этнической, расовой или религиозной группе относится субъект права. За примерами далеко ходить не надо: массовый "ручной" забой скота на Курбан-байрам, который по законам многих развитых стран вполне себе является "жестоким обращением". Или вон, знакомый подогнал пример, как родители не дают детям в школу ланч потому что рамадан - соцзащита не вмешивается, хотя основание есть. Я уж молчу про всякие очевидные дикости, типа насильного "замужества" 10-12 летних девочек - тут закон пока сопротивляется, но это, думаю, ненадолго.

Хотим мы этого или нет, но это уже есть. "Хорошая" сторона (если тут вообще можно найти что-то хорошее) в том, что у человечества довольно богатый опыт подобной практики. Обычно такое происходило при имущественном или сословном разделении, а кое-где в рудиментарном виде присутствует и сейчас: попробуйте подать в суд на английскую королеву, например. Расовая сегрегация еще совсем недавно имела место в ЮАР и США.

Здравствуй, о дивный старый-новый мир.


_____________________________________________________________
ИМХО
*упоротые мысли шарикова*
Ящитаю, надо каким-то образом определить,какой уровень "страховочного дизруптивного биоразнообразия" допустим и не "затягивает" жизненно важные общественные процессы.
Надо порыть экономику и политику, вдруг это уже известно и на это есть в каком-то из направлений ответ.

Мне лично кажется, что закон должен быть внесословным и единым для всех, в формулировках не должно быть двусмысленностей, а это автоматически значит, что религиозный фундаментализм и исключается из рассмотрения. Это невозможно - но это некий "приближенный идеал"

Светское плюралистичное государство, таким образом, либо полностью атеистично(и тогда культура сохраняется "ради науки" и "ради истории"), либо деми-атеистично(и тогда любая вера будет поверхностной, мифопоэтической и "андерграундной"), либо антифундаменталистично-шизофренический по "языческому" типу (египтяне, индуисты, греки - "У каждого свой любимый бог, но остальные тоже ничего и в некотором роде, Бог один, хотя их много").

Возможны, вероятно,и другие варианты решения, менее "топорные" и "помилосерднее и потолерантнее", но тут голову поломать придется с конкретными формулировками общих законов.

Свобода совести резать овец на любой городской площади в данном случае всё же становится неконкурентоспособной стратегией выживания и фактором общественной напряженности.

Мультикультурализм возможен в двух видах:
1.Изолированный. "Сидите в своём лесу и что хотите делайте с собой, но в городах ведите себя прилично". Таки да, "как в сословном обществе".
При сословном обществе в Корее в эпоху Чосон мясники-пэкчо резали коров согласно своим внутренним правилам - а от зрелищ подобного рода знатные "образованные"(гуманитарно) аристократы были свободны.

2. Цивилизованный, то есть поверхностный, эстетический.
"Я режу овец мысленно, про себя, так как, увы, не могу практиковать в условиях этой поганой страны так,как это делали мои славные предки!"

Фундаментализм же внутри мультикультураизма рано или поздно "прогибает" последний под себя.
"Язычнику", у которого "много Богов", то есть много идеалов красоты, успешности, разумности - противопоставлятся монотеистический взгляд.

Для язычника допустимы любые боги - в том числе Аллах.
Для мусульманина-фундаменталиста недопустимы не только боги "кроме Аллаха", но и язычники в целом: единственный допустимый язычник для мусульманина - мёртвый и находящийся в аду.
Другие монотеисты допустимы, но в двух видах: либо униженно выплачивающие муслиму дань, либо мёртвые в аду.

В случае с атеизмом возможны несколько вариантов:

1. Атеизм образовательный. Частично практиковался в СССР. Провалился.
2. Атеизм насильственный. Преимущественно практиковался в СССР, в том числе с привлечением неласковой и карательной психиатрии. Провалился.
3. Атеизм религиозный. "Поклонение Богу любви и истины".
Практиковался один раз во Франции. Просуществовал не помню сколько, но очень недолго.
4. Атеизм аристократический. Возможен при плюрализме. При нем сложившимися атеистами являются только высший средний класс - деятели науки и философы. Остальные верят в то,чего точно не знают, но хотели бы,чтобы это было.
5. Атеизм эзотерический - крайний вариант предыдущего.
Ученых и средний образованный класс "привлекли к играм в поклонение Аллаху" и карают за отказ имитировать религиозность.
Сами власти тоже имитируют религиозность, публично. Но сами ей не руководствуются.
Религиозность - больная и табуированная тема. Чуть что - сразу винят во всем "аморальных" атеистов.

6. Полное принудительное "стирание" истории и человеческой памяти, глобализм с нуля, единый закон, единое мировое тоталитарное правительство, передел территорий по ресурсному принципу, единый китайский язык, монокультурализм, полная нерелигиозность, сциентизм, а реальная история тщательно замалчивается и преподается редко и факультативно

7. Постепенный с кучей горя и крови переход к варианту 6, добровольно-образовательный.

Все варианты мне не нравятся. Они пичальны.
В любом из вариантов очень велик элемент вынужденности и очень мало когнитивной свободы. Четвёртый - это почти как сейчас. Но мы в России явно развиваемся в сторону пятого варианта:)))
skysight: (Default)
Учёные и лжеучёные
Тламатини, наблюдающий звезды («Мендосский кодекс»)

Философов на языке науатль называли тламатини, что переводится как «тот, кто знает кое-что» или «тот, кто знает нечто».
Существует много записей о самих философах, характеризующих их как «большой факел, который не дымит», мачицтли — «владеющий знанием», теихтламачтиани — «тот, кто обогащает или передаёт что-то другому», тетецкавиани — «ставящий зеркало другим» и множество других однозначно указывающих, что в нагуаской культуре существовало близкое к нашему понятие Философ. Философам было поручено составлять, рисовать, знать и обучать песням и поэмам, в которых хранились их науки.

Существовало, так же, и понятие софиста или лжеучёногоамо кали тламатини.

И тот и другой стремятся воздействовать на людей, обучая: один — истине, другой, как колдун, «закрывает вещи», «заставляет людей гибнуть, все таинственно уничтожает».

Согласно верованиям нагуа, философы были «обречены знать», размышляя и испытывая непреодолимое желание исследовать и познать потусторонность.
(с.Вики)
skysight: (Default)
Аутистка и писательница Аманда Беггс(совершенно невербальная женщина - посмотрев на её поведение взглядом нейротипичного неспециалиста, большинство людей не сочло бы её "разумным человеком" вообще) дала аутизму очень интересное определение:

"Вы могли обратить внимание, что я ничего не сказала о социальных навыках.
Это потому, что я не считаю, что фундаментальная основа аутизма связана именно с ними.
Аутизм – это отличия в сенсорном восприятии, познании и движениях. В том, как они взаимодействуют и дополняют друг друга. Социальные проблемы оказываются где-то на периферии – они или вытекают из трех областей сложностей, о которых я упоминала, или являются результатом встречи двух людей, чье понимание и взаимодействие с миром несовместимы. Этот стык разного понимания и реакций на окружающий мир – это именно то место, где и появляются любые проблемы с социальными навыками.
(с. Аманда Беггс)

Определение получилось очень широким.
Настолько, что оно отчасти пересекается с областью ощущений нормального человека.
И мне показалось удобным записать его как одну из опорных точек для рассуждений о людях и их сознании в контексте этого жж.

Просто хотя бы чтобы выложить кучу мыслей в том виде,в каком она ко мне пришла и затем уже, "на свету", медленно и тщательно разобрать на ниточки в правильном порядке.
С любой личной бредятиной надо поступать именно так, чтоб была хотя бы какая-то польза от этого процесса.

Итак, аутисты, шизоиды, нормальные люди. Сенсорика. Социализация. Адаптация.

Посмотрим на норму: даже при отсутствии дальтонизма, цветовое восприятие мужчин и женщин очень сильно отличается, особенно в области красных оттенков.



Различается количество вкусовых сосочков на языке - особенно в областях,связанных с горьким вкусом.
Приводит это к тому,что миру бродят удивительные люди, которые могут пить кофе эспрессо и не менее удивительные люди, которые не могут есть цветную капусту из-за того,что частью её вкусового букета является горечь.
И вообще, овощи становятся людям с большим количеством вкусовых рецепторов - противными и невыносимо-горькими.

Различается музыкальный слух - у меня,например, нет абсолютного музыкального слуха, я почти никогда не могу "поймать" мозгом "подвешенную" ноту и "поставить её на место" в общем ряду. У меня музыкальное восприятие "относительное", "релятивистичное". Оно "плавает", как плохой ученик в теме урока:).

Поэтому я не могу воспринимать оперу нормально:) "Хороший голос" - это для меня глубоко эзотерическое понятие.
Большинство голосов, которые называют "сильными", мне кажутся "скучными" и "некрасивыми".

Напротив, у моей матери музыкальный слух абсолютный - она способна различать и определять отдельные ноты, взятые из любого субстрата - на флейте ли они, на рояле, или вообще. "выпрыгивают" из сковородки.
Вот там - "до", а вот там - "характерная ми".

Мать Орфис способна легко различать разницу в 1/124 тона.
Орфис еле-еле улавливает разницу в 1/8.

Поэтому индийская музыка мне не кажется сильно отличной от западной - я этих мелодичных "плывунов" в индийских рагах почти "не замечаю", если не прислушиваюсь с сильным напряжением.

А нормальные западные люди, оказывается, как раз поэтому её сильно не любят:




Моя тётя не умеет помнить оттенок ткани и "определять" его в общем ряду.
Чтобы понять,какой цвет светлее другого, она вынуждена держать их перед глазами.
А я вот помню. Мне не надо бежать на другой конец магазина,чтоб сравнить два кремовых оттенка занавесок.

При этом, я аудиал - я люблю людей больше всего, когда они на расстоянии 7 метров и с приятным высоким голосом. А если они и умные и добрые вещи говорят - мне больше ничего от них не надо.

Если человек хорошо звучит, то насколько он с точки зрения гламурных стандартов "красив", мне посрать.

Хотя если у человека женская тушка, кудрявые светлые волосы, пухлая фигура и "балтийские черты" морды лица - это меня порадует чуть сильнее. У меня "пунктирное" национал-нейрогенетическое чувство "родства".

Моя мать - тактил и визуал. Пока она не перещупает все складки на теле другого чловека, она не получит удовольствия от разговора и не поймет, о чем идёт речь.


Некоторые люди не могут заснуть без одеяла. Тяжелого, давящего на тело одеяла, успокаивающего своим давлением и задающего некую пространственную определенность внутреннему образу "я". А некоторые совсем наоборот - не могут спать под чем-то вообще, и накрываются простынкой приличия ради.

Я шизоидный рукожоп. Замки и ключи, мне кажется, придумали сексуально неудовлетворенные садисты, которым нравится,чтоб другие люди страдали, отдавливая себе пальцы до крови.
При этом, я могу связать шарф очень ровно и красиво(хотя вязать свитера не умею, научилась базовым петлям просто для прикола и медитации), а моя двоюродная тетка не может сделать ровным ни одного ряда - все её петли разного размера и шарфище,как следствие, получается "в стиле гранж".

Нельзя обойти стороной сексуальные пристрастия и склонности - некоторые не могут без БДСМных шлепков, щелчков, пощёчин, царапанья когтями и битья лопатками по жопе, а кому-то достаточно просто дунуть в ухо,чтобы привести в состояние полноты счастья и довольства жизнью.
Про ориентацию стоит ли говорить?
Есть гомосексуалы и гетерасты, моногамные однолюбы и полигамные казановы, есть асексуальные дрочеры и антисексуальные сублиматоры, есть саписексуалы, которые заводятся от лекций по минералогии и есть щедрые и благородные люди, которые могут иметь удовольствие иметь все,что движется, вне зависимости от его формы.

Казалось бы, причём здесь взаимопонимание в других областях.

Но эти вещи настолько связаны и зачастую неслучайны, что стоит говорить о социосенсорной интеграции, социосенсорной депривации, социосенсорном взаимодействии с миром и даже о зоне "комфорта" говорить в социо-сенсорном смысле.

Просто на аутистах это видно ярче.
Но это не только "чисто аутичное дело".

Про то, что значительная часть взаимодействия с внешней средой имеет характер "общения", речи, было не так давно выявлено при исследовании поведения насекомых.

Ген FOXP2, ключевой для речевых навыков человека, у мух-дрозофил отвечает за формирование устойчивой "обратной связи" от среды.

Хотя(а может, как раз благодаряэтому) фруктовые мушки даже в плане "социалки" - не пчёлы и не муравьи, и по природе скорее анархо-индивидуалисты.

http://lenta.ru/news/2014/06/30/foxp2flies/

А сравним теперь это с аутистами. Посмотрим ещё раз на "язык" Аманды Беггс.



По сути, человек, общаясь с человеком, получает опосредованную связь с Реальностью через знаковое, символическое выражение ощущений чужого тела.

Впрочем, как раз об этом постоянно (но очень по-своему) говорил Зигмунд Фройд. Но его, кажется, или не хотели воспринимать под этим углом, или просто не могли.

С психоанализом, ящитаю, сыграло злую историческую шутку то, что психоанализ отошёл от "грубой" классической фрейдовской неврологии в область отвлечённой семиотики слишком рано и неубедительно.
В итоге имеем упоротых Лаканистов, которые знают Фсю Фселенскую Правду-Матку,но не могут подвести под неё доказательную базу, потому что нет способов сейчас её подвести. Компьютеры слабоваты. А люди удручающе субъективны и ограничены.
А скажи человеку с наскока: "А ты знаешь ,что ты - продукт речи,а не речь - продукт тебя?" - и для него это будет либо бредом, либо плохо доказанными околофилософскими паранаучными домыслами мыслеблудного характера.

И во втором случае он даже не будет неправ на данный исторический момент.
"Доказать" Фройда можно будет эдак в 26 веке.
Когда эрогенные зоны детей и их миграцию не будут рассматривать в культуре как нечто несуществующее и в то же время табированное.

Как Фауст отреагировал - "Но так высоко я не ставлю Слова...В начале было Дело - вот в чём Суть"

Со всеми вытекающими из этого "проседаниями" и компенсациями людей.

Про компенсации. Кусок личной эзотерической истории.

Тусуясь два года с каббалистами линии Михаэля Лайтмана, когда была мелким шизотериком, я как-то услышала притчу от Рава Лайтмана в изложении нашего преподавателя с наглядным примером того, почему Творец "Не исполнит все желания людей сразу и зачем это нужно".

Он привел в качестве примера двух детей:

Один просит варенья и мать сразу же дает ему варенье.
В другом случае, мать строго-настрого запрещает варенье и прячет его высоко-высоко на полку.


Преподаватель задал вопрос: как думаете, кто из этих детей будет умнее?
Счастливый, которому сразу дали то, о чем он просил или "несчастный", которому пришлось столкнуться с препятствием в непосредственном получении желаемого?

Неизвестно.

Но то, что включить мозг, чтобы расширить область своего интереса к варенью на вопросы "А где достать стул?" - придётся именно второму, достаточно очевидно.


Люди редко становятся умными от "хорошей лёгкой жизни".
Человек - это сумма того,что с ним было сделано и того,что он сделал сам.
Может, в этом где-то и лежит феномен того,как много в России хороших мозгов...
И как много в США среди ученых потомков русских.
И почему евреи, которых п..здели все семитофобы на протяжении всей истории, продолжали упорно держаться причудливых традиций.
И в итоге длительного полового и социального отбора по особому алгоритму с довольно экзотически заданными условиями поведения получили совершенно уникальный мозг.
Генетику ашкназим давно и серьёзно изучают и много чего находят.

Впрочем, я тут скорее капитаню очевидное, чем открываю новое. Это опять же, опорная точка для внимания.

Про сенсорику и логику шизоидов(и их "пседоасоциальность") и распределение зоны внимания/комфорта, кажется, хорошо и внятно сказал только эпилептоид Пономаренко.
Никто не знает тебя так хорошо и с такой резкой отчетливостью, любовью-ненавистью, как твой "антипод по сенсорному процессингу":)))




Эпилептоидов раздражает шизоидная "плывущая логика" в невероятной степени. Им обычно, "по дефолту" кажется, что шизоид пытается их наебать - что вполне естествнно предоположить. Шизоиды не хитрят, но "мутят воду".
Делают же они это не затем,чтобы что-то стратегически скрыть, а чтобы тактически выявить неочевидное - но это обычно не "прокатывает".
Притом чем искреннее шизоид с людьми, тем хуже обстоит с доверием и взаимопониманием.
Сенсорная обработка значимых и незначимых импульсов начинается на бессознательном уровне. Задолго ,до того, как "цивилизованное" сознание логически примет решение о том,что считать важным и и что - неважным.

Пономаренко иллюстрирует примерами из жизни:

"Чтобы представить себе, как (и, главное, почему именно так!) передвигается шизоид, обратимся к примеру, найденному автором в статье о знаменитом физике, нобелевском лауреате Льве Ландау.

Ландау возвращался в Москву из-за границы после полуторалетнего отсутствия. В поезде он решил написать письмо, открыл чернильницу и... потерял от нее крышечку.

Почему-то Ландау не решился расстаться с чернильницей и поместил ее, открытую, в карман пиджака. Выйдя из поезда, он старался двигаться так, чтобы чернильница в кармане его дорогого заграничного пиджака не пролилась.
Ничего себе — картинка!
Родители будущего светила мировой науки, увидев сына, испытали шок. Они решили, что он, очевидно, болен какой-то тяжелой болезнью...
Обратите внимание, странная пластика Ландау в этом эпизоде во многом объяснялась тем, что в своем поведении он сделал акцент на объективно второстепенном жизненном обстоятельстве, на далеко не главной цели — на сохранении чернил в чернильнице.
Значительно более важные (по крайней мере, с ортодоксальной точки зрения) цели — встреча с родителями после долгой разлуки (произвести на них хорошее впечатление), сохранение пиджака (при тогдашнем товарном дефиците — вещь существенная), наконец, удобство передвижения по перрону — были им проигнорированы.
Очень показательный пример.
(...)
Представьте себе, что вы проголодались и зашли в ближайшую закусочную (в ту, где нет официантов и посетители сами себя обслуживают). В руках у вас громоздкий портфель, а вы вознамерились не отказать себе в удовольствии как следует пообедать. По счастливому стечению обстоятельств, за одним из столиков сидят ваши друзья. Какие действия вы совершите и в какой последовательности?

Те из вас, в ком преобладает ортодоксальное мышление и усвоенные с его помощью стереотипы поведения, вначале подойдут к друзьям и поздороваются: «Рад видеть вас. Как поживаете?» Затем попросят приглядеть за портфелем и отправятся к стойке делать заказ. После получения заказа вернутся к друзьям и с удовольствием попируют в честной компании. Не так ли?

Добрый знакомый автора — шизоид поступил иначе.

В аналогичной ситуации он, не обращая, казалось, внимания на приятелей, подошел к стойке и заказал кучу всякой снеди.
Когда заказ был выставлен перед ним, он, неожиданно для самого себя, столкнулся с проблемой портфеля.
Как перенести все разом на облюбованный столик, когда одна рука занята тяжелой вещью? — Проще простого!
Он зажал портфель между ногами (теперь, о счастье, обе руки свободны!), взял заказ и начал движение.
Идти было неудобно, да и со стороны все это выглядело, мягко говоря, необычно, но это его не смутило.

На его лице заиграла несколько странноватая, однако, вполне дружелюбная улыбка. Теперь стало ясно, что своих друзей он заметил сразу, как только вошел, но почему-то принял решение несколько повременить с общением."


Мелкая моторика такая мелкая




В эволюционной биологии есть понятие дизруптивного отбора. В 7 классе мы все его проходили и помним, что дизруптивный отбор, в отличие от стабилизирующего, осуществляется таким образом, что в популяции закрепляюттся крайние морфологические формы.



Классический пример, про который преподаватели обычно прожeжживают все уши школоте ad nauseam, является абстрактно-вакуумный пример с сильным ветром и птицами: при интенсивном воздушном потоке выживают или птицы с очень сильными и гибкими крыльями, позволяющими маневрировать и точно регулировать воздушный оток, или такие, которым вообще крылья не нужны, которые "рождены ползать". "Порхалкам средней руки" приходится хуже - неудобнее и тех,кто "нелетун" и тех,кто "мастер воздушных бочек".

Те, кому не повезло оказаться "посредственностью", при таком положении дел страдают сильнее всего и вымирают постепенно, оставляя все меньше и меньше похожего на самих себя потомства - из их детей выживают успешнее всего только такие, кто на родителей похож не как можно больше, а как можно меньше в любую сторону от статистической середины.

Я это к чему. Нечто похожее в плане "норморасшатывания" происходит в рамках ориентировочного рефлекса у шизоидов.

В капиталистическом конкурентном обществе, при явлении "перенасыщенности рынка"(в прямом и в метафорическом смыслах - "востребованность" в социуме тесно зависит от характера связи с реалиями и опытом), ключевой способностью для выживания является специализация.

Ключевым способом шизоида уйти от опасности, подстраховаться от ошибок, является избыточность и "дизрупция" логического процесса.

При этом решаются две задачи выживания в информационно-смысловом пространстве:
1)Страховка. Если используешь для описания одного и того же состояния в разных контекстах разные выражения, то в случае ,если контекст будет забыт, его можно будет восстановить именно за счет специфичности слова - легче восстановить выпавшие звенья.
Хотя эта "избыточная витиеватость" всех бесит, она спасает шизоида и позволяет ему "не потерять себя в области своего познания". Она ориентировочно-страховочна.

Представьте себе племя туземцев, которые зайцев и кроликов называют одинаково, хотя знают, что это два разных животных, живущих в двух разных местах.Это настолько очевидно,что об этом никто не говорит.
Кролики "алагама" живут при этом в северной части острова, а зайцы -алагама - в южной.
Одного из великих людей племени зовут "Тот,кто живет там, где пасутся алагама",при этом все знают, что имеется ввиду.
Но вы об этом по сохранившемся записям не догадаетесь никогда.
Вы потратите кучу времени, ища этого человека, если Вам никто не решит в этом помочь.


В большинстве естественных языков слова -омофоны находятся друг от друга "в разных мирах".
Коса,которой косят, коса,которая у берега и коса,которая на затылке - различаются только по контексту. "Я знаю, где коса" - фраза, которую можно понять как угодно, и это очень плохо.
По ней невозможно точно восстановить ситуацию, в которой предмет был потерян.

Теперь можно вспомнить стихи Велимира Хлебникова, обращая внимание на его склонность к неологизмам как на защитный механизм.
Он был не просто шизоид, а шизоид, скатившийся в шизофрению.
Мы обязаны ему русифицированным "лётчик" как "альтернативно-дизруптивным" синонимом к слову "авиатор".

2)Уход от среднего, уход от прямого конфликта, защита от скученности.
Позволяет шизоидам реже сталкиваться с эпилептоидами,"заточенными" более узко и более нетерпимыми к инакомыслию/свободомыслию вплоть до насилия физического.

На взгляд стороннего человека, "изобретение велосипедов" только мешает - однако шизоидов именно "изобретение велосипедов" спасает от того,чтобы сразу не быть зохаваными.
Это позволяет накопить жизненные ресурсы, деньги, имущество, создать медленные,но устойчивые связи высокого качества, прочные "на разрыв" в социуме.

Как-то так.
Но у психоаналитиков защитные механизмы,конечно, огромная и сложная тема и это просто её маленький кусочек.

Я это всё написанное, наверное, к планирующемуся посту о толерантности, этике, разуме, здоровье, религиозных практиках и психотерапии подвожу.
И о том, почему некоторым плохо от того, от чего другим может быть только хорошо.
skysight: (Default)
Рубрика "ЙАЩИТАЮ, или блудные мысли Шарикова".

Йащитаю, фентези, фантастику, исторические романы и иную художественно-развлекательную литературу, написанную профессиональными биологами, химиками, физиками, программистами, математиками, лингвистами, культурологами, социологами и психологами - надо выделять в отдельный жанр и помещать в магазинах на отдельные полки.

Так оно как-то правильней:)
Этим можно осчастливить довольно внушительный контингент людей, йащитаю.

ПС(дополнение, чтоб не было недопонимания):
Я это в том смысле, что людям вроде меня будет сразу понятно, какие книги хапать в первую очередь:)Т.е - в позитивном , одобряющем смысле.

Если даже ученый пишет мистику,она все равно более интересна и с лучшим "обоснуем". У Громыко,например, интересно прописана магия. У четы Дяченко фентези-сказки очень мощные, с сильной душевной нагрузкой, очень "прочувствованные". Психологи не всегда талантливы,но когда автор талант и к тому же - актер или психолог - это влияет.

А исторические романы,написанные историками?
Я,впрочем, не фанат исторических романов, но вот в "Эсквайре" как-то писали, про то, как попросили историков написать сценарии для фильмов. На основе реальных или возможных событий. И вот что они предложили:

Александр Каменский

Доктор исторических наук, декан исторического факультета НИУ «Высшая школа экономики»

Источник: следственное дело военно-полевого суда 5-й армии.

Россия, август 1914 года, начало Первой мировой войны. Расквартированный на Дальнем Востоке полк получает приказ о переброске на Западный фронт. Одновременно с этим в расположение полка является Николай Николаевич Бобров, мещанин. Он просит, чтобы его записали в полк вольноопределяющимся, и его просьба удовлетворена. Во время продвижения полка Бобров помогает командирам в погрузке орудий и личного состава, чем завоевывает всеобщее расположение.

По прибытии на Западный фронт Бобров принимает участие во всех боях, в которых задействован полк. В одном из них он получает ранение, но продолжает сражаться; в другом — заменяет погибшего командира. Бобров последовательно награжден тремя солдатскими Георгиевскими крестами и вскоре произведен в офицеры.


В начале 1917 года Бобров является к своему ротному командиру и признается, что он не тот человек, за кого себя выдает. На самом деле он — числящийся в безвестной отлучке командир отдельного Сибирского артиллерийского дивизиона полковник Николай Николаевич Бобров, кавалер орденов Святого Станислава III степени, Святой Анны II степени и Святого Владимира с мечами и бантами.

Выясняется, что Бобров был героем русско-японской войны 1904-1905 годов и совершил множество подвигов, за которые был удостоен перечисленных наград. По окончании войны Бобров был назначен командиром отдельного артиллерийского дивизиона, но много и рискованно играл в карты и в один день проиграл всю полковую кассу. Опасаясь ареста, полковник бежал вместе с семьей в Канаду, где стал преуспевающим фермером, глубоко интегрированным в канадскую жизнь. Когда началась Первая мировая, он не смог усидеть на месте и тайно вернулся в Россию, чтобы воевать за царя и отечество. Понимая, что ему следует быть осторожным, Бобров скрыл свою истинную биографию, но накануне революции решил признаться командиру.

Все показания Боброва, а также фотографию и рекомендательное письмо, написанное православным священником из Канады, ротный командир прикладывает к рапорту. Судя по всему, он сочувствует Боброву, однако того ждет военно-полевой суд. Впрочем, дальнейшая судьба Боброва и его командира неизвестна: на дворе февраль 1917 года, канун революции.

Елена Смилянская

Доктор исторических наук, профессор НИУ «Высшая школа экономики»

Источник: фонд Московской синодальной конторы, Российский государственный архив древних актов.

Зима 1747 года. На Тверской заставе останавливают монастырский обоз, следующий из Москвы в Санкт-Петербург. В крытых санях вместе с почтенным игуменом Феофилом едет его племянник, однако в ходе проверки выясняется, что на самом деле это беглая 19-летняя крепостная Анна Кулева, переодетая в мужской костюм.

Синодальное расследование устанавливает, что несколько лет назад Кулева жила в Москве при помещице-монахине. Однажды, гуляя со своей подругой Дарьей Борисовой, она познакомилась с настоятелем Крестовоздвиженского монастыря Феофилом и иеромонахом Заиконоспасского монастыря Лаврентием. Монахи спросили, не могут ли девушки за вознаграждение подшить их одежду, и те согласились.

Через некоторое время с починенной одеждой они пришли в Заиконоспасский монастырь, расположенный вблизи Кремля. Дарья должна была отнести вещи Лаврентию, но тот, встретив девушку, набросился на нее с поцелуями. Анна тем временем отправилась к Феофилу, который пригласил ее в келью и запер дверь. Без лишних вопросов она легла в игуменскую постель, и он «с нею лег же, и паки целовал же, и учинил над нею без принуждения, будучи малошумен, блудное грехопадение».

Между монахами и девушками завязались отношения, длившиеся в тайне от всех несколько лет: они встречались в кельях, ездили отдыхать в монастырскую деревню Коровий Врак и вместе ходили в баню. Феофил не раз пытался отправить Анну подальше от монастыря, но не выдерживал разлуки и сам приезжал к ней. Однажды, узнав, что Феофил едет в Петербург, Анна попросила взять ее с собой, что и привело к роковой развязке, после которой были схвачены все участники этой истории.

Впоследствии, находясь под стражей, Феофил просит караульного солдата отправиться в Новодевичий монастырь, где томится Анна. С солдатом он передает ей свой кипарисовый крест, а также «печеной хлеб, яиц двадцать куриных да полгоршечка масла коровья». Анна принимает дары, однако, обольстив своего караульного, бежит вместе с ним в неизвестном направлении. Вскоре из-под караула убегает и Дарья, а Лаврентий отрекается от всего, и в итоге его признают невиновным. Феофила высылают в Соловецкую обитель, где через десять лет он принимает схиму под именем инока Феодора. Несмотря на усиленные поиски, ни Анну, ни Дарью поймать так и не удается.

Олег Иванов и Алексей Лобин

Олег Иванов — автор книги «Замоскво-речье. Страницы истории». Алексей Лобин — кандидат исторических наук, руководитель группы научно-методических разработок ФГУ «Государст-венный комплекс «Дворец конгрессов»

Источники: Киевская старина. 1883 г. Июнь. С. 224-228; Чтения в Обществе истории и древностей Российских. 1894. Кн. 2. С. 20-28; Мемуары, относящиеся к истории Южной Руси. Вып. 2 (первая половина XVII ст.). С. 389-405; Челобитная калужского стрельца Ивана Семеновича Мошкина Царю Государю и Великому Князю Михаилу Федоровичу всея России.

1636 год. После разгрома крымскими татарами русского сторожевого поста на реке Усерд калужский стрелец Иван Семенович Мошкин попадает в плен. В Крыму Мошкина продают на невольничьем рынке и вместе с другими русскими отправляют в Константинополь, где он оказывается одним из 280 гребцов галеры Анти-паши Мариоля.

На галере Мошкин знакомится с москвичом Якимом Быковым, который томится в плену уже 20 лет. Быков рассказывает, как трижды пытался бежать, и как каждый раз его ловили и пытали.

Мошкин все время подговаривает невольников устроить побег. В 1641 году, во время осады Азова, заговорщикам удается похитить и спрятать в сухарях 40 фунтов пороха. Осенью турецкий флот, понесший большие потери, снимает осаду и возвращается в Константинополь, а Анти-паша, испугавшись гнева султана, бежит из города на галере, на которой находятся Мошкин и Быков.

Ночью Мошкин, прикованный к скамье цепью, пытается поджечь порох — но безуспешно. Это замечает молодой человек по имени Сильвестр из Ливорно. Приняв ислам, Сильвестр заслужил доверие Анти-паши, и потому его не заковывают в кандалы, однако втайне он остается христианином. Сочувствуя бунтовщикам, Сильвестр приносит Ивану угли, завернутые в тряпку. Звучит взрыв. Многие турки погибают, а выжившие бросаются на заговорщиков, которые бьются заготовленным заранее оружием. Сам Мошкин зарубает саблей Анти-пашу, и в результате восставшие одерживают победу.

Пленив выживших турок и захватив богатую добычу, бунтовщики отправляются на Сицилию — в Мессину, находящуюся под властью испанцев. Там беглецов зовут на службу, но они отказываются, говоря, что не желают покинуть православную веру. Семерых человек за несговорчивость сажают в тюрьму, а у остальных отнимают добычу, но отпускают на свободу.

Из Мессины беглецы добираются до Рима, где их принимает папа. Затем — через Венецию, Австрию, Венгрию и Речь Посполитую — они отправляются домой. По пути их часто зовут на службу, обещая большие деньги, и результате до Москвы добирается около двух десятков человек, в том числе Мошкин и Быков.

В столице Мошкин обращается к государю Михаилу Федоровичу с челобитной. Он рассказывает обо всех своих злоключениях и просит дать беглецам жалованье. Яким Быков тоже пишет челобитную, но ему не нужно жалованье. Быков хочет уйти в Новоспасский монастырь и просит государя разрешить постриг без положенного взноса.

В ответ государь велит единоразово выдать всем денег на пропитание и отправить их на время в ведение церкви — для исправления, необходимого, поскольку они принимали причастие у папы римского. Быкова царь велит постричь без вклада.

Дан Хили

Профессор университета Рединга (Великобритания)

Источник: А.О. Эдельштейг. К клинике трансвестизма / Преступник и преступность. М., 1927. Сб. II.

1915 год. Семнадцатилетняя Евгения, одетая в мужской костюм, приходит в монастырь, где живет ее тетка. Мать и отец Евгении погибли, и тетка соглашается приютить девушку, но просит, чтобы та надела женское платье. Евгения отказывается наотрез: она носит мужскую одежду с детства.

Живя при монастыре, Евгения ходит в мужском костюме, курит трубку и вступает в гомосексуальные связи. В 1918 году она поступает на службу в ЧК. Пользуясь хаосом, она переправляет свои документы, превращается в Евгения Федоровича и отправляется на Южный фронт, где принимает участие в боях против белых. Там Евгения получает контузию, и ее эвакуируют в провинциальный город, где она становится политруком в ГПУ, по-прежнему выдавая себя за мужчину.

В 1922 году Евгения знакомится с девушкой, работающей на почте, и практически сразу они расписываются. Через какое-то время после свадьбы Евгении приходится открыться, однако женщины продолжают жить семьей.

Тем временем расползаются слухи о том, что Евгения на самом деле не мужчина, и против нее возбуждают дело, обвиняя в «преступлении против природы». Но обе женщины настаивают на том, что вступили в брак по своей воле, и Наркомат юстиции признает его законным «как заключенный по обоюдному согласию».

Евгения часто ездит в командировки, и во время одного из таких отъездов ее жена беременеет от сослуживца. Евгения признает ребенка своим. В 1924 году подразделение, в котором служит Евгения, переводят в Москву, но ее жена и ребенок в столицу перебраться не могут.

В Москве Евгению довольно быстро увольняют из органов, и она оказывается без средств к существованию. Женщина идет на мошенничество: выдавая себя за сотрудника месткома, она предлагает людям помощь в решении их проблем. Также она выдает себя за агента угрозыска, члена президиума Моссовета и просто занимается вымогательством. Вскоре она заводит любовницу, много пьет, устраивает скандалы, и в 1926 году ее арестовывают.

Оказавшись под стражей, Евгения заявляет, что у нее туберкулез, пишет жалобы и объявляет голодовку, потому что ее заставляют носить женскую одежду. Ее выпускают на свободу, но вскоре заводят новое дело и приговаривают к месяцу тюремного заключения. В тюрьме Евгения снова попадает в больницу, где пишет врачу письмо, которое называет «История моих болезней (краткая исповедь человека среднего пола, мужского психогермафродита»). У нее начинается тайный роман с надзирательницей, но их связь раскрывают, и надзирательницу выгоняют со службы. Выйдя из тюрьмы, Евгения рвет с предыдущей любовницей и около 1927 года переезжает к надзирательнице, но у обеих женщин нет средств к существованию. Дальнейшая их судьба неизвестна.

Игорь Курукин

Доктор исторических наук, профессор кафедры истории России Средневековья и Раннего Нового времени факультета архивного дела Историко-архивного института РГГУ

Источники: Полное собрание постановлений и распоряжений по ведомству православного исповедания Российской империи. Т. 5-10. СПб., 1881-1906; Сборник Императорского Русского исторического общества. Т. 84. СПб., 1893; Российский государственный архив древних актов. Фонд Соловецкого монастыря.

Санкт-Петербург, декабрь 1726 года. Синод рассматривает дело Максима Пархомова, секретаря из провинциального Севска. Не так давно Пархомов женился вторым браком на Дарье Колтовской, вдове воеводы города Карачева. В свое время первая жена Пархомова ушла в монастырь, но сейчас она заявляет перед судом, что муж насильно сдал ее туда, чтобы добиться развода. Имеются множественные свидетельства того, что бывшая жена Пархомова была ему неверна и в монастырь ушла добровольно, но Синод признает брак Пархомова и Колтовской незаконным и предписывает его расторгнуть.

Однако Пархомов продолжает незаконно жить с Колтовской, требуя пересмотра дела. Он настолько активен, что в 1727 году его дело попадает к Екатерине I, которая распоряжается все «перерешить». Через несколько месяцев Екатерина I умирает, и Синод оставляет приговор в силе, а дело передают Юстиц-коллегии, что грозит не только отлучением от церкви, но и арестом. Спустя два года Синод отлучает возлюбленных от церкви, но они продолжают жить вместе, а Пархомов пишет прошения во все инстанции.

Наконец, вместе с Дарьей ему удается пробиться к императрице Анне Иоанновне. Они бросаются ей в ноги, и та, растроганная историей любви, отдает распоряжение: «Под караул не брать». Восемь лет Пархомов и Колтовская тихо живут в непризнанном браке, в котором рождаются двое детей. Однако после смерти Анны Иоанновны Синод опять начинает преследования пары.

Тем временем правительницей становится Анна Леопольдовна, и Пархомов обращается к ней. В 1741 году он сам является в Синод, но его арестовывают. Архиереи объявляют, что Пархомов и Колтовская «бессовестно и каменносердечно аки свинии в блате чрез многие годы валялись в прелюбодействе» и принимают решение «разослать их каждого в монастыри». Пархомова отправляют на Соловки, Дарью — в суздальский Покровский монастырь, а их детей объявляют «прелюбодейчищами». Вскоре в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга читается торжественное объявление о полной победе Святейшего Синода над «беззаконной» парой.
skysight: (Default)
Система, философская система, кроме ошибок мышления, несет в себе ошибки системы.

В какую форму ни укладывай свои мысли, для того, кто действительно поймет их, мысли эти будут выражением только нового миросозерцания философа.

Для того, чтобы сказать понятно то, что имеешь сказать, говори искренно, а чтобы говорить искренно, говори так, как мысль приходила тебе.

Даже у больших мыслителей, оставивших системы, читатель, для того чтобы ассимилировать себе существенное писателя, с трудом разрывает систему и разорванные куски, относя их к человеку, берет себе.

Таков Платон, Декарт, Спиноза, Кант. Шопенгауэр говорит, что его система есть круг (он говорит свод), чтобы понять который надо пройти его несколько раз.

У слабых мыслителей, Гегель, Cousin, разорвав систему, приходишь в непосредственное сношение с пустым человеком, от которого нечего взять.

Толпа же любит систему. Толпа хочет поймать всю истину, и так как не может понять ее, то охотно верит.

Гете говорит: истина противна, заблуждение привлекательно, потому что истина представляет нас самим себе ограниченными, а заблуждение всемогущими*. Кроме того, истина противна, потому что она отрывочна, непонятна, а заблуждение — связно и последовательно.


(с. Л.Н. Толстой. Из "Дневников")
skysight: (Default)
Общение - есть необходимое усреднение двух неизбежных субъективностей, на основании новых данных.
skysight: (Default)

...Никогда подростку в мировой истории не жилось так вольготно, как сейчас в «цивилизованных странах». Ты никому не должен, все вертится вокруг тебя. Все к твоим услугам.

Стандарты культуры подогнаны под тинейджера. Не тинейджеры их подогнали, и не мировое правительство.
Как-то оно само, помаленьку… но факт.

Если 30 лет назад по ТВ взрослые люди обращались к взрослым людям, то сейчас молодежь колбасит и зажигает на молодежь. Или, точнее, так: взрослые люди, ведущие себя как 15-летние — для зрителей, которые смотрят как 15-летние.
А может быть, это хреново — для настоящих 15-летних. Они же никогда не вырастут. А зачем? Чего ради? Просто со временем состарятся и умрут.

(с.Силаевское)

Работая в "Буквоеде", я как-то Высокому Начальству задала полуфилосоский вопрос - "А почему есть литература "длая малышей", есть детская, есть подростковая, есть молодежная, есть young adult, но градации после 30 лет заканчиваются?

Ведь сомнительно же,что сорокалетний человек имеет тот же объём жЫзненного опыта, что и тридцатилетний?
А почему нет литературы для "поживших", эдак 70+?

Мне тогда ответили, что , ясен пень, разница в развитии между 5-летним и десятилетним огромна, а вот после 30 лет никакой разницы между тридцатилетним и сорокапятилетним в сознании нет,а если и есть, то не в пользу естественного развития, а в пользу молодости. Значит, и расчёт возраста "взрослый" должен относиться только к порогу "30 лет и старше". А 90-летним жертвам Альцгеймера, "впавшим в детство", подойдет как раз детская литература...

Ответ вполне приемлемый(и даже чуток капитанский), но не исчерпывающий темы. Мне всё же казалось, что, хотя в общем случае эту закономерность можно проследить, но для отдельной части развивающихся людей разница в знаниях, навыках и опыте должна с возрастом продолжать накапливаться, а не сглаживаться.

Похожую мыслю(хотя тоже далеко не в утвердительно-подтвердительном смысле) встретила потом в дневниковых записях Льва Николаевича Толстого:

"С утра пришел Михаил Иславин, потом Соковнин и Тим. Тим просил писать текст в листке. Я очень рад. Обедал у Некрасова. Фет - душка и славный талант. Мне было весело. Вечер пробыл у Толстых, читал "Гусаров". Там есть Мальцева, милая и почему-то ужасно смешная женщина - наивность какая-то 35-летняя, непритворная, и старушечьи морщинки и пукли.

"Между старыми и молодыми, если оба нормальны, происходит странное недоразумение. Человек 20 лет, обращаясь к 5-летнему, знает разницу понимания и сообразно с этим и обращается с ребенком. Но человек 50 лет не так уже обращается с 35-летним и даже с 20-летним. А разница та же. Та же даже и между 80-летним и 65-летним. От этого-то надо уважать старость и старикам уважать самих себя и не становиться на одну ногу с молодыми - спорить. Недоразумению этому помогает еще и то, что все человечество идет вперед, и молодой человек, усвоив то, что свойственно его времени, думает, что он сам впереди старика и что ему нечему учиться у него.

Отношение к Толстому у меня сложное, но конкретно эта ветвь его рассуждений мне кажется интересной.

Либо верно то,что всякое развитие после 35 лет заканчивается в природном порядке всегда, либо какие-то системы могут быть заметно "допилены" и после этого "предела".

Биологически люди 98% свеого времени существования не жили дольше этого возраста.
Зубная система Гомо Сапиенс рассчитана на 30 лет.

Только в неолите культура взаимопомощи потихоньку расползлась и мы начали жить до 60-80 лет, периодически,отдельными всполохами "дотягиваясь" до преджельного порога в 120 лет. Достоверных, задокументированных случаев доживания людей до порога в 130 и более лет - пока нет.

Тем не менее, трудно выкинуть не укладывающиеся в общую картину примеры людей,которые с возрастом становятся не только более энергичными и волевыми(хотя и менее выносливыми в чисто силовом смысле), но и гораздо более интересными и обаятельными в интеллектуальном плане.

Исключения подтверждают силу правила, но ведь они тоже на чём-то основаны.
Это стоит изучить.

Надо будет поискать хорошую геронтологическую литературу и вообще про возрастные изменения мозга, про влияние трёх факторов - нейрогенетических, средовых и нейропластичности самого межушного нервного ганглия...
skysight: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] bodhi_name в Боевые акулы Путина и немецкие тигры
Вот интересно, что такая юмористическая передача появилась именно в Германии. Почему именно там? Может быть, немцы давно и с удовольствием ждали повода, чтобы поиздеваться над голландцами, и сейчас, наконец, решили поглумиться над десятками мертвых соседей?

Я думаю, что это стало возможным именно в Германии, потому что немцы попросту устали от когнитивного диссонанса, разъедающего ум и совесть уже целых поколений.
Read more... )

Profile

skysight: (Default)
skysight

April 2017

S M T W T F S
       1
2 3 456 7 8
9 10 111213 1415
16 17 1819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 21st, 2017 06:29 am
Powered by Dreamwidth Studios